• Известный мультипликатор покинул Китай из-за репрессий со стороны правительства

  • Воскресенье, 5 октября 2008 года
 

Известный китайский художник-мультипликатор Ван Хайбо перед пекинскими Олимпийскими играми был вынужден покинуть Китай и прилететь в Нью-Джерси, США, опасаясь репрессий со стороны коммунистического режима за его художественное выражение.

В 2005 году 27-летний художник стал помощником по раскраске у основателя организации «Флаг мультипликации» в Шанхае Го Цзинсюна. Работая совместно, они получили множество призов за свои комические репертуары. В 2006 году оба художника стали первыми китайцами в истории, которые получили специальный главный приз на Международном фестивале комиксов Angoulême в Европе, за создание мультфильма «Превращение дьяволов в охранников Бога».

«Мы основываем наши мультфильмы на традиционной китайской культуре, включая конфуцианство и пять китайских добродетелей: доброта, преданность, этикет, мудрость и доверие», - сказал Ван.

Несмотря на всемирную известность, Ван подвергается преследованию со стороны китайского коммунистического режима. С тех пор, как он вместе с Го под псевдонимом опубликовал иллюстрации для удостоенной приза книги «Девять комментариев о коммунистической партии», его жизнь в Китае из-за постоянных угроз стала трагедией.

«Создание иллюстраций для "Девяти комментариев", конечно, связано с риском, но я верю, что миссия художника состоит в том, чтобы донести до людей свой голос и своё мнение, - считает Ван. - Особенно когда взгляды, изложенные в "Девяти комментариях", разделяют многие китайцы».

Книга «Девять комментариев о коммунистической партии», опубликованная в 2004 году, даёт анализ кровавой истории коммунистической партии Китая (КПК). На сентябрь 2008 года книга вдохновила более 42 миллионов китайцев выйти из КПК и связанных с ней организаций.

«Я думаю, самое большое препятствие, с которым сталкиваются все художники в Китае, заключается в том, что у нас нет свободы самовыражения, - говорит Ван, - все публикации СМИ сталкиваются с жестокими ограничениями КПК. Широко распространены плагиат и нарушения авторских прав. Сталкиваясь с этими обстоятельствами, комическим художникам трудно существовать. Кроме того, когда они действительно создают работы (которые подвергаются притеснению со стороны правительства), они немедленно оказываются перед проблемой выживания».

С приближением пекинских Олимпийских игр по Китаю прокатилась широкая волна арестов тех, на кого были наклеены ярлыки: «враги КПК» и «угроза обществу» (то же самое, что и враги КПК).

В июле 2008 года Ван и Го были приглашены на Международный фестиваль комиксов в Сан-Диего, чтобы представить свои мультфильмы. Они покинули свои дома второпях, захватив с собой лишь некоторые из более 100 фильмов, выпущенных их организацией «Флаг мультипликации».

«У нас не было времени, и все происходило в спешке, поэтому наш киоск не был установлен продумано, как другие, - рассказал Ван, - но продажа у нас прошла довольно хорошо. Мы привезли сотни книжек комиксов, и за пять дней все они были распроданы».

Вдохновенный путь

Ван обнаружил страсть к рисованию ещё в детстве. На своём пути профессионального художника он сталкивался со многими необыкновенными событиями.

«Это было летом 1997 года, во время моего предпоследнего года учёбы в средней школе, я начал практиковать Фалуньгун, - вспоминает Ван. - После того, как я прочитал книгу "Чжуань Фалунь" (главная книга Фалуньгун), я был удивлен и понял много принципов и смысл моральных ценностей. Никогда прежде я не сталкивался с цигун (китайские энергетические упражнения), но моей мечтой всегда было найти путь к истине".

«В 1999 году, когда китайская коммунистическая партия по всей стране начала кампанию клеветы на Фалуньгун, используя государственные СМИ, я был озадачен, - рассказывает Ван, - в их сообщениях говорилось о чём угодно, но в них не было ни слова правды, и я почувствовал себя очень плохо».

