• Боясь террористов, в Китае ограничили продажу спичек и зажигалок

  • Четверг, 12 июня 2014 года
Китайцы в провинции Ляонин должны регистрироваться под своими настоящими именами с июня, если они хотят купить материалы, использующиеся для изготовлния взрывчатки. Такими материалами оказались и бытовые товары, такие как… спички. Фото: secretchina.com

Китайцы в провинции Ляонин должны регистрироваться под своими настоящими именами с июня, если они хотят купить материалы, использующиеся для изготовлния взрывчатки. Такими материалами оказались и бытовые товары, такие как… спички. Фото: secretchina.com

В китайской провинции Ляонин 1 июня стартовала «спецоперация по борьбе с терроризмом», которая сроком на один год ужесточает контроль над продажей и покупкой ингредиентов, используемых во взрывчатке. Но среди попавших под ограничение предметов оказались и товары первой необходимости, такие как спички и зажигалки.

Чиновники общественной безопасности в провинции Ляонин объявили, что полиция будет жёстко контролировать покупку спичек, газовых зажигалок, газа, фейерверков и других взрывоопасных товаров, и что любой, кто покупает такие предметы, обязан будет зарегистрироваться под своим настоящим именем.

После потока жалоб на необходимость регистрации своего имени, чтобы купить спички или зажигалку, полиция вроде бы пошла на уступки. Они сказали, что для таких предметов не будет требоваться удостоверение личности, но ограничения будут всё равно введены. Как именно это будет происходить, они не уточнили.

Многие китайцы, пишущие в Интернете, выразили своё недовольство такой перспективой. «Не успеешь закуришь сигарету, как тебя уже станут подозревать в „терроризме“. [Власти] крайне беспокойны», — пишет пользователь @Beidaijin на Sina Weibo.

Аналогичные правила были введены и в других районах Китая, например, требование предъявлять удостоверение личности при покупке бензина или кухонных ножей. В 2010 году во время Shanghai World Expo и во время других крупных мероприятий было установлено ограничение на продажу кухонных ножей.

Новейшая антитеррористическая кампания была вызвана взрывом бомбы 22 мая в Урумчи, столице северо-западного Синьцзян-Уйгурского автономного региона. В этом происшествии погибли 39 и были ранены более чем 90 мирных жителей, и оно было определено властями как террористический акт.

После этого ЦК Партии развернул общенациональную кампанию по борьбе с терроризмом. Это вызвало арест сотен предполагаемых подозреваемых в терроризме. 23 мая в Синьцзяне были арестованы свыше 200 человек, а в юго-западной китайской провинции Сычуань 23—24 мая были взяты под стражу 1100 подозреваемых, говорится в официальных отчётах.

Под флагом антитеррористической кампании, начиная с 30 мая, власти Пекина дислоцировали 100 тысяч «офицеров-информаторов» и 850 тысяч дружинников для надзора за городом и окрестностями, сообщает государственное СМИ Beijing Youth Daily.

Их задача состоит в том, чтобы немедленно оповещать полицию о любых подозрительных лицах или происшествиях, которые могут вызвать беспорядки. Местное самоуправление Пекина называет эту кампанию «общественной системой сбора и анализа информации для борьбы с коррупцией и поддержанием порядка». Каждая ценная улика или обрывок информации имеет право на денежные вознаграждения — от 2 юаней до более чем 40 тысяч юаней (от 32 центов до $6400), в зависимости от их ценности.

Дальновидные и всегда подозрительные китайцы заметили, что это движение отдаёт кампаниями по мобилизации масс, разожжёнными Мао Цзэдуном в период Великой культурной революции. В те годы в 1960-х и 1970-х гражданское население было обязано разоблачать и критиковать людей, проявлявших мысли или поведение, не отвечающие политическим требованиям, — неопределённый и вечно меняющийся стандарт, который привёл к многочисленным смертям невинных людей и несправедливым судам.

«Больше всего эти кампании выгодны центральному правительству, — сказал Чэнь Покун, нью-йоркский политический обозреватель, имея в виду предыдущую подобную кампанию, в интервью радио «Свободная Азия» в 2013 году. — Они толкают противоречия, борьбу и конфликты [истекающие из их же политики] обратно на людей. Это также позволяет грязным полицейским низкого ранга умышленно нарушать права людей, чтобы проявить мощь Красной империи».

Лу Чэнь, Великая Эпоха


Читайте также:

Какие отрицательные последствия политики «одного ребёнка» в Китае?
Китайцы обличают милитаризацию Тибета
Китайский чиновник обвинил свободный Интернет в терактах
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...