• Китайский журналист разоблачает незаконный захват земли чиновниками

  • Четверг, 15 декабря 2011 года

Чжао Янь хорошо известен своими журналистскими расследованиями в New York Times, а также тем, что просидел три года в тюрьме за «разглашение государственной тайны» в Китае. Сейчас Чжао находиться в США в качестве беженца и пользуется широкой популярностью среди малообеспеченных людей в Китае.

Чжао посвятил свою жизнь расследованию проблемы захвата земли в Китае и разработал рекомендации относительно того, как крестьянам бороться с «хищными» чиновниками.

Сначала Чжао работал литературным критиком, а потом милиционером. Из милиции его уволили в 1987 году во время анти-буржуазной либеральной кампании. В 1997 году Чжао стал интересоваться проблемой нарушения прав крестьян.

Его друга, журналиста Шэн Сюэю обвинили по сфабрикованным показаниям партийного секретаря в провинции Харбин в связи с расследованием незаконного захвата земли. Проходил открытый судебный процесс, и Чжао пришел на помощь своему другу.

«Чтобы помочь другу, я должен был изучать законы самостоятельно. Я готовился целый год», — говорит Чжао. Он отправил письмо в городской партийный секретариат, объясняя ситуацию и указывая, что его предшественник был незаконно обвинен. Чжао также просил в письме освободить своего друга, которого впоследствии отпустили.

После этого процесса Чжао понял, насколько тяжела жизнь крестьян, и это повлияло на его дальнейшую судьбу. «Этот случай изменил мою жизнь», — говорит он. С тех пор он стал журналистом с активной жизненной позицией.

В 2002 году Чжао начал работать журналистом в журнале Реформы Китая (China Reform), который издавала Национальная комиссия по развитию и реформам.

«Они все что-то расследовали, но их журналистские способности не были достаточно профессиональными. Для них я делал сложные журналистские расследования, в том числе и по вопросу захвата земли у крестьян», — говорит он.

Такое «прикрытие» Чжао давало ему возможность изучать состояние самого нижнего слоя китайского общества, что и привлекло внимание газеты New York Times. «Почти никто из китайских СМИ не изучал положение, в котором находятся эти люди», — говорит Чжао.

Джозеф Кан из New York Times, руководивший редакцией в Пекине в то время, принял Чжао к себе на работу, когда того уволили из журнала Реформы Китая в начале 2004 года. Сам Джозеф Кан не ответил на письмо с просьбой дать интервью.

Основная задача Чжао состояло в том, чтобы провести первоначальное расследование, после чего Кан и другие сотрудники обработают, проверят и напишут статью на основе подготовленного материла.

У Чжао было много контактов для получения информации о сплетнях в партийных кругах. Написанная им от руки записка об этом привела к аресту и заключению Чжао на три года (2004—2007) по приговору «разглашение государственной тайны», — по крайней мере, таково официальное объяснение.

Чжао считает, что таким образом Ху Цзиньтао наказал его за помощь крестьянам. Обвинение в разглашении государственной тайны — это просто удобный повод.

Изучение несовершенства законов, чтобы помогать крестьянам

Для Чжао журналистика всегда была связана с активной жизненной позицией — помощь крестьянам в отстаивании своих прав на землю, которую партократы пытаются прибрать к своим рукам. «Как журналист я могу сделать это, кроме того, меня мучает совесть. Кто же знает, как решить эту проблему? Если я не расскажу об этом, то кто же?», — говорит он.

Чжао научился использовать несовершенство законов, чтобы помочь крестьянам бороться с чиновниками, которые злоупотребляют своим служебным положением. В частности, он учил крестьян, как привлечь к ответственности членов Всекитайского собрания народных представителей.

«Партократы сильно нервничали по этому поводу и гневались», — говорит Чжао. Теперь, когда он научился пользоваться компьютером — в Китае у него не было такой возможности, — свои расследования он сверяет с информацией в интернете.

«Я непосредственно не могу их уволить, но мы собираем подписи, как этого требует закон, чтобы добиться импичмента». 30 человек из района народного представителя могут написать заявление с требованием отозвать этого депутата.

«Я придерживаюсь вашего закона, чтобы выявить и уволить коррумпированных чиновников, которые захватывают крестьянскую землю, — рассказал Чжао. — Это не призыв к бунту».

Он и дальше выполняет эту работу и в то же время пишет и редактирует статьи для китайских изданий, чтобы немного заработать на жизнь. В своих статьях, написанных под псевдонимом, Чжао также разоблачает коррупцию.

Чжао Янь считает, что похищение земли у крестьян является наиболее разрушительной и дестабилизирующей деятельностью, которую сейчас осуществляет компартия Китая.

В большинстве случаев причиной сотен тысяч «массовых беспорядков» или уличных протестов в последние годы является захват земли и принудительное выселение крестьян. Они получают мизерную компенсацию за землю или даже не получают её вообще. Местные чиновники привлекают спецотряды для сноса домов и бандитов, которые самовольно используют насилие, чтобы ускорить процесс выселения.

По этому поводу написано множество жалоб, возникли многочисленные протесты, в сердцах людей поселилось отчаяние, и в некоторых районах многие люди сейчас совсем утратили надежду. Люди публично поджигали себя и появилось много сообщений о фальшивых бомбах, заложенных с целью отомстить чиновникам.

«Если вы забираете их землю, вы отбираете у них средство к существованию и вы ставите под удар их способность к выживанию, — писал Чжао Янь, — таким образом, они вынуждены бороться за свою жизнь».

На протяжении тысячелетий восстания крестьян ускоряли падение императоров китайских династий. Националистическая партия, которая была в Китае до прихода коммунистов, потерпела крах в результате переворота крестьян (война с Японией, гражданская война, коммунистическая агитация, перераспределение земли, конечно, также сыграли свою роль).

Чжао Янь считает, что коммунистическую власть постигнет та же участь, благодаря силе народа. Чжао приводит классическое китайское выражение, которое объясняет борьбу коммунистов в прошедшие 60 лет, после того как они пришли к власти использовав крестьян: «Не только лодка может плавать по воде, но и вода может её затопить».

Мэтью Робертсон, The Epoch Times

Оригинал на английском: The Epoch Times

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...