• Афёра китайских заговорщиков раскрыта

  • Среда, 22 февраля 2012 года

Этот год выдался событийным. Во время китайского Нового года шанхайский гонщик Хань Хань, которого разрекламировали как кумира молодёжи, опубликовал негативные статьи о демократии и свободе слова, а также отрицательно отозвался о готовящейся революции в Китае. Вскоре эти его статьи сильно раскритиковали, и он потерял как звание кумира, так и большую часть своих фанатов.

Однако вскоре это событие стало развиваться. Люди, которые осуждали взгляды Ханя, в конечном счёте, увидели ложь в его статьях и стали угрожать перенести дело в суд с претензией на сумму в десятки миллионов юаней.

Тем временем ещё один интересный спектакль начал привлекать внимание общества. Речь об одной из центральных фигур «чунцинской стратегии» — начальнике милиции города Чунцина Ван Лицзюне.

Вана расхваливали как борца против мафии в период кампании «восхваление красных и удар по чёрному обществу», которую инициировал Бо Силай, секретарь компартии Чунцина. Несмотря на это, недавно Ван направился в американское консульство в городе Чэнду, чтобы просить политическое убежище.

В какой-то момент это событие вышло за рамки города и перегрузило китайский интернет новостями и комментариями. Представители Китая и США говорили об этом неуверенно.

Когда Бо Силая выгнали из политических кругов Пекина и назначили на должность главы компартии Чунцина в 2007 году, он был настроен бороться, чтобы вернуться в правящую верхушку партии.

В соответствии с обычаями компартии Китая (КПК), люди, которые смогли успешно продвинуться до высокого ранга или которые смогли избежать серьёзной опасности, сделали это в силу некоторых необычных достижений или признания верхушкой партии. Очевидно, что Бо Силай хотел следовать этому пути и восстановить свой ослабевающий статус.

Таким образом, он постепенно разработал кампанию «восхваление красных и удар по чёрному обществу», которую называют «чунцинской стратегией». Бо хотел заручиться общественной поддержкой и благодаря этому пробраться в постоянный комитет политбюро компартии. Этот шаг также стал началом всех комментариев на эту тему.

Какая же предпосылка у этой кампании, которая восхваляет коммунизм и борется с секретными группировками, которых традиционно называют «чёрным обществом» в Китае?

Суть в том, что компартия неизлечимо больна: она потеряла признание и поддержку народа. Успех моделей Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина состоял в том, что они получили признание и поддержку народа либо путём обмана, либо предоставления незначительных выгод. Тем не менее, люди теряют доверие к ней, а однопартийная диктатура коммунистической партии прогнила до основания.

Для того, чтобы сохранить однопартийное правление, необходимо вернуть народную симпатию. Именно по этой причине партийный лидер Бо и инициировал свою кампанию.

Бо Силай поощрял петь «красные песни» потому, что в настоящее время многие несостоятельные люди тоскуют по мерам социального обеспечения при правлении Мао Цзэдуна. Новый маоизм имеет широкую поддержку среди низших слоёв общества.

Эти нуждающиеся люди, которых посредством современного бюрократического капитализма лишили льгот в области здравоохранения, образования, жилья и т.д., имеют сильные мятежные настроения. Большинство из них не осмеливается выступить против деспотизма. Таким образом, они вынуждены перед лицом современной политики отстаивать прошлое, другими словами, восхвалять социальное обеспечение времён Мао Цзэдуна как противоположность нынешнему бюрократическому капитализму.

Хвалить старые времена с целью высмеять сегодняшний режим, тем не менее, не очень логично. В конце концов, партия по-прежнему почитает Мао, по крайней мере, публично. Однако Бо Силай хочет использовать это новое веяние и заручиться поддержкой населения.

Несмотря на то, что люди вдохновились петь красные коммунистические песни, не произошло никакого реального изменения в распределении богатства. Бо не решился изменить механизм существующего бюрократического капитализма. Поэтому его восхваление красных осталось простой формальностью

Он не мог получить поддержку общественного мнения без существенных достижений. Восхвалять красных было недостаточно для изменения аппарата компартии. Таким образом, после того как были опубликованы песни, которые восхваляют красное движение, никто не обратил на них внимания.

Вторая часть «чунцинской стратегии» состояла в том, чтобы бороться с преступными группировками, так называемой чёрной мафией. Сегодня в китайском обществе повсюду кланы, которые работают сообща с чиновниками. В дополнение к экономической эксплуатации и политическим репрессиям, которые осуществляет коммунистический режим, обычных людей также использует и подавляет мафия. Общество наполнено чувством обиды.

