• Экономика Китая: «Ноев ковчег» или «Титаник»?

  • Понедельник, 18 января 2010 года

Известный китайский ученый-экономист Хэ Цинлянь рассказывает о загадках китайской экономики.



То, что Китай экономически силен, как это утверждает пропаганда Пекина, не соответствует наблюдениям международных финансовых экспертов. Пекин на фоне мирового финансового кризиса поздравляет себя с производительной мощью и использует аллегорию Ноева ковчега: «Made in China» вылечит мировую экономику и, подобно «приводу», вытащит Китай из болота.

Международные экономисты, напротив, озабочены китайским супер-пузырем роста цен на недвижимость и убеждены, что сконструированное коммунистическим режимом с помощью различных манипуляций мошенническое благосостояние неизбежно приведет к настоящему спаду (депрессии). Так как об иммобильном пузыре уже было сказано много, я хотела бы рассказать о китайской экономике в широком смысле.

Так как мировой финансовый кризис был вызван ипотечной проблемой – кредитами второго сорта в США, мировые экономисты сосредоточили свое внимание на пяти факторах, которые обусловили спад мировой экономики: пассивы «плохих банков» («Bad Banks»), как безнадежная дебиторская задолженность и рискованные ссуды, плохой контроль банковской деятельности, массовая безработица, структурный дисбаланс мировой экономики и непредвиденные переменные величины типа H1N1. Без сомнения, все пять факторов присутствуют одновременно в настоящее время в Китае. Кроме того, китайская экономика сама по себе является основой структурного неравновесия в мировой экономике.

Риск образования пузырей

Пассивы «плохих банков» Китая с самого начала вызывали беспокойство международного финансового сообщества. 900 миллиардов US-долларов безвозвратных кредитов в Китае, взятые до 2007 года уже переварены. Это было достигнуто тем, что безнадежные кредиты были упакованы в виде государственных банковских вложений и навязаны в виде трехлетних «стратегических инвестиций» большому количеству международных банков-гигантов. После этого государственные банки были переформированы в контролируемые государством предприятия, котирующиеся на бирже рынка акций Китая и Гонконга. Это привело к повышению коэффициента достаточности капитала (CAR) в течение трехлетнего периода, хотя эти «стратегические инвесторы» вышли из игры.

С 2008 года Китай следует гибкой денежной политике, чтобы справиться с кризисом. Одновременно кризис банков в Китае вызвал снова большое смущение у иностранных партнеров. Информация, которую можно найти в СМИ континентального Китая подтверждает следующее:

Во-первых, повышенный коэффициент достаточности капитала снизился из-за приема прежних безнадежных дебиторских задолженностей и привел к снижению качества банковского капитала. В конце ноября 2009 года Комиссия по регулированию банковской деятельности Китая (КРБД) требовала от крупных китайский банков повышения их коэффициента достаточности капитала (CAR). По оценкам BNP Paribas, одного из ведущих коммерческих банков Франции и Европы, 11 крупных китайских банков должны были собрать капитал в размере 300 миллиардов юаней (44 млрд. US-долларов ), чтобы достичь требуемого стандарта.

Во-вторых, в настоящее время Китай вложил слишком много в недвижимость. Недвижимость в Китае достигла 6,6% своего ВВП и четверть своих инвестиций в капиталовложения. Сумма займов под недвижимость, которая выдается китайскими финансовыми институтами (включая займы строительным компаниям и ипотеки частного строительства квартир) достигла многих триллионов. Иммобильный пузырь является риском для банковских кредитов.

В-третьих, проекты под названием «Программа 4 миллиарда юаней» стали, скорей, инструментом центрального правительства компартии Китая, больше для удержания банковских ссуд, чем для действительного облегчения экономического положения. Так центральная инспекционная группа компартии нашла нарушения в 2 151 из 2 472 проектов.

В действительности КРБД находится под контролем центрального правительства, в то время как центральный банк Китая служит правительству кошельком. Очевидно, что система наблюдения над банковской деятельностью в Китае крайне слаба и КРБД не в состоянии следить за действиями китайского правительства через Центральный банк.

Эксперт по Китаю Северо-западного Университета Виктор Ши уверен, что экономика Китая в действительности - «снежный ком, голова которого - Центральный банк, который может печатать деньги в больших количествах» (из журнала Forbes: на обложке которого статья «Китайский пузырь» „China's Bubble").

Высокая безработица привела внутренний спрос в беспорядок

Безработица в Китае - это очень серьезная и уже давно существующая проблема и - загадка. Перед Олимпийскими играми в Пекине, в августе 2008 года бывший министр по трудоустройству и социальной защите Тянь Чэнпин рассказывал прессе, что число безработных предположительно около 250 миллионов, из которых 200 миллионов гастарбайтеров из сельских местностей и 50 миллионов местных жителей.