В том же самом году Ван был принят в Шанхайский Университет Дунхуа с профилирующим предметом: Искусство и композиция.

«Следуя политическому давлению с более высоких инстанций, все преподаватели должны были разжигать ненависть к Фалуньгун в учащихся, - говорит Ван. - Когда мой преподаватель во время лекций начал оскорблять Фалуньгун, я поднял руку и сказал: «Я тоже практикую Фалуньгун и думаю, что это хорошая практика». Тогда все уставились на меня, не веря своим ушам, а преподаватель сказал мне замолчать и сесть на место».

Ван, как и большинство других последователей Фалуньгун, хотел объяснить членам правительства, что Фалуньгун несёт добро и что эта практика учит, как быть высоконравственным человеком. В июле 2000 года Ван вместе с матерью и двоюродным братом поехали в Пекин, чтобы выступить с мирным протестом против преследования.

«Приехав в Пекин, мы поняли, что ситуация очень отличалась от того, о чем мы думали вначале, - говорит Ван. - Когда мы добрались до площади Тяньаньмэнь, к нам подошли полицейские, и спросили, являемся ли мы практикующими Фалуньгун. Мы ответили утвердительно и были немедленно увезены в полицейских автомобилях.

Весь грузовик был полон практикующими Фалуньгун, арестованными вместе с нами в Пекине. В камере полицейские стимулировали заключенных избивать нас. На сзаставляли находиться в полустоячей позе на коленях в течение длительного периода времени. Если мы двигались, заключенные начинали бить нас».

Вскоре Вана перевезли в тюрьму в г.Шанхай. Все практикующие Фалуньгун были в разных камерах, и ни один из них не знал, когда они будут освобождены.

«В Шанхае ситуация была аналогичной: как только заключенные узнавали, что вы практикующий, они могли избивать вас сколько хотели», - рассказал Ван. Он находился в тюрьме больше месяца, пока, наконец, его семья, используя деньги и связи, не выкупила его.

«В тюрьме я понял, что должностные лица совсем не хотели слышать от людей правду, - говорит Ван, - даже когда они знали, что поступали неправильно, они продолжали это делать. Я чувствовал, что был очень слаб, поскольку было невозможно изменить их мнение».

После освобождения у Вана не было свободы, которую он ожидал. Власти возложили ответственность за его действия на школьную администрацию. После поездки Вана в Пекин его классный руководитель был уволен.

«В школе от имени "Офиса 610" мне сказали, что если я буду продолжать практиковать Фалуньгун, они вышлют меня из страны, - рассказывает Ван. - Мои родители очень тяжело работали, чтобы я смог поступить в университет, и я не хотел их разочаровывать. Я подчинился и написал гарантийное письмо, объявив, что собираюсь прекратить практиковать. Однако это заявление было написано вопреки моему желанию и сделало меня очень несчастным.

Администрация школы тайно приказала, чтобы мои одноклассники и соседи по комнате шпионили за мной, чтобы быть уверенными, что я прекратил практиковать Фалуньгун. Даже моих соседей чиновники из "Офиса 610" просили записывать то, чем я занимался. Это продолжалось несколько лет, пока я не приехал в Соединенные Штаты».

В Америке

Ван был вынужден покинуть Китай и иммигрировать в Нью-Йорк. Вместе с Го он надеется начать свою работу в Америке, издавать новые книги и переводить с китайского языка книги других. Ван сказал, что он уверен в том, что людям в Америке понравится их работа.

«В Америке плодотворная окружающая среда для творчества, - замечает Ван. - Если комикс хороший, он может войти в жизнь любой страны. В Америке очень немного китайских комиксов, но много японских и американских. На нас оказывают влияние японские комиксы, но наши отличаются от них. Я думаю, что комикс это как язык, и мы стараемся с помощью этого языка принести людям китайскую традиционную культуру».

Хелена Чжу. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...