Среда, Июл 6, 2022
Велика Епоха
Ukrainian Edition

Торговля детьми и сбор органов в континентальном Китае намного масштабнее, чем кто-либо может себе представить

Понедельник, 21 февраля 2022 года
Медсестра успокаивает ребёнка в городской детской больнице Синьин провинции Цинхай. По сообщению национального радио Китая, больницы в провинции Хэнань рекламируют продажу нежелательных детей. (Getty Images)

Недавняя видеозапись с психически больной матерью восьмерых детей, которую держат на цепи в деревенской хижине, вызвала возмущение в китайских социальных сетях.

Этот спор перешёл в бурное обсуждение проблемы торговли невестами в стране, где мужчин больше, чем женщин из-за политики «одного ребёнка», которую проводила компартия Китая на протяжении десятилетий.

По словам китайских правозащитников, этот инцидент обнажил более масштабные проблемы, связанные с торговлей людьми в Китае, которая включает похищение детей и чёрную трансплантацию.

Китайский диссидент Яо Чэн работал волонтёром в нью-йоркской некоммерческой организации «Права женщин в Китае» (WRIC) в Китае с 2007 по 2016 годы. В интервью китайскому изданию The Epoch Times он рассказал о случаях торговли детьми, а также о подозрении им существования тайной торговли детскими органами в Китае.

Девочки в женских монастырях

С тех пор как в 1979 году режим ввёл политику одного ребёнка, многие китайские младенцы женского пола были убиты путём аборта. Чтобы дать ребёнку шанс на выживание, некоторые родители отдавали новорождённых девочек в буддийские монастыри.

В своём документальном фильме «Девочки в женском монастыре» Яо рассказал, как он помог спасти многих девочек, выросших в женских монастырях, и найти их биологические семьи.

Яо Чэн. (Shi Ping/The Epoch Times)

За свои усилия он получил 22 месяца тюремного заключения в Китае в 2013 году.

Расследование Яо показало, что были удочерены тысячи девочек, содержавшихся в десятках буддийских женских монастырях уездного города Тунчэн, провинции Аньхой на востоке Китая.

«Новорождённых оставляли в бумажной коробке или корзине, накрытой одеялом, — рассказывает он. — Счастливчиков воспитывали монахини, но они могли позволить себе вырастить лишь пару или несколько девочек. В большинстве случаев остальные либо замерзали, либо их загрызали дикие собаки. Конечно, если какая-то семья хотела удочерить девочку, то монахини отдавали её приёмным родителям».

Огромная прибыль

По словам Яо, китайские младенцы мужского и женского пола, слишком часто становятся жертвами насильственного увоза, похищений и торговли людьми.

Он сказал, что китайская полиция хорошо ловит врагов государства, но не торговцев людьми, потому что в этом противозаконном и антигуманном бизнесе, приносящем огромные прибыли, участвуют многие полицейские.

Согласно статистическим данным, собранным китайскими некоммерческими организациями, в частности WRIC, в КНР ежегодно похищают около 70 000 детей. В это число не входят брошенные дети, отметил Яо.

Он объяснил, что тех, кто пропал без вести, покупали, чтобы сделать из них малолетних невест (выдавали замуж за члена семьи, когда ребёнок достигал соответствующего возраста), проституток или даже доноров органов.

Яо вспомнил, как видел в Шаньтоу, городе на восточном побережье провинции Гуандун, кровати для мальчиков и девочек, которых отправляли в Юго-Восточную Азию для извлечения органов. Яо собрал все доказательства, необходимые для судебного преследования, но полиция отказалась проводить расследование и предпринимать какие-либо действия для пресечения этих преступлений.

Он считает, что отсутствие реакции связано с прибыльностью трансплантационной индустрии. «Органы одного ребёнка стоят более одного миллиона юаней ($157 тыс.)», — уточнил он.

Яо добавил, что спрос на органы за рубежом огромен. В Сантоу он выявил торговцев детскими органами, но предпринять дальнейших действий не смог: «Если вы попытаетесь разоблачить это, ваша жизнь окажется в опасности».

Ван Хуайсюэ держит ребёнка. Приют Ван Цзяюй, 9 июля 2006 года, провинция Аньхой. Миллионы официальных и неофициальных сирот являются жертвами китайской социальной системы. (Фото Китая/Getty Images)

В районе Путянь провинции Фуцзянь, прибрежной провинции на юге страны, в Интернете появились посты с фотографиями более десятка детских тел, у которых отсутствовали органы и глаза. Яо сказал: «Это сделано не обычным кухонным ножом. Это профессиональная, тонкая операция — трансплантация».

Он считает, что многие операции были одобрены высокопоставленными чиновниками, потому что некоторые из них и элиты партии сами нуждались в пересадке органов.

«Почему многие из этих высокопоставленных партийных кадров, должно быть ослабевших после войн и всех лишений в молодости, живут до 90-100 лет? — спросил Яо, имея в виду бывшего лидера КПК, и добавил, — Посмотрите на Цзян Цзэминя, ему почти 100 лет. На китайском рынке всё также высокий спрос на органы».

Китай лидирует в мире по пересадке органов, но Яо поставил под сомнение их источники, поскольку в стране отсутствует прозрачная и законная программа по их закупке.

КПК не выполнила обещание

В 2010 году WRIC выступила с инициативой по предоставлению ежемесячной помощи каждому школьнику в размере 300 юаней ($47,16) и детям — по 500 юаней ($78,59). Пожертвование поддержал Фонд Клинтона, выделив из бюджета $200 млн, но тут вмешался коммунистический режим.

Он заявил WRIC, что сам будет выплачивать каждому нуждающемуся ребёнку по 600 юаней ($94,28) в месяц.

«Вот насколько уродлив этот режим. Сам не делает ничего хорошего, и другим запрещает делать добро, боясь потерять лицо перед иностранной организацией», — сокрушался Яо.

«Однако по прошествии более года режим не выделил ни цента. Руководитель Министерства гражданских дел объяснил мне, что правительство решает, куда распределить средства», — продолжал китайский диссидент.

Яо указал, что в конечном итоге страдают дети: «Могут ли они не есть год или два года?» Наконец, некоторая сумма денежных средств была выделена, но она была одноразовой. Волонтёр уверен, даже, если бы эти средства были выделены специально на детей, то большую их часть присвоили бы коррумпированные чиновники.

Яо отметил, что его волонтёрская работа напугала режим: КПК заклеймила его как врага народа за благотворительную деятельность в WRIC. Многие женщины-волонтёры покинули фонд из-за угроз сотрудников службы общественной безопасности китайского режима.

«Логика КПК проста: хороша только сама партия. Если кто-то другой тоже хороший, значит, партия плохая. Поэтому там, где правит КПК, нет места хорошим людям», — сказал он.

В качестве примера Яо привёл преследование последователей Фалуньгун в сегодняшнем Китае.

Фалуньгун, также известный как Фалунь Дафа, — это духовная практика, включающая медитативные упражнения и нравственное учение, основанное на принципах честности, доброты и терпимости. В 1999 году КПК начала кампанию преследования этой практики.

«Почему КПК преследует Фалуньгун? Потому что миллионы китайских последователей этой школы самосовершенствования — хорошие люди. Это напугало КПК», — сказал Яо.

По материалам The Epoch Times USA