• Китай встал на путь перемен

  • Четверг, 7 июня 2012 года
Изменения в Китае только начинаются. Побег бывшего начальника милиции крупного мегаполиса Чунцин Ван Лицзюня 6 февраля, который укрылся в американском консульстве в Чэнду, опасаясь за свою жизнь, вызвал эффект домино.
Режим компартии Китая — эффект домино

На фото снизу вверх — Ван Лицзюнь, Бо Силай и Чжоу Юнкан. Эти чиновники причастны к масштабным преступлениям в Китае. В настоящее время они один за одним теряют свои должности. Иллюстрация: EpochTimes.com

В отношении Бо Силая, которого одно время считали претендентом на кресло в постоянном комитете политбюро партии, началось следствие. Его арестовали и уволили со всех партийных постов.
Следующий на очереди — Чжоу Юнкан, в отношении которого также начали расследование и лишили руководства Политико-юридической комиссией (ПЮК). Это, очевидно, прелюдия к тому, что вскоре он также окончательно потеряет все свои должности в партии.
Поскольку Чжоу постепенно устраняют от власти, впоследствии такая судьба ждёт и других высокопоставленных чиновников, принадлежащих к фракции «кровавые руки» (это чиновники, которых продвигал по карьерной лестнице бывший лидер страны Цзян Цзэминь, чтобы осуществлять свою кампанию преследования Фалуньгун).
Однако так как преступников одного за другим лишают власти, события будут развиваться быстро. Такой темп вскоре приведёт к тому, что настоящие причины кризиса в сегодняшнем Китае всплывут на поверхность.
20 июля 1999 года Цзян Цзэминь развязал кампанию репрессий Фалуньгун. Это преследование стоило огромных экономических, правовых, моральных и человеческих ресурсов. Дальнейшее развитие Китая зависит от того, как и когда нынешний лидер Китая Ху Цзиньтао и премьер Вэнь Цзябао развяжут узлы, завязанные Цзяном.

Непосильные расходы

Когда слепой адвокат Чэнь Гуанчэн сбежал из-под домашнего ареста в провинции Шаньдун, он выложил видео на YouTube, в котором рассказал о баснословных суммах, затраченных на его преследование. Десятки сотрудников милиции были привлечены к тому, чтобы непосредственно следить и издеваться над ним.
На протяжении целых 13 лет последователи Фалуньгун подвергаются контролю и нападкам со стороны силовиков, нанятых исключительно с этой целью. К тому же, некоторые получают существенные денежные вознаграждения за доносы на практикующих Фалуньгун. Затраты приобрели национальный характер, и они огромны.
Кроме этого, власти нанимают людей для наблюдения за столбами электропередач, чтобы последователи Фалуньгун вдруг не взобрались на них и не подключились к телевизионному кабелю для трансляции информации о преследовании Фалуньгун.
Можно привести несколько примеров того, как бюджетные средства тратятся на политику Цзяна. Согласно отчёту Всемирной организации по расследованию преследования Фалуньгун (ВОРПФ), в 2000 году расходы на милицию, прокуратуру и суды в городе Циндао провинции Шаньдун увеличились на 48,6%. Спустя четыре года после начала преследования административные и судебные расходы в городе Далянь провинции Ляонин увеличились на 467%.
Чтобы содержать огромное количество задержанных последователей Фалуньгун, провинции начали расширять систему тюрем и трудовых лагерей. Для удержания практикующих в центрах по промыванию мозгов и психиатрических больницах также понадобились немалые деньги.
Горы денег были влиты в различные государственные кампании, направленные на осуждение Фалуньгун и одурачивание китайского народа. Оплачивается каждая клеветническая статья в газете или журнале, а также публикация книг, теле- и радиосюжетов, фильмов, буклетов, DVD-дисков, плакатов, распространяемых по всей стране с целью очернения Фалуньгун.
Цензура в интернете, где информация о подавлении Фалуньгун быстро стала основной задачей для проекта «Золотой щит» (обширная система контроля китайской сети интернет), также стоила огромного количества денег. С начала 2002 года стоимость этого проекта составляла 6 млрд юаней ($724, 94 млн).
К тому же, были разработаны определённые программы для распознавания материалов, связанных с Фалуньгун, в интернет-кафе. Для отслеживания информации о Фалуньгун в реальном времени были наняты онлайн-милиционеры.
Огромные суммы выделялись, чтобы контролировать зарубежные китайские СМИ и отслеживать деятельность последователей Фалуньгун за пределами Китая.
В этом году ПЮК — главному органу, ответственному за преследование Фалуньгун, — выделили 700 млрд юаней ($111 млрд), что превышает расходы на армию.
Невозможно подсчитать все затраты, связанные с этим преследованием. Осведомлённые источники рассказали Великой Эпохе, что в пик преследования — с 1999 по 2002 года — расходы равнялись половине валового национального продукта (ВНП) Китая.
В другие периоды расходы составляли, по меньшей мере, 1/4 от ВНП. В первые годы для подавления Фалуньгун было задействовано 3/4 ВНП.
Однако эти цифры не отражают всех затрат. Деньги, направленные на преследование, выделялись за счёт средств на социальные выплаты, образование и инфраструктуру, что усилило бедность в стране. Блестящих учёных, инженеров и учителей выгнали из Китая, что стало для страны большой потерей.

