• Поэт и бард Валерий Винарский: жалость я не хочу ни в ком вызывать

  • Елена Балакина | Великая Эпоха
    Среда, 31 октября 2012 года
Валерия Винарского, поэта с Андреевского спуска, видели и знают многие киевляне. Этот энергичный и немного странный человек заговаривает с прохожими, просит их назвать первое пришедшее на ум слово и зачитывает с этим словом свой стих.

Валерий Винарский — часть жизни Андреевского спуска, один из тех людей, которые создают неповторимую творческую атмосферу этой улицы и уже стали её историей. Но что касается истории самого поэта, то она действительно поражает.

— Валерий, расскажите о своем детстве, о своей семье.

Валерий Винарский: О своём детстве и вообще о биографии рассказывать нежелательно. Лучше всего рассказывать о моих умениях, потому что как только расскажу, то всем сразу станет меня жалко. А жалость я не хочу ни в ком вызывать.

Когда мне было двенадцать, во Львове убили мою мать. На этом моё детство закончилось. Отца у меня не было. Дальше началась борьба за существование. Воспитывала меня бабушка. После смерти матери мне остались три вещи — это воздушка-парабеллум, которую у меня потом украла милиция, печатная машинка Continental и восемь томов Маяковского. Эти три вещи сделали из меня того, кто я есть сейчас. Технику написания Маяковского я впитал, можно сказать, с молоком, с кровью.

А дальше всё было предельно просто — я закончил семь классов общеобразовательной школы, потом был техникум железнодорожный, техникум строительный, дальше землеустроительный факультет Львовского национального аграрного университета. Из-за моей национальности [еврейская — прим. автора] ни в один киевский университет поступить было невозможно, её воспринимали только во Львове и принимали только на это отделение. А после всего этого вместе взятого было ещё Киевское государственное высшее музыкальное училище им. Р. М. Глиера. Здесь я работал инженером и руководил вокально-инструментальными ансамблями.

— У вас инженерное образование — инженер-строитель и инженер-землеустроитель, вы поэт и дирижер хора. Как в Вас уживались такие разные профессии?

Валерий Винарский: Вначале я пошёл строить дом на Ветряных горах, был прорабом. Строителем работал фиктивно, я так терпеть не мог это дело, что при любой возможности пытался отлынивать и идти на любимые репетиции — в перерывах, до работы, после работы. Руководил изумительным ансамблем «Ровесники».

Твоей не позавидуешь судьбе,
Но ты благодарить обязан Бога,
Ведь как бы плохо ни было тебе,
Есть те, которым хуже и намного.

Как только убили мою мать в 1952 году, я с бабушкой переехал в Киев. Дальше все обстоятельства в жизни были направлены на уничтожение меня как личности. Всем, что я умею, я обязан тому, что меня хотели уничтожить.

— Когда и как Вы написали первое своё стихотворение?

Валерий Винарский: Писать я начал в 13 лет. Это произошло предельно просто. Я где-то раздобыл деньги на шоколадку и подарил её девочке, а она поделилась этой шоколадкой со своим знакомым. Это меня ужасно возмутило, и под впечатлением я написал стихотворение.

— А сейчас вы женаты?

Валерий Винарский:

Глупым и в меру юным надо вызубрить отлично,
Стоит завести семью нам — попрощайся с жизнью личной,
Жена у меня была и есть, откуда в доме тишина?
Считает денежки жена.

У меня есть семья, жена, с которой я прожил вот уже почти 50 лет. Иногда она пишет очень интересные книги. У меня есть фантастический ребенок — Алексей Красногор, он пишет для меня аранжировки, а ещё у меня есть дочка, но она в Англии. Также у меня есть Алиса — моя ученица. Мы с ней знакомы уже 8 лет. Она, спеша на хор, проходила мимо меня и пела, и я такого голоса никогда не слышал. А дальше было очень много концертов — это была совместная творческая деятельность. С концертами мы ездили трижды в Москву, из Украины были в Крыму, также ездили во Львов, Донецк и другие города...

— У Вас так много стихов. У Вас были выступления, например, на радио?

Валерий Винарский: Мои украинские песни поразят ваше воображение, но они никаким образом не в состоянии поразить воображение украинского национального радио, которое пишет «Рідна хата, рідна мати, рідна Батківщина», больше не в состоянии ничего сочинить. И, конечно, вы не увидите этих песен на телевидении, их не подпускают близко ни к каким конкурсам.

Мои выступления даже вырезали, например, во время кастинга в Одессе для участия в проекте «Україна має талант!» На сцене я просто играл в мою игру «Назовите слово, а я вам с этим словом прочту стихотворение». Жюри зеленело, подбородки тряслись, с перепугу поставили мне 2,1... Почему Игорь Кондратюк был против, не представляю. Я спел такую красивую песню.

А ещё мое выступление вырезали в программе «Рассмеши комика» телеканала Интер. В конце передачи, когда ведущий сказал, чтобы открыли сейф и дали мне выигрыш, Галустян встал и сказал: «А он же вначале передачи сказал, что ему деньги не нужны, вот мы ему их и не дадим». После этих слов я повернулся и ушёл. Они могли бы догнать и дать, но они решили из программы просто вырезать слова Галустяна.

— Вы считаете себя реализованным человеком?

Валерий Винарский: Я считаю себя человеком, который способен на то, на что не способен ни один человек в мире. То, что я делаю, никогда и никто не умел делать.

— Сколько Вы написали стихов?

Валерий Винарский: Я никогда не считал, сколько я написал стихотворений.

— А как Вы относитесь к тому, что стоите на Андреевском спуске?

Валерий Винарский: Более унизительного положения не придумаешь, но, к сожалению, у меня нет больше других методов, как ещё донести людям своё творчество.

С этими словами Валерий, увидев проходящего мимо молодого человека, обратился к нему с просьбой назвать любое слово. И когда прозвучало долгожданное «зверь», он тут же ответил стихотворением…

Жизнь продолжается, и возможность дарить и делиться с людьми своим творчеством у Валерия Винарского остаётся. И хоть и не так, как ему бы хотелось, но всё же изо дня в день этот уникальный человек находит в себе силы писать, жить и творить.
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...