• Последовательница Фалуньгун написала письмо в Европарламент о перенесённых ею пытках в китайской тюрьме (фото)

  • Лянь Хуа | Великая Эпоха
    Понедельник, 7 апреля 2008 года
 

Выйдя из трудового лагеря, последовательница Фалуньгун, г-жа Чжан Ляньин написала письмо членам Европарламента. В письме она описывает пытки и издевательства, перенесённые ей во время заключения.

Г-жа Чжан Ляньин, последовательница Фалуньгун из Пекина, раньше работала официальным представителем Guangda Group Ltd и служащей CPA. Её много раз арестовывали и помещали в центры заключения и трудовые лагеря за то, что она занимается Фалуньгун.

14 июня 2005 г. более десяти полицейских из полицейского участка Сянхэюань г.Пекина ворвались в ее дом. Они снова арестовали ее, и отправили в трудовой лагерь во второй раз. Во время заключения в распределительном центре и женском трудовом лагере её неоднократно пытали. Примерно девять раз она теряла сознание от пыток.

21 мая 2006 г. муж г-жи Чжан, Ню Цзиньпин, исчерпав все методы, такие как петиции и апелляции, которые были отклонены, рассказал о пытках, которым подвергали его жену вице-президенту Европейского Парламента, г-ну Эдварду Макмиллану-Скотту. 13 декабря 2007 г. г-жу Чжан освободили из трудового лагеря. Она была очень бледной и худой, на ее теле остались следы от пыток.

Ниже приведён текст письма, которое написала Чжан Ляньин вице-президенту Европейского Парламента, г-ну Эдварду Макмиллан-Скотту, а также её показания, представленные 26 ноября 2007 г. на слушании в Европейском Парламенте по вопросам прав человека в Китае:

Уважаемый господин Эдвард Макмиллан-Скотт и члены Европейского Парламента!

Меня зовут Чжан Ляньин. Я последовательница Фалуньгун из материкового Китая. Мой муж Ню Цзиньпин и ещё один последователь Фалуньгун Цао Дун (в настоящее время находится в тюрьме), встретились с г-ном Макмиллан-Скоттом в Пекине 21 мая 2006 г. Вся побитая в синяках, я была освобождена из пекинского трудового лагеря 13 декабря 2007 г.

Благодаря совместным усилиям г-на Эдварда Макмиллан-Скотта и членов Европейского Парламента, Цао Дун, мой муж и я были приглашены на слушание по вопросам ситуации прав человека в Китае, проводимое Комиссией прав человека в Европейском Парламенте 26 ноября 2007 г. Но мы упустили эту редкую возможность рассказать о моем случае перед Вашей Комиссией из-за того, что в то время я находилась в заключении в трудовом лагере. Из-за строгого контроля китайском компартии (КПК) над людьми, живущими на материковом Китае, лишения их основных прав человека, а также по причине того, что КПК не хочет, чтобы перед всем миром была разоблачена настоящая ситуация преследования практикующих Фалуньгун, нам было крайне трудно выехать из Китая, чтобы посетить эту важную встречу. Поэтому я хотела бы извиниться перед г-ном Макмиллан-Скоттом и всеми членами Европейского Парламента.


Печальный опыт, о котором тяжело вспоминать

Меня подвергали преследованиям в течение двух с половиной лет. Многие департаменты правительства участвуют в преследовании. Среди них «Офис 610», департаменты полиции, местное правительство, центры заключения, распределительные центры трудовых лагерей, трудовые лагеря и госпиталя. В своих действиях они практически никогда не соблюдают, установленные законом правила. Арестовывали ли они меня или освобождали, они никогда не показывали мне никаких юридических документов.

В течение этих двух с половиной лет преследования, меня подвергали следующим видам пыток.

Меня девять раз душили до потери сознания. Ни одного раза меня не отправляли в госпиталь для оказания скорой мед помощи.

Пять раз меня пытали так жестоко, что я впадала в глубокую кому, и меня отправляли в пекинский госпиталь Жэньхэ и госпиталь Тяньтанхэ при трудовом лагере.

Однажды мне ввели неизвестное лекарство, от чего я впала в кому, а потом у меня сильно ухудшилось зрение. Меня также долго держали под жарким солнцем, пока я не теряла сознание.

В марте 2006 г. меня в очередной раз избили и я потеряла сознание. Медицинское обследование показало, что в обоих полушариях моего мозга было обширное кровоизлияние. Из госпиталя Тяньхэтан меня отправили в госпиталь Жэньхэ, где меня в течение десяти дней спасали в реанимации. Но официальные лица трудового лагеря лгали, говоря, что я сама нанесла себе «повреждения». На самом деле в маленькой камере, где меня держали, была установлена видео камера, но они не предоставили видео запись.

В течение нескольких месяцев мне вводили и заставляли пить неизвестные лекарства. (В течение двух лет заключения, я часто голодала, протестуя против преследования, и поэтому меня насильственно кормили). В результате у меня в течение долгого периода времени было расстройство желудка. За три месяца до освобождения каждое утро, после обеда и вечером, меня силой кормили неизвестными лекарствами, от чего я теряла контроль над кишечником.

Меня избивали бесчисленное число раз, лишали сна и кормили экскрементами.

При насильственном кормлении мне неоднократно сильно повреждали рот и нос, и я не могла дышать. Те, кто меня мучил, кричали: «Мы замучаем тебя до смерти!»

В течение 50 дней, с 1 июня 2006 г. до 20 июля 2006 г., мне крепко связали руки и ноги а шею привязали веревками к стулу, на голову периодически накидывали плотное одеяло. В таком состоянии я находилась несколько дней подряд. Я была вынуждена испражняться в штаны.

В течение года меня держали в маленькой камере, размером в 3 квадратных метра. Там было холодно и влажно зимой, и жарко, душно и зловонно летом. Там было много комаров и мух. В течение месяца окна и двери были плотно закрыты, и ни один луч света не проникал внутрь камеры, поэтому я даже не знала какое сейчас время суток. Каждый день охранники выливали на кровать, на пол и на меня воду. В туалете, расположенном возле кровати, было полно личинок разных насекомых, которые были и на кровати, от чего у меня гноилась кожа.

Но насильственное кормление и пытка удушением, не были самой ужасной частью моих страшных дней пребывания в заключении. Самое невыносимое и ужасное, что осталось в моей памяти, и от чего я чувствую холод, когда вспоминаю об этом, – это пытка, во время которой мне закрывали нос и рот на долгое время, снова и снова повторяя это, пока я не теряла контроль над своим кишечником и мочевым пузырем. Они использовали мокрое полотенце, накрывая им мой рот и нос, чтобы я не могла дышать, а затем они снимали полотенце, затем снова закрывали рот и нос. Боль была такой сильной, что я чувствовала, как будто я взорвусь. Я теряла силу во всем теле, мои ноги немели, и у меня начиналось недержание. Затем они бесчеловечно кричали: «Она, наконец-то умерла от удушья!» После того, как полицейский по фамилии Ван, который был отправлен в трудовой лагерь из Бюро трудовых лагерей Пекина, увидел на видео камере весь этот болезненный для меня процесс, он смеялся и спрашивал меня: «Ну как, понравилось?». Те дни, которые я провела там, были хуже смерти.

Продолжение следует

По материалам сайта minghui.org

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...