• Обнародована статья пропавшего без вести китайского адвоката-правозащитника

  • Epoch Times Украина | Великая Эпоха
    Понедельник, 17 января 2011 года

Супруга известного китайского адвоката-правозащитника Гао Чжишена, который пропал без вести в апреле прошлого года, впервые обнародовала статью адвоката, которую он написал в январе 2009 года.

Статья была эксклюзивно предоставлена для публикации изданию The Epoch Times.

Говоря от всего сердца

Перед Богом и посреди огромного свободного и цивилизованного мира, нет зла, которого коммунистическая партия Китая (КПК) была бы не в состоянии сотворить. Это действительно шокирует!

Несмотря на то, что в Китае 1 млрд. 300 млн. граждан, моя семья, лишенная поддержки, может быть такой одинокой и беспомощной!

До сентября 2007 года, было всего четыре человека в Китае, которые отказались следовать указаниям китайской коммунистической партии, и открыто дружить со мной. В результате, один из них постоянно преследовался полицией; остальные три были похищены в сентябре и подверглись жестоким избиениям и пыткам.

В 2008 году Ху Цзя, отказывающийся выполнять приказы КПК, заключен в тюрьму. Хуан Ян была похищена и содержится в тюрьме с последователями духовной практики Фалуньгун, где она подверглась жестоким пыткам. Кроме того, Хуан слышала и видела, что последователи Фалуньгун страдают от пыток еще страшнее. Под страхом пыток в сегодняшнем Китае никто не смеет открыто общаться со мной.

Сейчас мне чрезвычайно трудно что-либо предпринять, чтобы мой голос был услышан. Кроме того, я постоянно нахожусь в опасности. На протяжении более трех лет власти задействовали большие людские ресурсы и деньги, а также применили самые беспощадные методы, чтобы заставить меня замолчать.

В ноябре прошлого года, когда я жил в отеле, полиция жила в одной комнате со мной, лишив меня личной свободы. Они фактически достигли своей цели - оставили меня в живых, сделав беспомощным человеком. Я часто в шутку говорю жене: «Шесть миллиардов людей живут вместе как в общей деревне, но наша семья отделена от остального мира».

С древних времен люди считали, что добро воздастся добром, а за зло последует наказание.

Посторонние думают, что моя семья ведет крайне жалкое существование. На самом деле, моя жена пострадала больше всего. Я оптимист по своей природе, и я верю в Творца.

Даже когда я был замучен до клинической смерти, боль была только в физическом теле. В сердце, которое заполняется Богом, нет места для боли и страданий. Я часто громко пел с двумя детьми, но моя жена никогда не присоединялась к нам. Несмотря на все мои усилия, она в сердце все еще чувствует себя несчастной.

Ей причиняет страдание, что наша дочь Кэ Кэ не может ходить в школу. Так как ей было запрещено ходить в школу, я был в отчаянии. Что может быть более травмирующим для родителей? Будучи в шоке и возмущении, я непрерывно выражал протест властям. Моя жена была на грани психического расстройства.

Я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы призвать тех друзей, которые еще пользуются определенной мерой свободы, продолжать демонстрировать свою заботу о Го Фэйксион, и помочь моей жене и детям. Когда компартия нанимает головорезов всюду в Китае, когда дух нашего народа падает, мы должны стать героями, такими как Го, который борется за людей.

Эти мужественные герои: Го Фэйксион, Ху Цзя, Ян Тяньшуй, Чэнь Гуанчэн, Сюй Ванпин, Ван Бинчжан и Го Цюань, которые жертвуют и рискуют своей жизнью, чтобы защитить свободу в Китае, являются истинной ее надеждой. Если мы предложим помощь им и их близким сегодня, нашим детям и внукам не будет стыдно за нас завтра, когда они оглянутся назад на эту главу истории.

Мы знаем в наших сердцах, что в сегодняшнем Китае становится все сложнее найти доброту и нравственные ценности. Опыт Ху Цзя — еще одно тому свидетельство, это не только трудно, но и опасно — быть нравственным человеком в Китае.

С древних времен люди считали, что добро воздастся добром, а за зло последует наказание. Однако эта вера была разрушена в сегодняшнем Китае, где идеология Коммунистической партии проникла в каждый слой общества.

В старые времена, когда соблюдались традиции, люди придерживались добродетельных и нравственных ценностей. В сегодняшнем Китае отстаивание моральных ценностей и доброты вырвано с корнем. Коммунистический режим Китая стал синонимом безнравственности и зла.

Так называемое «экономическое чудо» в Китае зиждется на варварском разрушении окружающей среды. Хотя люди радуются экономическому развитию, которое привело к поверхностному процветанию Китая, они закрывают глаза на невосполнимый ущерб для окружающей среды в стране, и жестокую реальность, которая говорит о том, что 70 процентов китайского населения лишены социальных прав.