Разрушенная правовая система

До начала преследования в Китае обсуждали идею создания институтов, необходимых обеспечить верховенство права в стране, и уже были сделаны определённые шаги в этом направлении. Цзян Цзэминь и его преследование лишили страну всякой надежды на такое начинание.
Когда Цзян собирался развязать репрессии, он увидел, что обвинить последователей Фалуньгун на законодательном уровне невозможно, так как они не представляли никакой угрозы для общества и не нарушали никаких законов.
Тогда для подавления Фалуньгун Цзян создал новую структуру. Он организовал партийный орган — так называемый Комитет 610, который получил в своё распоряжение ресурсы Политико-юридической комиссии, ведающей практически всеми силовыми ведомствами страны.
Так как преследование само по себе является незаконным, указания и установки Комитета 610 распространяются неофициально. Их обговаривают в личной беседе или по телефону.
Последователи Фалуньгун многократно слышали, как персонал Комитета 610, трудовых лагерей и тюрем повторял определённые установки: «Если [практикующий Фалуньгун] замучен до смерти, это расценивается как самоубийство», «кремировать тело немедленно», а также «опорочить их репутацию, разорить финансово и уничтожить физически».
Такие установки позволили сотрудникам аппарата безопасности партийного режима игнорировать закон, относиться безразлично к правам человека и применять жестокость безнаказанно. Помимо этого, преследование способствовало и поощряло садизм. Случай беженца Хао Фэнцзюня является наглядным примером скрытой тенденции жестокости в аппарате безопасности Китая. В 2005 году сотрудник Комитета 610 в городе Тяньцзине решил, что больше не может участвовать в преследовании, он уехал в Австралию в надежде получить политическое убежище.
Другие не искали политического убежища (это рискованно, так как членам аппарата безопасности не позволяется выезжать), однако уволились из органов или отказались принимать участие в преследовании. 
Такие предписания Комитета 610, как «адвокатам не разрешается защищать последователей Фалуньгун» или «никаких приёмов и консультаций относительно исков последователей Фалуньгун», положили конец развитию, которое юридическая система Китая сделала в направлении верховенства права.
Судьям, прокурорам и адвокатам твердили, что судебная система существует для того, чтобы исполнять правила партии и, в частности, осуществлять преследование.
Десятки адвокатов поняли, что защита последователей Фалуньгун — это ключевое испытание для них, если они хотят отстаивать верховенство закона в Китае. Об одном из таких адвокатов, которого также называют «совесть Китая», узнал весь мир — Гао Чжишэн, подвергшийся преследованию со стороны китайских властей за то, что защищал практикующих Фалуньгун.
Если права последователей Фалуньгун, которые более всех подвергаются угрозам, могут быть защищены, то эта защита распространилась бы на всех жертв коррупционной судебной системы. Эти адвокаты заплатили за свои усилия, потеряв лицензии и свою работу. Они подверглись арестам, избиениям и пыткам.
В то же время, Цзян хотел использовать сверхправовые структуры, созданные специально для репрессий, чтобы оградить партийных чиновников от ответственности за это преследование.
ПЮК воспользовалась преследованием для своего развития. Расширение влияния военизированной милиции (входит в подчинение ПЮК) сравняло её с армией, и ПЮК стала вторым центром власти в компартии.
Это избавило ПЮК от всяких проверок касательно беззакония и даже обеспечило всем необходимым, чтобы свергнуть следующего лидера партии (впоследствии именно этот заговор нынешний лидер Китая Ху Цзиньтао и премьер Вэнь Цзябао использовали как повод, чтобы начать расследование против Бо Силая и Чжоу Юнкана, главных представителей негласного клана Цзяна).

