Понедельник, Сен 27, 2021
Велика Епоха
Ukrainian Edition

Столетняя война против веры: как компартия Китая уничтожала инакомыслие

Пятница, 9 июля 2021 года

Демонстранты Фалуньгун держат мемориальные фотографии во время марша на Капитолийском холме в Вашингтоне 17 июля 2014 г. (Jim Watson/AFP via Getty Images)

Священников и монахинь принудили встать на колени перед большим костром. Они могли лишь беспомощно наблюдать, как пламя пожирает священные для них вещи, обжигая их кожу.

В другом китайском городе студенты в красных повязках на рукавах били католиков острыми деревянными палками, бросив одного священника в костер после того, как он упал от боли. Они забили одну монахиню до смерти после того, как она отказалась топтать статую Девы Марии.

Один католический священник был похоронен заживо в Пекине после того, как отказался отречься от своей веры.

Каким тревожными бы ни были эти акты жестокости, задокументированные гонконгским миссионером Сержио Тикоцци (Sergio Ticozzi), едва ли это выходило за рамки того, что стало нормой для верующих китайцев во время безумия культурной революции 1966 года, длившейся десятилетие, когда все формы религиозных практик были объявлены «суеверными» и запрещены.

И такие репрессии не являются уникальными для более 70-летнего периода правления режима в Китае.

Тотальный контроль

Вера в высшую силу является анафемой для атеистической Коммунистической партии Китая (КПК), которая в течение 100 лет стремилась к абсолютной лояльности и контролю над своими членами и китайским народом.

«Они просто не могут вынести иной преданности кроме как государству» — рассказал The Epoch Times Сэм Браунбэк (Sam Brownback), бывший посол США по особым поручениям за международную религиозную свободу.

В результате, партийные лидеры поочередно начинали кампанию за кампанией по подавлению и контролю верующих в Китае.

Мао Цзэдун, первый лидер КПК, под руководством которого была проведена одна из самых тщательных кампаний по разрушению религиозной жизни Китая, в разговоре с изгнанным лидером Тибета — Далай-ламой, сравнивал религию с «ядом». В своей автобиографии Далай-лама вспоминает Мао, который в 1954 году сказал ему, что религия «подрывает расу» и «тормозит прогресс страны».

Бывший китайский лидер Цзян Цзэминь в 1993 году объявил религиозную свободу «непригодной для членов партии» и сказал членам партии «терпеливо просвещать» верующих, чтобы помочь им «избавиться от религиозных кандалов».

Буддизм, даосизм, ислам, католицизм и христианство — пять официально санкционированных режимом религий — остаются под жёстким государственным контролем, при этом партийные чиновники определяют условия их деятельности.

Китайские чиновники по делам религии подчеркивали необходимость «направлять религию с социалистическими ценностями», а сами последователи религий должны быть «благодарными Партии».

Согласно правилам партии, её члены могут быть исключены за исповедование религий или участие в «суеверной деятельности».

 

Прихожане проходят мимо тени креста у входа в «подземную» католическую церковь моста Чжунсинь после службы в честь праздника Вознесения в Тяньцзине 24 мая 2015 г. (Greg Baker/AFP via Getty Images)

В ознаменование столетия партии, главы шести общегосударственных религиозных ассоциаций встретились в июне и превозносили руководство КПК. Выражая решимость «всегда следовать за Партией», они взяли на себе обязательство начать просветительскую кампанию по углублению «любви к Партии» в своих религиозных кругах.

Пастор Боб Фу (Bob Fu), основатель христианской правозащитной группы China Aid, описал КПК как «самую большую в мире атеистическую партию».

«КПК совершила самые жестокие религиозные преследования и преступления против человечности» — рассказал Боб Фу The Epoch Times.

По словам Браунбека, КПК «находится в состоянии войны с верой» — будь то христиане, тибетские буддисты, уйгуры и другие мусульманские меньшинства в Синьцзяне или медитативная дисциплина Фалуньгун.

«Это война, которую они не выиграют» — сказал Браунбэк.

Политика абсолютной нетерпимости

Через год после того, как КПК пришла к власти в 1949 году, китайские войска вошли в Тибет и вынудили тибетцев заключить соглашение из 17 пунктов, чтобы узаконить правление КПК. Тем не менее, несмотря на радужные обещания тибетской автономии на бумаге, Пекин превратил регион в область государственного надзора и создал трудовые лагеря.

Далай-лама, духовный лидер региона, отправился в изгнание в Индию в 1959 году после того, как режим жестоко подавил восстание, убив десятки тысяч тибетцев. По оценкам тибетского правительства в изгнании, за 20 лет репрессивной политики режима погибло около 1,2 миллиона тибетцев. Более 150 из них в отчаянном порыве неповиновения подожгли себя.

Полиция регулярно отслеживает частную переписку, обыскивает дома и проверяет данные мобильных телефонов в поисках запрещенных материалов, таких как «реакционная музыка» из Индии, — говориться в последнем докладе Государственного департамента США. Должностные лица провинции также запретили учащимся участвовать в религиозных мероприятиях во время школьных каникул. В докладе говорится, что 273 тибетца были «задержаны в нарушение международных стандартов в области прав человека в конце 2019 года».

