• Китайские генералы грезят о победе из космоса

  • Вторник, 17 марта 2015 года
Изображение художником времён холодной войны предлагаемого советского спутника противоракетной обороны. В последние годы расположенные в космосе силы значительно повлияли на общее стратегическое планирование армии Китая

Изображение художником времён холодной войны предлагаемого советского спутника противоракетной обороны. В последние годы расположенные в космосе силы значительно повлияли на общее стратегическое планирование армии Китая. Иллюстрация: Ronald C. Wittmann/Defense Intelligence Agency

Руководство вооружённых сил Китая серьёзно смотрит на то, как будущая война может происходить на космической орбите, а также как её выиграть. В последние годы Народно-освободительная армия Китая (НОАК) вложила много сил в размещение в космосе военной инфраструктуры и оружия и пересмотрела свою стратегическую политику, чтобы отразить в ней эти новые возможности.

Космические амбиции Китая обильно освещаются государственными СМИ. Используются такие термины как «мечта о космическом полёте» или «космическая мечта» в сочетании с более общими — «китайская мечта» и «мечта о великом могуществе».

Как правило, китайская компартия не трубит о своих космических военных проектах. В сентябре 2008 года — через год после первого успешного испытания Китаем противоспутниковой ракеты — генерал НОАК Сюн Гуанкай заявил, что Китай решительно выступает против милитаризации космоса.

Возможно, Сюну придётся взять свои слова обратно. В статье-мнении, опубликованной 12 марта в «Новостях китайской национальной обороны», официальном военном издании, говорится, что космос станет «главным театром военных действий», господство над которым будет иметь важное значение для достижения победы.

Милитаризация космоса означает не только то, что войска и летательные аппараты Китая лучше скоординированы, но и то, что у НОАК гораздо более широкие возможности перенести войну на территорию противника. Это включает в себя так называемые «булавы убийцы» (assassins maces) и «козырные карты» (trump cards), лучше всего проиллюстрированные недавней разработкой китайских анти-спутниковых ракет.

По мнению аналитиков НОАК, в современном конфликте исход кампании предрешён с самого начала. Более того, победа не определяется только цифрами или даже вооружением, но в значительной степени зависит от превосходной разведки.

Согласно недавнему отчёту Института мировых конфликтов и сотрудничества (IGCC) при Калифорнийском университете, космические операции будут играть решающую роль в стратегии «запрета и анти-доступа» НОАК, посредством которой она будет держать большие участки моря и воздушного пространства закрытыми для США или союзных войск в ограниченном конфликте.

В одном из китайских анализов, процитированных IGCC, милитаризация космоса сравнивается с ранними стадиями применения воздушного боя в Первой мировой войне — сначала самолёты использовались исключительно в разведке, но позже развились в истребители и бомбардировщики, как было разыграно во Второй мировой войне.

Китай планирует быть первым в игре. Уничтожив вражеские спутники, НОАК отнимет у современной армии, к примеру, армии США, её преимущество в высокоточных управляемых боеприпасах, беспилотных летательных аппаратах (также известных как дроны) и согласованных действиях. В то же время, возрастающее присутствие Китая в космосе означает, что для большего эффекта может быть использовано его собственное вооружение.

К примеру, нововведённые в НОАК противокорабельные баллистические ракеты, явно требуют продвинутой технологии нацеливания, которая могла бы быть использована в сочетании со спутниками. Эти ракеты могли бы угрожать американским флотам, расположенным за сотни или тысячи километров от побережья Азии.

С начала 2000-х годов НОАК сменила свою стратегию и сосредоточилась на «центрах тяжести», в которых делается упор на ослеплении и парализации противника посредством того, что войска отрезаются от их командования и друг от друга, а не на участии в дорогостоящих и весьма рискованных обычных военных кампаниях.

В 2004 году НОАК получила четыре так называемые исторические миссии, одна из которых «расширила её ответственность защищать Китай в международных водах, в космическом пространстве и киберпространстве», гласит отчёт института IGCC.

Это согласуется со стратегией 1960-х годов революционного лидера китайской компартии Мао Цзэдуна — «активная оборона или защита посредством решительных боёв».

Сосредоточение усилий на космосе — как спасительная благодать для НОАК. Без этого НОАК будет играть второстепенную роль в мире, потому что, несмотря на наличие крупнейшей на Земле армии, она имеет устаревшее вооружение и блеклую репутацию.

Согласно отчёту IGCC, в котором отмечается отсутствие какой-либо значимой разницы между якобы «оборонительной» доктриной НОАК и наступательной демонстрацией военной силы, говорится, что «любая военная помощь или развёртывание [военных сил] со стороны США, которые посчитаются предвестником дальнейших действий, могут послужить основанием для упреждающего удара».

Лео Тимм, Великая Эпоха


Читайте также:
Китайские военные шпионят за Гонконгом c горной базы
Китайские смартфоны Xiaomi шпионят за вами?
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...