Всё разрешено

Британского бизнесмена Нейла Хейвуда убили в ноябре 2011 года вскоре после того, как у него появились разногласия касательно бизнес-сделки с Гу Кайлай — женой опального Бо Силая, бывшего главы компартии крупного мегаполиса Чунцин. Сообщалось, что Бо подозревается в убийстве бизнесмена.
7 мая 2002 года самолёт следующий рейсом 6163 China Northern Airlines загорелся и упал в порту города Далянь, погибли все 112 пассажиров, находившиеся на борту. Журналист Цзян Вэйпин сообщал, что Бо спланировал эту авиакатастрофу, чтобы избавиться от одного политического оппонента.
Автомобильная компания Brilliance China, расположенная в провинции Ляонин, является лидером по производству микроавтобусов в Китае. В 2002 году, когда эта компания планировала построить завод в другой провинции, Бо Силай, в то время глава провинции Ляонин, просто прибрал её к своим рукам. Когда эту кражу решили опротестовать, Бо обвинил владельца компании в якобы совершённых им «экономических преступлениях».
Бо Силай был одним из тех, кто продвигал преследование Фалуньгун, а Цзян Цзэминь наградил его за рвение, продвинув Бо за четыре года от мэра города Далянь до губернатора провинции Ляонин и на четыре года назначил его министром торговли.
В 1999 году, когда Цзян первым предложил развязать преследование, его мнение не совпадало с мнением остальных членов Постоянного комитета политбюро (небольшого органа, который управляет Китаем). Цзяну нужно было найти чиновников, готовых осуществлять преследование.
Он решил награждать тех, кто будет помогать ему в преступном преследовании. С начала преследования масштабы коррупции стали стремительно расти.
Преступления являются неотъемлемой частью преследования и простираются от вершины до основания партии. Кажется, что в каждой китайской деревне есть секретарь партии и начальник милиции, имеющие новые виллы и роскошные автомобили, припаркованные на лужайках. Дома и машины были куплены за счёт средств, конфискованных у местных практикующих Фалуньгун, и премий, которые Комитет 610 дал за преследование Фалуньгун.
Цзян Цзэминь сам указал путь к коррупции. В октябре 2007 года бывший министр финансов Цзинь Жэньцин неожиданно подал в отставку, вероятно потому, что он и Цзян несколько лет назад перевели за границу почти 100 млрд юаней ($15,8 млрд), полученные за счёт нецелевого использования государственных средств.
В настоящее время некоторые преступления Цзяна и его сына Цзян Мяньхэна расследует Центральная дисциплинарная комиссия партии. Сумма денег, полученная ими в результате финансовых махинаций, может составлять 1,2 трлн юаней ($190 млрд.). 
Коррупция сама по себе является симптомом крайней степени аморальности преследования. Преступления — клевета, кража, промывание мозгов, невообразимые пытки, изнасилования и убийства — не только разрешаются, но являются требованием во время кампании подавления. Должностные лица, которые продвигают преследование, получают свободу от всех понятий о добре и зле, поэтому они так легко совершают преступления.
Обычные китайцы, которые не практикуют Фалуньгун, также пострадали. Последние 13 лет мы стали свидетелями быстрого роста в Китае числа «массовых инцидентов» — крупномасштабных протестов, зачастую с применением насилия.
Профессор Пекинского университета Се Йелан, ссылаясь на данные ПЮК, сказал, что в 2009 году произошло около 230 тысяч массовых протестов. Недовольство людей возросло, поскольку чиновники стали более жадными и менее заинтересованными в благополучии народа.
Китайцы также научились идти в разрез с совестью. В сегодняшнем Китае распространена поговорка: «Раз вредят мне, то и я буду вредить». 
Исследователь Этан Гутман назвал провинцию Ляонин, где Бо Силай был начальником, эпицентром насильственного извлечения органов в стране. Появление такого феномена, как извлечение органов у живых людей, наглядно показало, что преследование Фалуньгун осуществляется «по полной программе» — ради прибыли невинных людей убивают самым ужасным образом.

