Пятница, Мая 27, 2022
Велика Епоха
Ukrainian Edition

Компартия Китая используют пандемию для манипуляций обществом

Среда, 5 января 2022 года
Очередь на тестирование на COVID-19 в городе Сиане, провинция Шэньси, Китай, 21 декабря 2021 года. (STR/AFP via Getty Images)

С 27 декабря прошлого года чиновники Коммунистической партии Китая (КПК) ввели жесткие ограничения в городе Сиань в связи с тем, что было обнаружено более 40 новых случаев заболевания. Это вызвало опасения по поводу более широкой передачи вируса в преддверии сезона оживленных поездок.

В течение последнего года КПК усиливала изоляцию своих граждан по всей республике, вводя тестирования и ограничивая передвижение людей, ссылаясь на номинальный уровень инфекции среди граждан.

Но до сих пор нет никакой официальной статистики КПК по инфекции, госпитализации или смертям, так же как нет возможности проверить любую статистику, публикуемую китайским режимом.

К концу 2021 года измученное население материкового Китая уже даже не попыталось усомниться в том, что КПК пытается защитить здоровье населения, даже если бы у него были для этого возможности.

В действительности, жесткое ограничение передвижения людей и ограничения коммерческой деятельности используются КПК с целью установления в обществе тотального контроля партии. Для этого китайскому лидеру Си Цзиньпину необходимо остановить бегство капитала из Китая и положить конец власти наличного частного сектора, чтобы добиться независимости от контроля партии.

Си видел, как эффективно в США, Великобритании, Канаде, Австралии и Новой Зеландии "правление по указу" приводит к повиновению общества в сочетании с настойчивым утверждением правящих сил, что урезание основных прав предпринимается "для защиты общества".

Эта отмена фундаментальных свобод и основных прав прочно укоренилась во всех западных "демократических" обществах, при этом общественность практически не способна поставить под сомнение научность или срочность правительственного диктата и отмены демократии.

Почему же это не работает на материковой части Китая? Так КПК необходимо срочно перестроить экономику КНР в соответствии с маоистскими рамками, в которых частный сектор, развязанный после смерти Мао Цзэдуна тогдашним лидером КПК Дэн Сяопином, снова должен быть подавлен в пользу полного государственного контроля.

Си необходимо управлять и объяснять спад в экономике КНР с момента его вступления в должность в 2012 году таким образом, чтобы не возлагать вину на него или партию. Он должен сделать это таким образом, чтобы это не привело к оспариванию его заявки на переизбрание на беспрецедентный третий срок в качестве генерального секретаря партии на будущем съезде в октябре 2022 года.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Его цель – это сохранить правдоподобность пузыря прежних экономических бравад: что экономика КНР растёт, что её подъём к мировому лидерству неизбежен и так далее и тому подобное, в то время, как основные показатели демонстрируют обратное.

Китай не может прокормить себя, у него массовая нехватка воды и проблемы населения со здоровьем, у него иссякли валютные резервы, его внутренний рынок находится в глубокой рецессии с массовой и растущей безработицей, а его внешние рынки сокращаются.

Чтобы сохранить доверие к себе до предстоящего съезда партии, Си необходимо представить предстоящие зимние Олимпийские игры в Пекине (4-20 февраля 2022 года) как престижное событие, заведомо зная, что это будет экономическим и структурным провалом, в котором можно будет обвинить COVID-19. Ради политического выживания Си это должно быть ещё одним событием, показывающим, что мир отдаёт дань уважения Пекину и, по умолчанию, КПК.

Стало ясно, что COVID-19 оказался идеальным инструментом после того, как КПК использовала его в 2020 году для парализации и поляризации электората Соединенных Штатов, чтобы помешать возможному переизбранию Дональда Трампа, заклятого врага КПК — может быть в равной степени использован для подавления оппозиции ретрансформации КНР, проводимой Си.

И это действительно стало основным направлением и оружием КПК внутри страны.

Вопрос в том, в какой момент Пекин решил использовать коранавирус (вирус КПК) в целях внутреннего контроля и даже для сокращения численности населения страны? Было ли это до, во время или после того, как — явно до января 2020 года — он предпринял эту кампанию по распространению вируса как средство подрыва западной, и особенно американской, экономики?

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают взгляды The Epoch Times.

По материалам The Epoch Times USA