Пятница, Дек 3, 2021
Велика Епоха
Ukrainian Edition

Что на самом деле произошло в Ухане: тайные уловки, заговоры и секретные исследования. Журналистское расследование

Вторник, 19 октября 2021 года

Пассажиры в масках в Шанхайском международном аэропорту Пудун, 19 марта 2020 г. (Hector Retamal/AFP via Getty Images)

Удостоенная наград австралийская журналист-расследователь Шарри Марксон (Sharri Markson) заявила об имеющихся у неё убедительных доказательствах того, что вирус, вызвавший пандемию COVID-19, возник в китайской лаборатории вооружённых сил коммунистического режима.

Выводы Марксон изложила в своей новой книге «Что на самом деле произошло в Ухане». Данные свидетельствуют о том, что Пекин знал о вирусе ещё за несколько месяцев до начала пандемии.

«Из подтверждённой информации ясно видно, что утечка из Института вирусологии Уханя произошла в середине сентября, во всяком случае, тогда стало известно об этом Уханьскому институту вирусологии <...> А далее китайские власти преднамеренно скрыли это», ― сказала она в недавнем интервью телеканалу EpochTV на программе «Мнение американских авторитетных экспертов» (American Thought Leaders).

Китайский режим категорически отрицает утечку вируса КПК* (Коммунистической партии Китая) ― возбудителя COVID-19 из Уханьского института вирусологии (WIV), несмотря на факты, указывающие на это. Институт проводит исследования коронавирусов на летучих мышах более 10 лет. Расположен он в нескольких минутах езды от местного рынка в Ухане провинции Хубэй, где возникли первые случаи заражения.

Более того, в январском информационном бюллетене Государственного департамента США сообщалось о заболевании нескольких исследователей WIV осенью 2019 года. У всех были симптомы, похожие на COVID-19.

По словам Марксон, в своей книге она представила больше доказательств причастности WIV, включая и то, как 12 сентября 2019 года «таинственным образом была удалена» институтская база данных, содержащая 22 000 вирусных последовательностей. Это произошло впервые ― за три месяца до того, как Пекин предупредил о заразности вируса.

В тот же день WIV объявил тендер на повышение уровня безопасности, отметила Марксон. В последующие недели институт потратил много денег: $500 тыс. ― на усиление своей безопасности, в том числе на покупку новых систем видеонаблюдения и наём новых охранников.

Впоследствии WIV ещё купил новую систему вентиляции воздуха, медицинский воздуходеструктор (утилизатор) и аппарат ПЦР (полимеразной цепной реакции) для тестирования на коронавирус.

Согласно недавнему отчёту австралийской компании по кибербезопасности Internet 2.0, выявилось, что в 2019 году Китай закупил для провинции Хубэй значительно больше аппаратов ПЦР по сравнению с предыдущими годами. В 2019 году на оборудование ПЦР было потрачено около 67,4 млн юаней (около $10,5 млн), что на 83% больше, чем в 2018 году.

«По нашим аналитическим оценкам, имеющим высокую степень достоверности, пандемия COVID-19 началась намного раньше, чем Китай проинформировал об этом ВОЗ [Всемирную организацию здравоохранения]», ― говорится в отчёте.

«Помимо этого имеются улики о генерал-майоре Чэнь Вэй. Будучи ведущим армейским чиновником [руководителем программы исследований биологического оружия Народно-Освободительной Армии Китая], она прибыла [в Ухань, когда вспыхнула пандемия COVID-19] и возглавила Уханьский институт вирусологии; указ [китайского лидера] Си Цзиньпина о неразглашении информации; затем он издал новый закон о биологической безопасности. Имеется ещё много других фактов, указывающих на утечку [вируса] из лаборатории», ― сказала Марксон.

Принятие Закона о биобезопасности, предложенного Си, было ускорено: его приняли через восемь месяцев, в октябре 2020 года, а в апреле он вступил в силу.