Монахиня идет среди обломков разрушенных домов в буддийском институте Ларунг Гар в уезде Сертар на юго-западе Китая в провинции Сычуань 29 мая 2017 года. (Johannes Eisele/AFP via Getty Images)

Тибетская пастушка по имени Лхамо, 36-летняя мать троих детей, была задержана в июне 2020 года за пересылку денег своей семье в Индию. Члены семьи, видевшие её два месяца спустя, обнаружили, что она «имела сильные ушибы и не могла говорить», сообщает правозащитная группа Human Rights Watch. Через несколько дней она скончалась в местной больнице и была немедленно кремирована.

В случае с нынешним тибетским духовным лидером в возрасте 86 лет, Пекин ясно дал понять, что хочет помочь в выборе его преемника. В официальном документе, опубликованном в мае, Государственный совет Китая заявил, что он определил и одобрил «92 реинкарнации живых Будд», что свидетельствует о его намерении выбрать следующего Далай-ламу, когда нынешний умрет.

«КПК проводит политику абсолютной нетерпимости по отношению к верующим» — сообщил The Epoch Times Лобсанг Цетен (Lobsang Tseten), исполнительный директор базирующейся в США тибетской группы активистов Студенты за свободный Тибет. Он добавил, что «произвол КПК в Тибете создает прямую угрозу для каждого аспекта жизни тибетцев».

«Синизация» церквей

Подавление КПК католической и протестантской церквей также усилилось при нынешнем лидере Си Цзиньпине.

Китайские власти сняли тысячи крестов из церквей, арестовали пасторов, приказали убрать христианские образы и агрессивно проводили политику «синицизации» (синицизация определяется как приведение людей, не имеющих китайского происхождения, под влияние коммунистической китайской культуры), создав «патриотические церкви», в которых изображения Иисуса Христа и Девы Марии заменяются портретами Си Цзиньпина или Мао Цзэдуна.

Скриншоты из видеороликов, загруженных ChinaAid, показывают разрушение церкви «Золотой абажур» в городе Линьфэнь в китайской провинции Шаньси во вторник, 9 января 2018 года. (ChinaAid)

Китайский режим также переосмысливает и по-новому переводит Библию, чтобы продвигать «Христианство в китайском стиле». В одном из китайских учебников по этике приведена искаженная история из Библии, согласно которой Иисус забил женщину камнями до смерти, утверждая, что он грешник.

В 2017 году, по крайней мере, четыре города и одна провинция запретили праздновать Рождество, запретив выставлять рождественские украшения, показывать тематические представления и рекламные мероприятия. Коммунистические чиновники в одном из университетов запретили мероприятия, связанные с западными религиозными праздниками, под предлогом оказания помощи молодому поколению в укреплении уверенности в своей культуре. Один христианин в январе этого года получил крупный штраф в размере 160 000 юаней (24 733 доллара) за то, что отмечал праздник.

В результате угнетения со стороны режима увеличилось число подпольных церквей. В ответ китайские должностные лица заключили под стражу членов церкви и приговорили пасторов к длительным срокам тюремного заключения.

Ван И (Wang Yi), пастор из Чэнду, центральный Китай, основатель одной из крупнейших незарегистрированных христианских церквей в стране, был приговорен к девяти годам тюремного заключения в декабре 2019 года за «незаконные деловые операции» и «подстрекательство к подрыву государственной власти» — обвинение, которое режим часто использует, чтобы заставить замолчать диссидентов.

В апреле Radio Free Asia сообщило, что в Пекине в юго-западной китайской провинции Сычуань действуют секретные пункты для промывания мозгов, в которых обычно применяют пытки, чтобы заставить христиан отказаться от своей веры.

Каждый день партия становится смелее

В крайне западном районе Синьцзяна более миллиона уйгуров и других мусульманских меньшинств в настоящее время содержатся в китайских лагерях для интернированных, которые режим называет «центрами профессиональной подготовки», якобы используемыми для «подавления экстремизма», где они сталкиваются с принудительным трудом, пытками, сексуальными надругательствами, политической обработкой, принудительными абортами и стерилизацией.

Всё большее число стран, возглавляемых Соединенными Штатами, включая Бельгию, Канаду, Чешскую Республику, Литву, Нидерланды и Соединенное Королевство, признают кампанию подавления в качестве одной из форм геноцида.

«Геноцид уйгуров продолжается, и с каждым днём Партия становится всё смелее» — сказал исполнительный директор базирующейся в Вашингтоне некоммерческой Кампании за уйгуров Рушан Аббас в заявлении от 30 июня, за день до празднования столетней годовщины КПК. «Это наш последний сигнал к пробуждению — КПК должна быть остановлена, если мы хотим сохранить глобальную систему достоинства и порядка, которая уважается всеми».

