• Ромская элита: кто они и как живут в Украине (Часть 1)

  • Алина Варфоломеева | Великая Эпоха
    Среда, 12 июня 2013 года

О том, как живут украинские ромы, или цыгане, как их называют в народе, известно не многим: несколько столетий назад о них писали Пушкин и Толстой, но до сих пор о повседневной жизни этих людей известно мало. На улицах больших городов можно увидеть «неблагополучных» представителей этого национального меньшинства, а есть ли у них элита, культурная элита?

Чтобы больше узнать о ромах, мы встретились с Юлией Дмитриевной Кондур, президентом международной благотворительной организации «Ромский женский фонд „Чирикли“». Название организации переводится как «птичка».

Юлия Дмитриевна и её супруг работают в сфере культуры. Раньше они с семьёй жили в Измаиле, а не так давно переехали в Киев. Одевается Юлия Дмитриевна по-европейски элегантно: белый летний костюм красиво оттеняет смуглую кожу, пышные черные волосы уложены назад.

Женщина-лидер родилась в семье одного из самых влиятельных в таборе людей.

«У нас в таборе два предводителя было, и мой дедушка тоже был один из главных, так сказать, тоже барон. Дедушка родился в 1905 году, он и революцию видел, и при Николае ІІ он жил. Он даже служил — говорят, что ромы не служат. А мой дедушка служил в военно-воздушных силах, не знаю, год или два он там был, потом вернулся в свой табор», — говорит Юлия Дмитриевна. Она, дочь влиятельных в таборе людей, стала для своего окружения предвестницей значительных перемен.

«Я была такой девушкой, что на меня было очень сложно как-то влиять. И они меня воспринимали именно такой. Я одевала брючки. Всем было очень удивительно, потому что весь табор ходил совершенно по-другому.

“  Мне, как женщине-лидеру, в моей семье повезло: у меня был супруг одного со мной возраста, в одно время мы жили, в одном таборе воспитывались, и очень хотели учиться — и он был лидером, и я. У нас как-то так совпали желания, что мы потом создали семью. Желание получить высшее образование привилось и моим деткам  ”

Юлия Дмитриевна Кондур, президент международной благотворительной организации «Ромский женский фонд „Чирикли“»
Я для своей семьи, для своего табора, в котором более ста семей, внесла свежую волну нового поколения, новой современной молодёжи. Я оголила голову — я никогда не укрывала её. Стрижечки такие… современная девочка. Я участвовала в концертах, танцевала, с макияжем, накрашенные ногти и т.д. И это был пример для других молодых девушек. И потом взрослые женщины тоже стали снимать платки», — говорит Юлия Дмитриевна.

С будущим мужем Юлия Дмитриевна росла вместе — он тоже принадлежал к одной из самых влиятельных семей табора.

«Мой свёкор не запрещал мне ничего. Он меня очень любил, и воспринимал меня как свою дочь. Это для меня была большая честь, потому что он барон, он был очень серьёзный, очень солидный человек, метр восемьдесят ростом, с длинными усами, кучерявая красивая шевелюра, густые красивые волосы, очень красивый мужчина. Своим поведением он оказывал мне своё уважение, это была для меня честь, я её воспринимала, конечно, с гордостью», — вспоминает наша собеседница.

Впрочем, быть сильной женщиной в ромском патриархальном обществе было не так уж легко: приходилось себя отстаивать. Юлия Дмитриевна говорит, что среди восточных женщин и то больше успешных: многое зависит от образования, которое доступно не всем. А в случае, если деньги на учёбу есть, но учиться нужно в другом городе, родители могут просто не пустить девушку на учёбу: считают, что её вдали от дома могут обидеть. Впрочем, сейчас с этим уже не так строго.

«Мне, как женщине-лидеру, в моей семье повезло: у меня был супруг одного со мной возраста, в одно время мы жили, в одном таборе воспитывались, и очень хотели учиться — и он был лидером, и я. У нас как-то так совпали желания, что мы потом создали семью. Желание получить высшее образование привилось и моим деткам».

(Продолжение следует…)

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...