Поэтому, когда секретарь партии Бо начал свою кампанию борьбы с тайными кланами, вначале он получил одобрение от большинства людей. Однако также, как и первая часть его кампании, это оказалось обманом; лиса не может всё время прятать свой хвост, поэтому настоящая картина вскоре раскрылась.

Люди насмехались: борцы с чёрными превратилась в чёрных борцов. Почему их стали называть «чёрные борцы»? Потому что Бо Силай и Ван Лицзюнь, которые прославились в провинции Ляонин, монополизировали преступный мир «чёрной мафии». Фактически чиновники и мафиозные группировки стали одной семьёй. В этом отношении в «чунцинской стратегии» было две особенности.

Первая заключалась в том, что Бо Силай и Ван Лицзюнь начали искоренять раздробленные и трудно контролируемые малые банды, чтобы сохранить и укрепить преступный мир, который могут контролировать чиновники. Создание главного клана помогло бы им достичь собственных политических и экономических целей, а также позволило бы участвовать в незаконных действиях, которые неприемлемы для чиновников. Таким образом, они смогли бы достичь беззакония эпохи Мао Цзэдуна и власти над обществом.

Вторая черта стратегии состояла в том, что они хотели избавиться от диссидентов под прикрытием этой кампании. Путём объединения своих целей с тайными кланами, они могли, при общественной поддержке, устранить своих политических противников и должностных лиц, которые нерадиво служат им, а также убрать некоторых оппонентов в экономике и присвоить себе их имущество.

Таким образом, при реализации «чунцинской стратегии» они смогли бы пожать как политические, так и экономические плоды, и в то же время заработать хорошую репутацию. Неудивительно, что многие обозреватели оценивают Бо как лицемера номер один нынешней эпохи.

Для достижения этих двух фальшивых «анти-преступных» целей они использовали незаконные методы пыток, а также поощряли коррупцию в судах. Как и в более поздние времена эпохи Мао, такие действия неизбежно затронули интересы определённых групп в правящем классе и вызвали негативный отклик.

Выживание Вана

В соответствии с трактатом «Искусство войны» знаменитого китайского стратега Сунь-цзы, первым ударом нужно отрезать слабые крылья, а затем атаковать главное тело, которое уже ослабло. Таким образом, Ван Лицзюнь, служащий партийного лидера Бо, оказался в опасности: он не мог не оставить доказательств своих преступлений в его фальшивой кампании, направленной против преступных кланов.

Поэтому Бо попытался отрезать этот гнилой хвост, как обычно делают в таких случаях. Однако у Ван Лицзюня не настолько слабый характер, чтобы его растоптали, как это произошло с его предшественником Вэнь Цяном (7 июля 2007 года Вэнь Цяна казнили, и он стал первым высокопоставленным начальником милиции, который получил такое наказание).

Логика Вана состояла в следующем: если вы бессердечные, то я не буду добр к вам. Он избавился от группы наружного наблюдения, которая следила за ним, и привлёк к себе много внимания. Ван сражался за своё выживание словно рыба, попавшая в сети, которая пытается разорвать её.

На первый взгляд, резонансный поход в американское консульство является личным неожиданным поступком Ван Лицзюня. Однако на самом деле это неизбежный результат лицемерной политики. Существовало множество подобных случаев в истории и современности, в Китае и остальном мире. Разница лишь в том, что на этот раз инцидент произошёл довольно быстро и создал большую шумиху. Независимо от политического будущего Бо Силая, так называемая «чунцинская стратегия», несомненно, уже потерпела неудачу.

Вэй Цзиншэн

Вэй Цзиншэн — известный китайский диссидент. Он получил много премий в области прав человека, в том числе премию имени Роберта Кеннеди в 1996 году, премию «За свободу мысли» имени Андрея Сахарова и награду за сохранение мира имени Улофа Пальме в 1994 году.

Предоставлено фондом Вэй Цзиншэна (www.weijingsheng.org). Оригинал статьи был озвучен в эфире Радио Свободная Азия.

-------------------------------------

Китайский режим переживает кризисЧитайте другие статьи по последним событиям в Китае в спецрубрике Великой Эпохи «Китайский режим переживает кризис». Аналитики по Китаю отмечают, что разгоревшаяся борьба за власть, вероятно, приведёт к реформированию политической системы страны. Проследите, как развивалась эта борьба в хронологическом порядке. Узнайте в лицо главных фигурантов борьбы за власть в правящей верхушке Китая.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...