• Китайцы с материка пробуют на вкус гонконгскую демократию

  • Вторник, 21 октября 2014 года
Молодой человек (слева) из материковой части Китая обсуждает альтернативные идеи гонконгской демократии с местной жительницей Гонконга 4 октября 2014 года. Гонконгское движение «Окьюпай» заняло важнейшие дороги вокруг правительственных учреждений в попытке добиться большей демократии

Молодой человек (слева) из материковой части Китая обсуждает альтернативные идеи гонконгской демократии с местной жительницей Гонконга 4 октября 2014 года. Гонконгское движение «Окьюпай» заняло важнейшие дороги вокруг правительственных учреждений в попытке добиться большей демократии. Фото: Мэттью Робертсон/Великая Эпоха

В среде людей, которые говорят на кантонском диалекте, изобилующем внезапным «проглатыванием» звуков и как будто случайными звуками «лааа», достаточно услышать простых слов «раз, два, три» на мандаринском китайском («и, эр, сань») — и на тебя обернуться все прохожие.

Материковые китайцы, которые бродят по занятым демонстрантами зонам Гонконга, где студенты и активисты захватили дороги и разбили палатки, обычно пытаются не привлекать к себе внимание. По этой причине язык, на котором они говорят, — иногда единственный способ их распознать.

Но в последние пару недель многие из них приходят фотографироваться (отсюда и отсчёт «раз-два-три»), поговорить с гонконгцами о политике и проникнуться атмосферой этого яркого народного движения.

С конца сентября тысячи гонконгских студентов и молодых людей заняли важнейшие улицы города, чтобы призвать правительство обеспечить более высокий уровень демократии для избрания главы администрации города — по сути, мэра.

Совсем недавно они разбили палатки на ключевом участке возле правительственных учреждений, который называется Адмиралтейством. В лагере появились произведения искусства, импровизированные выступления с речью — «курсы демократии», фильмы, бесплатная еда, пункты приёма утильсырья и т.д.

Именно такая сцена открывалась приезжим из материковой части, привыкшим к среде гораздо более строгой и беззаконной.

И всем материковым китайцам, с которыми «Великой Эпохе» довелось поговорить, было ясно, что подобное событие никогда бы не могло произойти в Китае.

«Качественные люди»


«Всё это для меня так ново, так удивительно, — говорит г-н Ли, бизнесмен из Шэньчжэня, который приехал в Гонконг на несколько дней. — Мы в Китае никогда о таком не слышали».

«Коммунистическая партия подавляет такие движения. Партия не попустит такого простым людям», — сказал он.

По его мнению, требования протестующих «на 70 процентов обоснованы», но добавил, что многие материковые китайцы считают, что Гонконгу уже и так довольно неплохо.

«Они думают: у вас уже и так есть немного демократии, зачем вам ещё больше?» — добавил он.

Согласно недавнему решению законодательного органа Коммунистической партии Китая, механически штампующего решения, Гонконгу разрешается иметь всеобщее избирательное право, но в весьма усмирённой форме, когда избиратели смогут проголосовать лишь за двух или трёх кандидатов, отобранных Пекином. Именно эта мера и другие подобные действия Пекина стали одной из причин, которые привели к выходу людей на улицы, чтобы добиться права более ощутимо влиять на выборы руководства Гонконга.

По словам г-на Ли, действия в самом лагере весьма впечатляют. Это движение разбило полустационарный лагерь на 12-полосной автомагистрали возле здания правительства. Некоторые демонстранты живут там почти всё время.

«Гонконгцы — „качественные“ люди, — сказал он. — Если вы организуете материковых китайцев сделать что-то подобное, то был бы хаос. Люди впитывают представления политической системы, в которой они находятся. В Китае нет нижних пределов нравственности. Сейчас всё сосредоточено на экономике, а моральные принципы отсутствуют».

Китайский бизнесмен Сун Шубинь был также впечатлён гонконгцами и их движением. Сун, которого принял в гости местный гонконгец, делился своими впечатлениями с репортёром, сидящим на дорожном разделителе.

«Гонконгцы действительно очень цивилизованные, — сказал Сун, наблюдая, как вокруг места последовательно расставлены таблички с указателями, направляющими поток движения пешеходов. — Я такой человек, который обращает внимание на детали, — важно сказал он. — Оглянитесь сейчас вокруг себя. Вы видите на земле хоть один окурок? В Китае сигареты валялись бы везде».

По словам Суна, он заработал в Китае много денег и теперь просто путешествует по миру. Гонконгец Рэймонд, у которого он остановился, описал его как «члена китайской элиты». Сун сказал, что не беспокоится о том, что его имя будет использовано, но возразил против того, чтобы его фотоснимок использовали в печатном издании.

Тёмные мотивы


Но все остальные материковые китайцы, общавшиеся с «Великой Эпохой», не желали называть своих полных имён из-за возможных политических последствий, с которыми могут столкнуться в Китае за разговор с зарубежными СМИ о «цветной революцией, раздутой зарубежными силами» [так это движение в основном подают СМИ материкового Китая].

Одному человеку даже не дали возможности поделиться взглядами на расстоянии: «Я глубоко тронут», — всё, что он смог сказать спросившему его о его впечатлениях журналисту, прежде чем его дёрнула за рукав более молодая спутница.

Другой молодой человек оказался более общительным. Он присел под балконом и в течение часа беседовал с молодой жительницей Гонконга об альтернативных политических философиях и правильном построении демократии в Гонконге. Разговор проходил на мандаринском диалекте в присутствии журналиста «Великой Эпохи».

«Мы, материковые китайцы, действительно вам завидуем, — сказал он, щурясь. — Это очень сложная ситуация. Я понимаю, что вы хотите демократии, но если вы посмотрите на общую ситуацию в Гонконге и на историю, то увидите, что всё это очень сложно и имеет много трудностей. Особенно с центральным правительством. Много проблем».

Их разговор перескакивал с одной темы на другую и не привёл к какому-либо выводу. Можно только сказать, что молодой человек, в какой-то момент прервавший диалог, чтобы встать и избежать попадания в передвижную телекамеру, имел гораздо более циничное видение политики и мировоззрение, чем идеалистичная жительница Гонконга, с которой он беседовал.

«В Китае глава партии говорит тебе, что делать, и ты должен это делать. Нигде в мире нет справедливости. Всегда существуют скрытые интересы, — сказал он. Эта мысль о том, что у людей тёмные мотивы, и что сопротивление является напрасным, была повторяющейся темой их разговора. — Если у тебя может быть достаточно еды, и ты можешь жить в мире, то этого достаточно», — заключил он.

«Это выживание, а не жизнь! — возразила его пылкая собеседница. — Речь не о том, можно ли купить iPhone 6, а о наших будущих поколениях».

Мэттью Робертсон, Великая Эпоха


Читайте также:
Насилие в Гонконге связано с Пекином
Гонконг голосует за демократию
Тон Си Цзиньпина в отношении Гонконга смягчился
Китай пытается усилить власть над Гонконгом
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...