Вторник, Окт 19, 2021
Велика Епоха
Ukrainian Edition

Талибан: литий — Южной Корее, медь — Китаю. Китай обиделся

Воскресенье, 26 сентября 2021 года

Афганские шахтеры работают в угольной шахте в 100 км к востоку от западного города Герат в Афганистане, 26 июня 2010 года. (Majid Saeedi/Getty Images)

Недавно установившийся режим талибов в Афганистане обращался к Китаю за крупной экономической поддержкой, но приглашение талибов в Южную Корею для добычи лития вызвало недовольство Коммунистической партии Китая (КПК). Чтобы Пекин остался доволен, талибы предложили ему права на добычу меди.

Пережив 20 лет войны, Афганистан является одной из беднейших стран мира. По данным Всемирного банка, валовой внутренний продукт (ВВП) Афганистана в 2020 году составил $19,8 млрд (по сравнению с $20,93 трлн. в США), а ВВП на душу населения — всего $508,8 (по сравнению с $63 543,6 в США). Бывший президент Афганистана Ашраф Гани в прошлом году заявил, что 90 процентов населения Афганистана живет менее чем на 2 доллара в день.

7 сентября талибы сформировали новое правительство и срочно приступили к восстановлению Афганистана. По данным NetEase News, китайского государственного СМИ, талибы неоднократно восхваляли КПК и называли её «великим соседом», требуя от КПК немедленных инвестиций, которые помогли бы восстановить Афганистан.

Согласно Ежегоднику полезных ископаемых Афганистана за 2017-2018 годы (pdf), выпущенному Геологической службой США (U.S. Geological Survey) и Министерством внутренних дел США (U.S. Department of the Interior), Афганистан располагает богатыми месторождениями бокситов, меди, железа, лития и редкоземельных металлов. Однако в докладе говорится, что большая часть этих минеральных ресурсов не разрабатывается из-за ухудшения обстановки в плане безопасности, политической нестабильности и отсутствия инфраструктуры в Афганистане.

В 2010 году американские военные чиновники и геологи подсчитали, что Афганистан располагает запасами полезных ископаемых на сумму 1 трлн долларов. Согласно исследованиям, проведенным Министерством горнорудной и нефтяной промышленности Афганистана в 2017 году, стоимость минеральных ресурсов страны может достигать 3 триллионов долларов, что более чем достаточно для компенсации затрат на войну.

В интервью новостному агентству Yonhap 23 августа талибы заявили, что их недавно созданное правительство стремится к развитию прочных связей с Южной Кореей и создания возможностей для экономического обмена. Они заявили, что Афганистан обладает минеральными ресурсами, такими как литий, а поскольку Южная Корея занимает лидирующие позиции в производстве электроники, они считают, что обе стороны могут извлечь взаимную выгоду.

Это заявление Талибана вызвало недовольство КПК. NetEase News назвал заявление талибов «актом недобросовестности», предположив, что они «внешне проявляют добрую волю к Китаю, но втайне передают свои месторождения полезных ископаемых Южной Корее».

Литий является основным элементом литий-ионных батарей, важнейшего компонента смартфонов, ноутбуков и электромобилей. По данным Международного энергетического агентства (International Energy Agency (IEA), в связи с глобальным переходом на экологически чистую энергию к 2040 году спрос на литий в соответствии со сценарием устойчивого развития вырастет на 40 процентов.

13 сентября Гао Фэнъи, политический комментатор, живущий в Японии, сказал в интервью The Epoch Times, что, по его мнению, КПК стремится захватить все полезные ископаемые в Афганистане. Однако после того, как талибы пригласили Южную Корею разрабатывать месторождения лития, китайские государственные СМИ немедленно назвали это «вероломным» шагом, указывая на то, что между КПК и движением Талибан, возможно, уже существует соглашение.

Гао предположил, что режим Талибана хочет добиться мирового признания, и развитие отношений с Южной Кореей, союзником США, может быть полезным. С другой стороны, он не хочет быть враждебным по отношению к США и надеется на развитие своей экономики через сотрудничество с Южной Кореей.

Талибан передает права на добычу меди КПК

8 сентября китайская государственная газета Global Times сообщила, что талибы готовятся передать КПК свои права на добычу меди. Медь является необходимым элементом для электропроводки, электронных устройств, двигателей и многих других товаров, производимых в Китае. Представитель Талибана Забиулла Муджахид заявил на пресс-конференции 6 сентября, что КПК является его «самым важным партнером», подтвердив свою поддержку инициативы КПК «Один пояс и один путь». Он также надеется, что Пекин поможет восстановить разрушенную войной страну в обмен на разрешение КПК разрабатывать медные месторождения.

NetEase News назвав талибов «вероломными» за стремление сотрудничать с Южной Кореей, затем внезапно изменило свой тон. 12 сентября оно похвалило талибов за «доставку огромного подарка КПК в знак доброй воли» и сказал, что они «решили срочную потребность Китая [в минералах]».

Ранее КПК уже вела горнодобывающую деятельность в Афганистане. В мае 2008 года China Metallurgical Group, китайское государственное предприятие, купило за $2,898 млрд аренду на разведку массивного месторождения медного рудника Мес Айнак недалеко от Кабула. Однако реализация проекта застопорилась более чем на десять лет из-за проблем с безопасностью в регионе.

Медный рудник Мес Айнак расположен в центрально-восточной части Афганистана. По данным китайского государственного СМИ Sina News, объем руды на руднике составляет 705 миллионов тонн, среднее содержание меди – 1,56 процента, а содержание металлической меди –11 миллионов тонн. Это сверхкрупное месторождение меди.

Анализ: Криминальные режимы, используют друг друга

В интервью Epoch Times 13 сентября Ян Си, политический комментатор с докторской степенью Китайской академии наук и Токийского университета, сказал, что проблема Талибана в том, что он хочет избавиться от имиджа террориста. Они знают, что страна не может постоянно убивать своих мирных жителей, и им нужно международное признание.

Когда речь заходит об отношениях между Талибаном и КПК, Янг считает, что они оба являются «преступными режимами», использующими друг друга. По его словам, талибы прекрасно знали, что КПК поддерживала их исключительно из-за обширных минеральных ресурсов.

«Банды не доверяют друг другу, они всегда начеку. Талибан боится агрессии КПК на свои территории и ресурсы, поэтому он держит руку на пульсе, пытаясь балансировать. В то же время КПК опасается, что талибы могут предать её, поддерживая синьцзянских уйгуров. Талибан и КПК различаются по своим религиозным убеждениям. Будучи соседними странами, они имеют как конфликты, так и интересы» – сказал Ян.

Янг предположил, что Талибан надеется на немедленную поддержку со стороны КПК, но не хочет, чтобы его контролировали. Поэтому, с одной стороны, он передает Китаю права на добычу меди, а с другой – стремится к сотрудничеству с Южной Кореей, используя ее отлаженные технологии.

Источник: The Epoch Times

Comments   

загрузка...