• Отношения между Huawei и фракционной политикой китайского режима

  • Джошуа Филипп | Epoch Times | Великая Эпоха
    Среда, 30 января 2019 года

Президент Huawei Жэнь Чжэнфэй (справа) показывает китайскому лидеру Си Цзиньпину офисы компании в Лондоне. 21 октября 2015 года. Фото: MATTHEW LLOYD/AFP/Getty Images

Арест канадскими властями финансового директора Huawei Мэн Ваньчжоу поставил крупнейшую в мире телекоммуникационную компанию в центр внимания СМИ.

Официально считаясь частным предприятием, Huawei не зарегистрирована ни на одной бирже, и правительства всего мира считают эту компанию важным инструментом коммунистических властей Китая. Прокуратура США обвинила Huawei в использовании гонконгской компании для обхода санкций, введённых в отношении Ирана, что отражает ранее выдвинутые обвинения против ZTE, ещё одной известной китайской технологической компании, которая продала оборудование, произведённое в США, Ирану и Северной Корее.

Huawei является частной компанией, принадлежащей сотрудникам. Основатель Жэнь Чжэнфэй официально владеет 1,4% акций Huawei, а остальные распределены среди 80 000 сотрудников через профсоюзный комитет компании.

Однако у комитета нет никакой другой роли, и работники Huawei автоматически теряют свои доли, когда уходят из компании. Настоящая власть принадлежит руководителям компании и их покровителям из коммунистической партии Китая (КПК).

Глядя на высокопоставленных сотрудников компании, становится ясно, что Huawei поддерживает тесные неформальные отношения с китайскими силами безопасности, вооружёнными силами и политической фракцией КПК, связанной с бывшим лидером партии Цзян Цзэминем.

Жэнь (президент Huawei) имеет опыт службы в Народно-освободительной армии Китая (НОАК), а его первая жена, Мэн Цзюнь, является дочерью видного политического деятеля НОАК. Их первая дочь — недавно арестованный финансовый директор и вице-председатель Huawei Мэн Ваньчжоу.

Семья Жэня подверглась преследованиям во время «Культурной революции» в 1960-х и 1970-х годах, в результате Мэн Ваньчжоу взяла фамилию своей матери.

Отец Мэн — Мэн Дунбо, поднялся со своего поста в НОАК, стал секретарём КПК города в провинции Сычуань, и в конечном итоге назначен заместителем губернатора провинции. В 1980-х годах он также был представителем в Народном собрании провинции Сычуань и Национальном народном комитете.

Жэнь, который поддерживал хорошие отношения со своим тестем, был поддержан его политическими покровителями.

Председатель Huawei Сунь Яфан, занимающая эту должность с 1999 года, является ещё одной выдающейся фигурой в компании и считается одной из самых влиятельных женщин в мире. Согласно данных ЦРУ, она имеет опыт работы в Министерстве государственной безопасности Китая.

Huawei, шпионы и фракционная борьба

Влияние Сунь в Huawei затмило Жэня. В 2010 году Сунь заставила Жэня отказаться от планов по продвижению его сына Жэнь Пина в качестве наследника Huawei. Это говорит о том, что Huawei в значительной степени контролируется китайской разведкой.

Кроме того, до проведения коррупционных чисток, проводимых нынешним китайским лидером Си Цзиньпином, Министерство государственной безопасности прочно находилось в руках фракции Цзяна.

В период между 1985 и 2016 годами, главой этого ведомства были Цзя Чуньван, который служил до 1998 года, а затем Сюй Юнюэ, который работал после Цзя до 2007 года, когда его сменил Гэн Хойчан.

Цзя имеет крепкие отношения с бывшим лидером компартии Цзян Цзэминем и его союзниками. Зять Цзя — Лю Лэфэй, председатель CITIC Private Equity Funds Management Co. Ltd. и сын Лю Юньшаня, высокопоставленного чиновника КПК, связанного с Цзяном. До выхода на пенсию в начале этого года Лю Юньшань был одним из семи членов Постоянного комитета Политбюро, которое возглавляет Коммунистическую партию.

Сюй является сыном партийных чиновников, и также связан с фракцией Цзяна. Он занимал пост министра государственной безопасности в то время, когда политическое влияние Цзяна достигло своего пика.

Гэн тесно сотрудничал с Чжоу Юнканом, другим бывшим членом Постоянного комитета Политбюро. Чжоу, в настоящее время заключённый в тюрьму по обвинению в коррупции и заговоре с целью подорвать лидерство Си, был центральной фигурой в сети Цзяна. В 2014 году он был арестован, а в следующем — получил смертный приговор, который позже был заменён пожизненным заключением.

В 2016 году Гэн попал под следствие, и в ноябре его заменил Чэнь Вэньцин, бывший заместитель секретаря комитета КПК провинции Фуцзянь. Чэнь считается союзником Си Цзиньпина.

Роль Huawei в инфраструктуре цензуры КПК

Цзян Цзэминь был генеральным секретарем КПК с 1989 по 2003 год. После отставки Цзяна его союзники, многие из которых были назначены на высокие посты в КПК и правительстве Китая, оказывали влияние на следующего генсека Ху Цзиньтао.

Спустя годы после прихода к власти Си Цзиньпина в 2013 году, люди из этой разросшейся паутины покровительства всё ещё находятся под натиском постоянной антикоррупционной кампании.

Ван Юйцюнь, который служил в качестве дисциплинарного чиновника КПК в период с 1993 по 2002 годы, рассказал The Epoch Times, что, по словам его знакомого, бывшего сотрудника Huawei, Huawei была компанией, использовавшейся для разведки, и что она служила «предыдущей династии», то есть Цзяну.

Помимо кумовства и коррупции Цзян печально известен грубыми нарушениями прав человека, особенно в ходе развязанной им общенациональной кампании против духовной практики Фалуньгун.

Чтобы лучше контролировать и подвергать цензуре сообщения в Интернете, руководство Цзяна запустило обширную систему интернет-контроля, известную как «Великий китайский файервол».

Благодаря своим тесным связям с китайским режимом, под руководством Цзяна Huawei сыграла важную роль в создании и обновлении «Великого китайского файервола»

Важным компонентом на ранних стадиях этого проекта был другой проект — «Золотой щит», который установил слежку за пользователями интернета по всей стране.

Согласно предыдущим сообщениям, «Великий китайский файервол» и проект «Золотой щит» были созданы под наблюдением старшего сына Цзяна, Цзян Мяньхэна, имеющего тесные связи с Huawei.

В 2003 году Центральное телевидение Китая сообщило, что первая фаза проекта «Золотой щит», начатого в 2001 году, к концу 2002 года обошлась в 6,4 млрд юаней (около $770 млн).

Учитывая масштаб, затраты и важность, связанные с «Великим китайским файерволом», маловероятно, что Цзян доверил бы Huawei работу над проектом, если бы не был удовлетворён политическим прошлым компании.

10 декабря американский комментатор текущих событий в Китае Тан Цзинюань заявил в интервью The Epoch Times, что председатель Huawei Сунь, вероятно, была назначена на свой пост по поручению фракции Цзяна, что сделало компанию политически надёжной.

«С тех пор они [представители фракции Цзяна] рассматривали Huawei как свой собственный бизнес, — сказал Тан. — И тогда легко понять, почему Цзян Мяньхэн мог отдавать приказы Huawei».

Эта статья является частью специального доклада о деятельности компании Huawei, опубликованного The Epoch Times.

Источник: THE EPOCH TIMES

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...