Другой чиновник Компартии Китая, Чжой Юн, сотрудник центральной партийной школы, предполагал, что число безработных рабочих-мигрантов, включая безработных выпускников ВУЗов, вместе составляет около 50 миллионов на 2009 год.

Исходя из этого, 300 миллионов безработных составляют 30% работоспособных (по возрасту) китайцев. Это отвечает подсчетам, основанным на данных прежних лет, опубликованных Управлением статистики КНР.

Возрастающий уровень безработицы приводит к снижению потребления, при котором внутренний спрос в Китае в последние годы все снижается, особенно с 2009, когда цены на недвижимость Пекином поднимаются. Покупательная способность китайского народа сконцентрирована только на рынке недвижимости, в то время как уровень внутреннего потребления Китая падает до исторически значительного уровня. Уровень потребности в жилье составлял в 2008 35,5%. И при этом не только ниже, чем в США с 70,1% во время великой депрессии, но и ниже, чем в Индии - 54,7%. С 1978 до 2005 года коэффициент потребления в Китае составлял в среднем 58,5% и был ниже мирового среднего коэффициента потребления - 76% в течение того же периода.

Дисбаланс экономической структуры Китая

Низкий уровень потребности в жилье и высокий коэффициент инвестиций - основные причины дисбаланса экономической структуры Китая последних 30 лет.

Китайская экономика - это «тройная упряжка» („Three-Horse Chariot"), инвестиции - это одна  из них (две другие - это экспорт и внутреннее потребление).  С 1978 по 2005 год средний годовой коэффициент инвестиций составлял 21,1 % в мире и 27,8% в азиатских станах. Но в Китае он возрос до 38,9%, и намного превышает развитые и развивающиеся страны. После того, как Китай вступил в ВТО (Всемирная торговая организация), дисбаланс китайской экономики оказывал свое воздействие и отразился в структурном неравновесии мировой экономики.

Наиболее отчетливо этот дисбаланс заметен в экономических взаимоотношениях США и Китая. С одной стороны, уровень потребления в Америке самый высокий в мире и зависит от высоких задолженностей частных лиц и от того, как они сами поддерживают и стимулируют свою и мировую экономику. С другой стороны, Пекин скупает облигации займов США для усиления китайского экспорта и для поддержки кредитоспособности и уровня потребления в США, благодаря чему США станет самым крупным торговым партнером Китая. Тем не менее, с началом кризиса уровень потребления в Америке снизился и отражается на экспорте из Германии, Китая и Японии, экономика которых находится в сильной зависимости от экспорта. Это касается также множества других стран. Многие эксперты во всем мире считают необходимым введение новой модели всемирного роста экономики - не зависимой от задолженности частных лиц и торгового дефицита США.

Американцы начали менять свои привычки много тратить и мало откладывать, что приводит к тому, что США получает меньше займов от Китая. С середины декабря 2009 года данные потока наличных денег (кеш-флоу, «Cash Flow») федеральной резервной системы США за третий квартал показывают, что коэффициент сбережений американских граждан увеличивается в среднем на 5% и стабилизируется. В США в основном частные лица покупают бумаги правительственных пенсионных фондов и часть иностранных инвестиций в пенсионные бумаги казначейства США упала с 54% в 2008 году на 27% в третьем квартале 2009 года.

Откровенно говоря, повышение уровня сбережений для Китая не очень хорошая новость. Так как это означает, что наибольший рынок экспорта снижает спрос. Согласно данных управления статистики КНР,  прирост экономики за первые три квартала 2009 года достиг 7,7%, из которых вклад конечного потребления в ВВП составил 4 процентных пункта, вклад инвестиций составил 7,3%. При этом вклад в экономику экспорта был с отрицательным значением. Как раз из-за экспорта «тройка» находится почти в застое, в то время, как внутренний спрос плох. В этих обстоятельствах Пекин продолжает раздувать «пузырь недвижимости» и, как наркоман, пренебрегает всеми предупреждениями.

Пекин заставляет «иностранные СМИ» (такие китайские иностранные СМИ, которые компартия инвестирует) доказывать, что Китай - это «Ноев ковчег», который спасет мир от мирового кризиса, и требует ожиданий, что Китай в следующие 10 - 15 лет перегонит США как экономического гиганта. В действительности настоящее «благосостояние» Китая - это нерациональное преувеличение, основанное на иммобильном пузыре. Если не найдутся другие средства для исцеления экономики Китая, то она станет «Титаником», как только лопнет пузырь иммобилии.

Автор статьи Хэ Цинлянь, 1956 г.р. ученый, экономист и социолог, в настоящее время работает в Нью-Йорке. В своей книге «Ловушка модернизации Китая» она развеивает миф о «преобразовании через торговлю». Иначе, чем другие наблюдатели Китая, фиксирующие своё внимание на высоких показателях ВВП, она описывает сегодняшний Китай как страну, которая в общественном смысле «сидит на вулкане», который может взорваться в любой момент.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...