В сегодняшнем Китае, люди боятся употреблять питьевую воду, рабочие молочных комбинатов боятся пить молоко, которое производят, фермеры боятся употреблять выращенный урожай, а производители продуктов питания боятся есть продукцию, которую делают.

Это подавляющая реальность. Люди притворяются, что не видят реальности и отрицают истину. Это стало тенденцией в Китае — отвергать красоту и поклоняться уродству. Источником всех этих проблем является коммунистическая партия Китая.

Развращенное правительство Китая сделало правилом подавлять все хорошее и поощрять плохое, что формирует мировоззрение китайцев. В будущем, при такой власти общество станет абсолютно безнравственным. Вне конкуренции те, у кого власть, формируют мощные группировки. Коррумпированная система правосудия в Китае возбуждает еще больше ненависти и отвращения у всех слоев населения, которые пострадали от экономических реформ. Протесты и насилие происходят по всему Китаю, вводя его в еще один порочный круг.

Китай является обществом, лишенным гражданских прав. Это не лишение гражданских прав некоторых членов общества, на сегодняшний день большинство населения Китая лишено гражданских прав.

Компартия Китая очень гордилась проведением в 2008 году в Пекине Олимпийских игр, которые позволили режиму проявить свое тоталитарное правление на этом грандиозном спортивном событии. КПК заменила олимпийский дух тоталитаризмом.

Программы в северокорейском стиле на олимпийской церемонии открытия и закрытия воплощали авторитарную культуру, в том числе «мирный подъем» в Китае. Песнями и танцами на играх заглушили крики о помощи людей китайского общества, чьи права попрала компартия Китая.

Я узнал, когда я был в Синьцзяне, что толпа вдоль улицы, которая болела за эстафету Олимпийского факела, была нанята китайскими властями. На самом деле, каждый человек и каждая семья на пути эстафеты Олимпийского огня получили предостережение: никто не должен открывать окна или двери. Никто не должен вывешивать никаких баннеров или выкрикивать лозунги. В противном случае, они будут расстреляны снайперами на улицах.

Внешний мир не знал, что за аплодисментами эстафете Олимпийского огня стояли насилие и угрозы КПК. Это пример того, как компартия контролирует народ, подавляет голос китайского народа, чтобы представить ложный образ Китая в мире.

Некоторые из власть предержащих в Китае должны понять, что все ложные впечатления, которые производит компартия Китая, не спасут ее от гибели. Дорогостоящая пропаганда не остановит коррупцию среди китайских чиновников, а полиция не уменьшит протесты по всему Китаю.

Я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы выразить мою искреннюю благодарность всем, кто обеспокоен будущим Китая.

Я хотел бы призвать больше китайцев из заграницы сотрудничать вместе для создания демократического Китая.

Я хотел бы призвать демократические и религиозные группы настойчиво выступать за мирное преобразование Китая в демократическое государство.

Я хотел бы предложить создание комитета по правам человека, который представит интересы каждого, чьи права человека были нарушены в Китае. В конце концов, таких жертв в Китае больше, чем можно сосчитать. Случаи нарушений должны быть представлены в Комитет по правам человека при ООН и другие организации в мире.

Я хотел бы также рекомендовать основателям изданий по защите прав человека во всем мире ежедневно освещать названия городов и имена жертв, чьи права были нарушены. Комитету по правам человека предлагается иметь отделения в различных провинциях и городах Китая, чтобы они могли собирать отчеты о нарушениях прав человека в Китае.

Комитет может иметь различные рабочие группы, фиксирующие нарушения религиозной свободы, прав апеллянтов, фермеров, лишенных своих земель, людей, чьи дома были снесены без их согласия, а также преследуемых за участие в демократическом протесте в Пекине в 1989 году, который закончился расстрелом студентов. Демократическое правление означает, что есть возможность помочь тем, кто страдает от нарушений прав человека.

Я предлагаю людям, готовым принять меры, и всем китайцам, не приемлющим тоталитарный режим, в том числе, этническим группам, стремящимся к автономии, объединиться. Кроме того, они должны использовать вещательные сети, чтобы рассказать гражданам о преимуществах федеральных автономных объединений провинций. Пусть они знают: это естественно приведет к реализации автономии для этнических групп.

Новая система также будет нуждаться в создании системы медицинского обслуживания, пенсий и других общих мер социального обеспечения, развитии независимой судебной системы, ежегодной компенсации для жертв преследования диктаторов и расследовании преступлений, совершенных лицами, возглавлявшими коммунистическую партию.