Стабильность и будущее Китая

Через несколько лет после того, как Комитет 610 был впервые сформирован, его переименовывали в «Ведущую команду по поддержанию стабильности». Одним из способов оправдать преследование было распространение утверждений о том, что Фалуньгун представляет угрозу общественной безопасности.
Согласно сообщениям государственных изданий, в 1999 году от 70 до 100 млн. человек практиковали Фалуньгун в Китае. Последователи Фалуньгун говорят, что их количество было свыше 100 миллионов. Каждый двенадцатый в Китае занимался Фалуньгун.
Каждый из практикующих Фалуньгун имеет семью, друзей и коллег, и это преследование непосредственно затронуло сотни миллионов китайцев.
Объявив войну такой огромной части населения, Китаю стало невозможно сохранять стабильность в стране.
На самом деле различные опросы показывают, что Фалуньгун сыграл большую роль в повышении нравственности, разрешении личных конфликтов, стабилизации общества и излечении болезней в Китае.
В мае 1998 года Национальный департамент по вопросам спорта начал исследование влияния Фалуньгун, опросив более 100 тысяч последователей Фалуньгун. 20 октября руководитель группы исследования из города Чанчуня на северо-востоке Китая сказал в своём выступлении: «Мы считаем, что Фалуньгун оказывает хороший эффект и содействует социальной стабильности и улучшению морали. Мы должны полностью признать это».
Во второй половине 1998 года, Цяо Ши, бывший председатель постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (китайский парламент), провёл своё собственное расследование, к которому присоединились другие члены собрания.
Когда медики опросили свыше 12 тысяч последователей Фалуньгун в провинции Гуандун, 97,9% из них сказали, что практика Фалуньгун улучшила их здоровье. Доклад группы заключил, что: «Фалуньгун предоставляет множество преимуществ для китайского народа и страны и никакого вреда».
В письме, написанном в ночь на 25 апреля 1999 года, Цзян Цзэминь задал вопрос: «Может ли марксизм, материализм и атеизм, который поддерживают наши члены коммунистической партии, не опровергнуть то, что исповедует Фалуньгун?»
Преследование предлагает сделать выбор между «марксизмом, материализмом и атеизмом», которые пропагандирует компартия Китая (КПК), и принципами истина, доброта и терпение, на которых основывается учение Фалуньгун.
Попытка Цзяна искоренить Фалуньгун является частью более чем 60-летних усилий компартии Китая по уничтожению древней цивилизации Китая, жизни нации и её культуры. Так называемая Культурная революция (1965—1976) и преследование Фалуньгун — самые жестокие кампании, проводимые компартией, — нанесли колоссальный ущерб традиционным ценностям Китая. 
Китайские мудрецы, такие как Конфуций, учения которого придерживались китайцы на протяжении почти всей истории страны, учили людей ценить благородные качества человека, приносить людям пользу и почитать высшие силы. Основу мировоззрения китайцев составляли такие качества традиционной культуры Поднебесной как искренность, доброта, любовь, прощение, верность и мужество.
Учение Фалуньгун вдохновило китайцев возрождать традиционные ценности своей страны. Преследование же этой группы людей исчерпало финансы страны, уничтожило надежды на правовую систему и разобщило китайцев. Жертвами преследования стали невинные люди.
Прекращение преследования позволит китайским гражданам вернуться к своим традициям, а также снова обрести жизнь, основанную на уважении общечеловеческих ценностей. Новый Китай уже не за горами.

-----------------------------------------------------------------------------------------

Китайский режим переживает кризисЧитайте другие статьи по последним событиям в Китае в спецрубрике Великой Эпохи «Китайский режим переживает кризис». Аналитики по Китаю отмечают, что разгоревшаяся борьба за власть, вероятно, приведёт к реформированию политической системы страны. Проследите, как развивалась эта борьба в хронологическом порядке. Узнайте в лицо главных фигурантов борьбы за власть в правящей верхушке Китая.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...