• Правозащитные организации: ситуация с правами человека в Тибете ухудшилась

  • Epoch Times Украина | Великая Эпоха
    Воскресенье, 16 января 2011 года
Как отмечается в докладах, опубликованных независимо друг от друга двумя правозащитными организациями, руководство Китая не выполняет свои обязательства, предусмотренные государственной “программой действий по защите прав человека”, обещавшей конкретные меры по содействию защите прав человека в 2009-2010 годах.



“В Тибете китайские власти проводили политику систематических репрессий в отношении влиятельных тибетцев, в том числе певцов, писателей и защитников окружающей среды”, - отметил исполнительный директор Тибетского центра прав человека и демократии (TCHRD) Уген Тензин (Ugen Tenzin), представляя в Дхарамсале 12 января ежегодный доклад о положении в сфере прав человека в Тибете за 2010 год. В 90-страничном докладе зафиксированы нарушения в сфере гражданских и политических прав, религиозной свободы, права на образование и права на достойный уровень жизни.

“На 30 декабря 2010 года в Тибете известно о 831 политзаключенном, из которых 360 были в законном порядке осуждены судом; 12 тибетцев отбывают пожизненное заключение. В течение 2010 года были арестованы или задержаны 188 тибетцев, из которых 71 уже вынесены судебные приговоры”, говорится в докладе. Сонам Церинг (Sonam Tsering), Пема Еши (Pema Yeshi), Лама Лхага (Lama Lhaga), Сонам Доржи (Sonam Dorjee) приговорены к смертной казни с двухлетней отсрочкой. Досточтимый Джампел Вангчук (Ven Jampel Wangchuk) из монастыря Дрепунг, владелец гестхауса Yak Доржи Таши (Dorjee Tashi), Сонам Гонпо (Sonam Gonpo) и Цеванг Ринчен (Tsewang Rinchen) осуждены на пожизненный срок. Цеванг Гьяцо (Tsewang Gyatso), эколог и предприниматель Карма Самдруп, а также Таши Рабтен отправлены в тюрьму на срок от 15 до 16 лет. “С 2008 года были арестованы более 60 тибетских писателей, блоггеров, интеллектуалов и деятелей культуры”, отмечает TCHRD.

Доклад подвергает критике план китайского руководства по замене тибетского языка в качестве базового языка обучения мандаринским диалектом, указывая, что призывы к сохранению тибетского языка проистекают из его статуса "основы религии и культуры, неразрывно связанного с самым широким кругом вопросов культурной и этнической идентичности". В свете конституционных норм, национального и международного права, КНР как государство несет ответственность за охрану тибетского языка, тогда как “предложенные правительством провинции Цинхай изменения в системе образования коренным образом противоречат всем правовым нормам”, подчеркивается в докладе.

Меры, осуществляемые властями в рамках таких проектов развития, как стратегия масштабного освоения Западного Китая, неудовлетворительно сказались на благосостоянии 80% тибетцев в сельских районах. "Лишь незначительная часть выделенных на развитие средств дошла до беднейших слоев общества", говорится в докладе. Хотя Китай объявляет приоритетными экономические права своего населения, отсутствие необходимых решений в сфере занятости и реалистичного подхода к проблемам развития в Тибете, привело к чрезвычайным трудностям в повседневной жизни скотоводов и крестьян, отмечается в нем. TCHRD напоминает о призыве не вынуждать тибетских скотоводов “продавать стада и переселяться”, с которым обратился к правительству в Пекине специальный докладчик ООН по вопросу о праве на питание Оливье де Шуттер. “Ключевое значение в завоевании сердец и умов тибетского народа имеет поддержание связей с Далай-ламой. Государство должно ясно представлять себе решение проблемы Тибета через диалог с Далай-ламой, чтобы обеспечить стабильную среду, в которой народы Тибета и Китая жили бы в гармонии”, подчеркивается в заключение доклада.