Мы должны эффективно распространять наши идеи, подобно тому, как доктрины «Девяти комментариев о коммунистической партии Китая» распространены для повышения осведомленности людей.

Кроме того, я отдельно призываю сообщества внутри и за пределами Китая прилагать все усилия, чтобы спасти Го Цюаня и Лю Сяобо. Арест Лю Сяобо показывает бесстыдство нынешнего режима.

Я не могу не обратиться к китайским демократам и активистам по правам человека. В настоящее время многие из демократов и активистов по правам человека не выступают за изменения, они стали известны как оппортунисты. Они закрывают глаза на преследование Фалуньгун со стороны китайского коммунистического режима, как будто его не существует. Но оно, тем не менее, является наиболее ужасающим и жестоким преследованием в истории Китая.

После того как я публично высказался за последователей Фалуньгун, некоторые связались со мной в частном порядке, меня назвали радикалом. Это своего рода соглашательство с величайшим злом, когда-либо существовавшим в Китае, что сделало преследования их соотечественников еще более жестоким.

Борьбу с насилием путем голодовки я начал мирно и в рамках закона, но те демократические активисты. кто в погоне за славой, вместо того чтобы оказать какую-либо поддержку, сплотились вместе, чтобы критиковать меня. Среди критикующих некоторые даже прикрываются именем справедливости, чтобы напасть на меня. Они не остановились даже после того, как я попал за решетку, это действительно заставляет меня вздохнуть с сожалением.

Почему они это делают? Шанс высказаться для меня бывает не так уж часто, но сегодня я должен сделать это ясно: эти действия идут от темной стороны человеческой природы! Вашей эгоистичной природы! Прекратите немедленно! Независимо от того, насколько умело вы можете сформулировать ваше бесстыдные взгляды, все это напрасно. После пыток и страданий, я поднимаю свой истинный голос от боли. Хотя это неприятно слышать, это определенно не голос гнева.

Сегодня все сторонники компартии Китая в мире должны знать тот факт, что компартия является злом, в ее природе отсутствует доброта. Однако многие из этих сторонников компартии стали частью темной политики, преследуя свои материальные интересы. Другие сторонники обмануты её изощренной ложью, не понимают злую природу компартии, и даже воспевают ее.

Наконец, я хотел бы поблагодарить тех друзей за пределами страны, которые действительно заботятся о правах человека в Китае. Благодарю Скотта [Эдвард Макмиллан-Скотт, вице-президент Европейского союза], Манфреда Новака [бывший специальный докладчик ООН по вопросам пыток], двух Дэвидов [Дэвид Килгур и Дэвид Мэйтас, номинанты Нобелевской премии мира и авторы «Кровавой жатвы»: доклада об извлечении органов у практикующих Фалуньгун в Китае] в Канаде, дам и господ из Европейского Союза! Вы дали нам свою самоотверженную моральную поддержку, и надежду в борьбе за свободу и права человека.

Публикация этой статьи может стать причиной очередного моего похищения. Похищения являются частью моей жизни. Если это случится еще раз, то пусть это случится!

Гао Чжишен,

1 января 2009

Источник: Великая Эпоха (The Epoch Times)

****

В 2001 г. Гао Чжишен был признан министерством юстиции КНР «одним из десяти лучших адвокатов Китая». Начиная с 2004 г., Гао Чжишен, адвокат-правозащитник и христианин, вёл многочисленные дела, связанные с нарушением прав человека. Он стал первым китайским адвокатом высокого ранга, который публично осудил преследование сторонников духовной практики Фалуньгун, написав об этом несколько открытых писем лидерам китайской компартии, а также письмо Конгрессу США. В письмах он подробно описывал результаты своего собственного расследования преступлений, совершённых по отношению к последователям Фалуньгун со стороны китайских властей в нарушение конституции КНР.

В ноябре 2005 г. его адвокатская контора в Пекине была закрыта пекинским управлением юстиции. 15 августа Гао Чжишена арестовали по обвинению в «подстрекательстве к свержению государственной власти». 12 декабря 2006 г. был проведён суд, на который не был допущен адвокат, нанятый семьёй Гао. 22 декабря Гао Чжишена приговорили к 3 годам заключения с отсрочкой исполнения приговора на 5 лет по статье за «подстрекательство к свержению государственной власти». Его также на год лишили политических прав.

В июне 2007 г. Американский совет судебных адвокатов удостоил Гао наградой «За мужественную адвокатскую работу». В том же году были опубликованы его мемуары «A China More Just» («Более справедливый Китай»).

О том, что пережил адвокат во время своего первого исчезновения, он написал в статье «Ночь. Черный капюшон. Похищение мафией».

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...