Пятница, Мая 27, 2022
Велика Епоха
Ukrainian Edition

Китай расширяет свое влияние на Ближнем Востоке

Вторник, 11 января 2022 года
Выступление лидера Китая Си Цзиньпина на 8-й министерской встрече Форума сотрудничества Китая и арабских государств в Большом зале народных собраний в Пекине 10 июля 2018 года, когда было заявлено, что Китай предоставит арабским государствам $20 млрд кредита на экономическое развитие. Пекин стремится укрепить свое влияние на Ближнем Востоке и в Африке. (Wang Zhao/AFP via Getty Images)

Ближний восток, являясь крупнейшим в мире импортером энергоносителей, сотрудничает с Китаем, инвестируя в инфраструктуру и торговлю, а также ядерные разработки в обмен на нефть и международную политическую поддержку.

За последнее десятилетие США сместили свое внимание с Ближнего Востока в сторону Китая. По иронии судьбы, это открыло регион Китаю для расширения торговли, инвестиций и влияния. Китай подписал соглашения о партнерстве с 16 странами Ближнего Востока. Согласно "Документу об арабской политике" Пекина от 2016 года, взаимодействие Китая с Ближним Востоком осуществляется по схеме сотрудничества "1+2+3", где "1" — это энергетика, "2" — торговля, инвестиции, строительство инфраструктуры, а "3" — ядерная энергия и спутники.

Коммунистическая партия Китая (КПК) придерживается осторожного подхода к безопасности и политическим вызовам Ближнего Востока, неуклонно наращивая инвестиции и торговлю в рамках инициативы "Один пояс, один путь", а также путем обмена в сфере безопасности, но при этом избегает втягивания в региональную геополитику.

С 2015 года Китай является крупнейшим в мире импортером сырой нефти, около половины которой поступает с Ближнего Востока. Соответственно, самые тесные отношения в регионе Китай поддерживает с нефтедобывающими странами Персидского залива. В 2016 году Китай стал крупнейшим иностранным инвестором на Ближнем Востоке. По данным Международного валютного фонда в 2017 году объем торговли достиг около $197 млрд.

Главными экспортерами нефти в Китай являются Россия, Саудовская Аравия, Ангола, Ирак и Оман, за ними следуют Бразилия, Иран и Кувейт. Китайский авторитарный капитализм сосредоточен на добыче сырья, что имеет последствия для региональной стабильности, поскольку укрепляет автократические режимы. Если внешняя политика США была основана на культивировании мира через демократию, то "Документ об арабской политике" КПК 2016 года подчеркивает мир через развитие.

Стратегия КПК на Ближнем Востоке такая же, как и с другими странами мира, а именно: взаимодействие с целью получения энергоресурсов в обмен на наличные деньги, инвестиции в инфраструктуру и торговлю, но не выдвижение требований о расширении демократии или прав человека. КПК также старается оставаться вне региональных конфликтов, формируя тесные отношения как с ХАМАС, так и с Израилем. Функционируя под защитой американского зонта безопасности и собственной политики невмешательства, КПК смогла получить выгоду от инвестиций на Ближнем Востоке, не внося вклад в общественное благо.

В "Документе об арабской политике" КПК предлагает инвестировать в странах Ближнего Востока в природный газ, разведку, добычу, транспортировку и переработку нефти. Кроме того, в документе говорится, что Ближний Восток и Китай будут сотрудничать по программе BRI — со строительством инфраструктуры и инвестициями в железные и автомобильные дороги, порты, авиацию, энергетику, связь и наземные станции спутниковой связи.

Еще в 2004 году Китай и Совет сотрудничества стран Персидского залива (ССПЗ) заключили Соглашение о свободной торговле, в котором подтверждается неприятие торгового протекционизма, и выражается приверженность устранению нетарифных торговых барьеров. По состоянию на 2021 год Китай и ССПЗ все еще ведут переговоры о заключении соглашения о свободной торговле.

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф и его китайский коллега Ван И после подписания соглашения в Тегеране, Иран, 27 марта 2021 года. (AFP via Getty Images)

КПК стремится к сотрудничеству с арабскими странами в области проектирования и строительства атомных электростанций, научных исследований, ядерного топлива, реакторов, ядерной безопасности и освоения космоса. В течение многих лет Китай практически не вмешивался в ядерную программу Ирана. Но когда 7 декабря 2021 года администрация Байдена ввела новые санкции в отношении двух иранских государственных учреждений и нескольких чиновников, Пекин раскритиковал этот шаг и потребовал отмены санкций.

Две китайские компании строят ядерный объект в отдаленном пустынном месте Саудовской Аравии, недалеко от города Ула. После завершения строительства завод сможет извлекать желтый кек из урановой руды. Желтый кек используется в гражданской и военной ядерной энергетике. США обеспокоены тем, что это ядерное топливо может быть обогащено для производства бомб. Саудовская Аравия планирует построить 16 ядерных энергетических реакторов в течение следующих 25 лет. При стоимости каждого из них в $80 млрд. это может стать невероятным источником дохода для КПК.

Саудовская Аравия вела переговоры с администрацией Трампа о создании ядерной программы, но США потребовали от Королевства принять стандарты Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Королевство рассчитывало, что желание США противостоять Ирану позволит Саудовской Аравии не соблюдать требований МАГАТЭ. Когда саудовцы поняли, что этого не произойдет, они обратились к Китаю, который не выдвигал подобных требований.

В обмен на торговлю, инвестиции и поддержку ядерной программы, КПК требует от Ближнего Востока соблюдения политики "одного Китая". Кроме того, страны Ближнего Востока должны согласиться не устанавливать дипломатические отношения с Тайванем.

В международных делах, в "Арабском политическом документе" говорится, что Китай и страны Ближнего Востока должны "поддерживать друг друга в вопросах, представляющих основные интересы или вызывающих серьезную озабоченность", включая голосование в ООН.

В свою очередь КПК ожидает от арабских стран молчания по поводу обвинений в геноциде против мусульман-уйгуров в китайском регионе Синьцзян.

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают точку зрения издания.

По материалам The Epoch Times USA