Озабоченность по поводу планов властей провинции Цинхай ввести к 2015 году мандаринский диалект в качестве основного языка обучения, вызвавших протесты учащихся в ряде областей провинции, выражается и в докладе, опубликованном 11 января в Вашингтоне правозащитной организацией Human Rights Watch. В 67-страничном докладе, озаглавленном “Невыполненные обещания: оценка государственной программы действий по защите прав человека”, содержится призыв к немедленному освобождению всех задержанных после мартовских волнений 2008 года тибетцев, “кому не предъявлены отвечающие стандартам международного права обвинения в уголовных преступлениях, включая тех, кто задержан за отправление своего права на мирное выражение мнений”.

В ходе исследования, проведенного Human Rights Watch, выявлено, что в период с марта 2008 года по июнь 2010 года в Тибете и соседних регионах “вне всяких законных процедур были арестованы и задержаны тысячи участников протестов и рядовых тибетцев”, а также проводились суды, в которых “в силу политизированной судебной системы, контролируемой партийными органами, обвиняемые практически не могли рассчитывать на справедливый процесс”. Для китайских сил безопасности стало традицией применять пытки для того, чтобы получить от задержанных тибетцев сведения и признательные показания, отмечается в докладе. Усиление контроля за тибетцами и уйгурами привело к росту принудительных исчезновений и произвольных задержаний, в том числе в тайных, действующих вне закона, изоляторах, известных как “черные тюрьмы”.

В докладе Human Rights Watch особое внимание уделено процессу, в котором известный тибетский предприниматель и защитник окружающей среды Карма Самдруп был 24 июня 2010 года приговорен в Синьцзян-Уйгурском автономном районе к 15 годам лишения свободы по явно притянутому обвинению в "разграблении древней могилы". Карма Самдруп заявил 22 июня 2010 года в суде Яньци-Хуэйского автономного уезда, что в течение нескольких месяцев его неоднократно избивали на допросах милиционеры, передававшие по ночам эстафету прикормленным ими заключенным, что его сутками лишали сна и пичкали лекарствами, от которых из носа и рта текла кровь; и все это делалось, чтобы выбить признание.

После марта 2008 года китайское руководство ужесточило меры по контролю в сфере тибетского буддизма, одного из оснований тибетской культуры, включая обязательное для “тысяч монахов и монахинь участие в программах политического перевоспитания – иногда посредством таких методов, как коллективное содержание в неких учреждениях”.

Верховный комиссар ООН по правам человека Наванетхем Пиллэй на 12-й сессии Совета по правам человека 15 сентября 2009 года осудила Китай за “дискриминацию и неспособность обеспечить защиту” прав таких этнических меньшинств, как тибетцы и уйгуры. Государственная пресса КНР назвала эти высказывания Пиллэй “искаженными”, “опрометчивыми”, и отражающими “застарелые предрассудки против Китая”. В начале апреля 2008 года китайское правительство отказало занимавшей тогда этот пост в ООН Луизе Арбур в разрешении посетить Тибет, заявив, что такой визит “неуместен”. Подобным же образом была отклонена еще одна просьба, направленная совместно шестью спецдокладчиками ООН для “полного и беспрепятственного изучения ситуации”. Доклад призывает правительство Китая пригласить Верховного комиссара ООН по правам человека и шесть специальных докладчиков в Тибет для изучения факторов, приведших к волнениям в марте 2008 года.

21 июля 2010 года организация Human Rights Watch опубликовала 75-страничный доклад под названием “Я видел это своими глазами”, основанный на 200 с лишним интервью с тибетскими беженцами и посетившими регион людьми, взятыми сразу после того, как они покинули Китай, а также на новых сведениях из официальных источников. В докладе через свидетельства очевидцев приводятся обширные сведения о расправах со стороны сил безопасности до и после выступлений протеста, включая применение чрезмерного насилия в ходе разгона их участников, произвольные массовые аресты, запугивание задержанных, и пытки подозреваемых во время допросов.

Валерий Никольский

 


Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...