Недавний доклад двух базирующихся в Вашингтоне организаций — Оксусского общества по делам Центральной Азии (Oxus Society for Central Asian Affairs) и Уйгурского проекта по правам человека (Uyghur Human Rights Project), показал, что по меньшей мере 28 стран в мире являются «соучастниками преследований и запугивания уйгуров со стороны Китая». Многие из этих стран имеют тесные экономические связи с Китаем, в том числе те, которые присоединились к инициативе Китая «один пояс и один путь» (Belt and Road initiative, BRI).

Деревенская мечеть Цзелейси № 13 с лозунгами «Любите [Коммунистическую партию Китая], любите Китай» в Янгисаре, к югу от Кашгара, в западном регионе Китая Синьцзян, 4 июня 2019 г. (GREG BAKER / AFP via Getty Images)

«По мере того, как Китай расширяет свою роль в глобальном масштабе через BRI, все больше государств, вероятно, окажутся замкнутыми в отношениях зависимости, увеличивая способность Китая принуждать или кооптировать их для оказания помощи членам диаспоры и изгнанникам» — говориться в докладе.

Мы можем заставить тебя исчезнуть

Однако ненависть КПК к религии с наибольшей очевидностью проявляется в кровавом подавлении последователей Фалуньгун, духовной дисциплины с медленными медитативными упражнениями и моральными учениями, основанными на принципах правдивости, доброты и терпимости, согласно её веб-сайту.

Опасаясь популярности Фалуньгун в Китае, тогдашний лидер Цзян Цзэминь 20 июля 1999 года начал жестокое преследование последователей Фалуньгун. Высокопоставленные китайские чиновники давали секретные приказы «уничтожить их политически, разорить их финансово, разрушить их репутацию», как сообщил бывший военный полковник, который присутствовал на встрече.

С тех пор миллионы последователей Фалуньгун содержатся в тюрьмах, трудовых лагерях, психиатрических больницах и других местах лишения свободы в Китае. Сотни тысяч людей подвергались пыткам в этих местах в попытке заставить практикующих отказаться от своей веры. Бессчётное число людей погибло в результате санкционированного государством принудительного изъятия органов, когда их органы были вырезаны для продажи на рынке трансплантации.

Преследования продолжаются и по сей день.

В течение первых пяти месяцев 2021 года задокументировано, что 599 последователей Фалуньгун были осуждены за свою веру; один из них, в возрасте 81 год, получил девять лет, сообщает Minghui.org, американский веб-сайт, который отслеживает преследование религиозной группы. Более 15 000 человек, по имеющимся данным, подвергались преследованиям или арестам в прошлом году.

Соблазнившись на привлекательные бонусы, в прошлом году полиция и местные власти начали широкую кампанию «Нулевой выход», преследующую последователей этой практики по всей стране, сообщил Minghui.org. Последователям было предложено подписать заявление об отказе от своей веры, в противном случае они ставили под угрозу свои пенсии, карьеру или образование детей.

«Мы можем заставить вас исчезнуть, стоит лишь произнести слово» — сказал одному из последователей офицер из самой северной провинции Китая Хэйлунцзян.

Практикующие Фалуньгун принимают участие в параде во Флашинге, Нью-Йорк, 18 апреля 2021 года, в ознаменование 22-й годовщины мирного обращения 25 апреля 10 000 практикующих Фалуньгун в Пекине. (Samira Bouaou/The Epoch Times)

Го Чжэнфан из города Чифэн на юго-востоке Внутренней Монголии умер в июне, через день после суда. В больнице его семья обнаружила пятна крови на его носу и рану на колене. Его спина ниже талии была «фиолетово-красной» согласно данным Minghui. Десятки одетых в штатское полицейских помешали семье продолжить осмотр тела и отправили его в крематорий без их согласия.

Люй Сонминг, бывший учитель истории в средней школе из провинции Хунань на юге Китая, провёл в общей сложности 14 лет в тюрьме. Он потерял около 20 зубов из-за избиений, принудительного труда, поражения электрическим током и других форм пыток. Когда он был освобождён в 2018 году, у него осталось только шесть зубов и он больше не был в состоянии работать. Он страдал от частой сердечной недостаточности, в конце концов, умер в марте в возрасте 53 лет.

Настоящая слабость

Как отмечает Браунбек, в Китае при Си Цзиньпине всё чаще применяется жестокая, бесчеловечная тактика эпохи Мао.

Но в своем стремлении утвердить власть над верными китайцами, говорит Браунбэк, режим «демонстрирует реальную слабость».

«Они, должно быть, чувствуют потерю контроля, и поэтому они стали более репрессивными и жестокими», — сказал он.

Нарушения прав человека и свободы вероисповедания Пекином стоят режиму его глобального имиджа, в то время как у себя дома они подрывают его способность поддерживать свое правление, говорит Браунбэк.

«Коммунизм и вера просто имеют большие проблемы сосуществования, и вера не будет покорена, так что в конце концов коммунизм падет» — сказал он.

По словам пастора Фу, от 100-летнего наследия КПК останется лишь запись о ней, как «единственной политической партии, из-за которой было потеряно наибольшее число человеческих жизней ... за всю историю человечества».

Источник: The Epoch Times

Comments   

загрузка...