ФОТО: Лаборант в Уханьской лаборатории P4 провинции Хубэй, Китай, 23 февраля 2017 г. (Johannes Eisele/AFP via Getty Images)

Рассказ о происхождении вируса

Марксон сказала, что в 2020 году людей ввели в глубокое заблуждение относительно происхождения вируса. «Вместо проведения расследования» закрепилась китайская версия о естественном происхождении COVID-19.

«Мы поверили, что существует научный консенсус относительно природности вируса, ― сказала она. ― Lancet написал нам тогда, что это был заговор, склоняющий к версии о том, что COVID-19 имеет лабораторное происхождение. Но, как оказалось, многие учёные, написавшие открытое письмо, имели очень противоречивые мнения».

19 февраля 2020 года, менее чем через месяц после того, как в США был зарегистрирован первый случай заболевания COVID-19 в штате Вашингтон, 27 учёных опубликовали совместное заявление в медицинском журнале The Lancet.

«Мы решительно осуждаем теорию заговора о так называемом лабораторном происхождении COVID-19», ― говорится в письме.

Однако позже выяснилось, что у одного из 27 учёных был конфликт интересов. В июне журнал The Lancet обновил письмо, обвинив Питера Дасзака в том, что он не раскрыл «конфликт интересов» имевшийся у него с рабочей группой учёных, ― правило Международного комитета редакторов медицинских журналов

Организация Дасзака EcoHealth Alliance (Альянс экологического здравоохранения) ― некоммерческий исследовательский фонд в Нью-Йорке, получил миллионы долларов в виде грантов от Национального института аллергии и инфекционных заболеваний (NIAID), часть из которых была отправлена WIV.

До того, как The Lancet выпустил обновлённое письмо, выяснилось, что EcoHealth уже более 15 лет работает с китайскими учёными, и эту некоммерческую организацию финансировал Китай.

По словам Марксон, все научные исследования, которые противоречили китайской версии о происхождении вируса, отвергались. Так, австралийский иммунолог Николай Петровский столкнулся с трудностями при публикации своей работы.

«Когда он тщетно пытался разместить онлайн свою работу, её отклоняли даже серверы препринтов, ― сказала Марксон. ― Хотя задача серверов препринтов как раз и состоит в том, что бы делать доступными миру научные статьи, пока они проходят рецензирование. Но, даже эти сервера не принимали его публикацию».

«В период написания мною книги, научные статьи подвергались невероятной цензуре».

В конце концов, Петровский смог разместить свою работу на сервере препринтов ArXiv. После рецензирования, исследование учёного опубликовал научный журнал Nature journal Scientific Reports.

Исследование Петровского показало с помощью компьютерного моделирования, что белок spike вируса CCP гораздо быстрее связывается с белком ACE2 в клетках человека, чем с тем же белком других исследуемых видов, включая летучих мышей и ящеров.

«Это говорит о том, что вирус напрямую не передаётся человеку от летучих мышей. Следовательно, если у вируса имеется естественный источник, он мог передаться людям только через промежуточные виды, которые ещё предстоит найти», ― сказал Петровский.

Марксон считает, чтобы продвигаться дальше в расследовании происхождения вируса, помимо ВОЗ нужен другой надёжный орган. Она рекомендовала создать либо президентскую комиссию, либо провести двухпартийное расследование в Конгрессе.

«У нас есть очень чёткие направления, даже если Китай откажется сотрудничать, и не будет никаких признаков того, что коммунистический режим вдруг станет прозрачным», ― сказала она.

*Вирус КПК — коронавирус возник в Китае из-за небрежного отношения коммунистической партии (КПК) к ситуации. Замалчивание привело к распространению эпидемии. КПК, не желая отвечать перед мировой общественностью при попустительстве, попыталась переложить ответственность на другие страны: США и Италию.

Источник: The Epoch Times

Comments   

загрузка...