• В Украине модно быть матерью-одиночкой — эксперт

  • Алина Варфоломеева | Великая Эпоха
    Четверг, 6 декабря 2012 года

Директор программ общественной организации «Центр — Развитие демократии» Элла Ламах рассказала Великой Эпохе о том, что председатели сельских советов не видят проблемы в проституции, о том, как извращённо выполняют на местах социальные инициативы правительства, и о том, как модно быть матерью-одиночкой.

— Расскажите, пожалуйста, о ситуации с матерями-одиночками?

 Э.Л.: У нас на сегодняшний день модно быть мамой-одиночкой, потому что государство создало такие условия, когда оно выплачивает мамам-одиночкам средства. У нас институт семьи распадается за счёт того, что женщины и девушки не хотят выходить замуж, что им выгодно быть мамами-одиночками. Мужчины хотят быть папами, они хотят видеть ребёнка, вместе воспитывать его и создать семью, но женщина говорит: «Сейчас придёт комиссия проверить, что я мать-одиночка, а ты здесь находишься дома». И очень много людей, особенно в сёлах, где нет рабочих мест, где безработица, говорят о том, что рожают, чтобы получить статус «мать-одиночка» и получить средства. У нас нет статуса «отца-одиночки».

— А почему так часто мы слышим о случаях, когда социальные работники вместо того, чтобы поддержать семью, пытаются просто забрать у неё ребёнка?

Э.Л.: На сегодняшний день услуга социальных работников должна основываться не на их собственных стереотипах, а на том, как лучше в интересах человека помочь, поддержать, сохранить семью и создать условия.

Вот мы, например, в Херсонской области, когда встречались с председателями поселковых советов и говорили им, что нужно предупредить насилие, особенно по отношению к девушкам, которые становятся жертвами проституции, жертвами торговли людьми, многие главы советов ответили так: «А что тут плохого? Село не работает, семья не работает, денег нет, так она хоть заработает и продукты в село привезёт».

У меня была немая сцена «Ревизор приехал». Я не знала, что ответить человеку, который должен каким-то образом реагировать на происходящее в селе, помочь семье, показать, какие ценности являются нормальными, какие аморальными. А они говорят: «А что тут плохого, что она предоставляет сексуальные услуги?»

Или, например, тоже в Херсонской области, когда глава района встречает губернатора области и для этого отбирает девушек, которые будут хлеб с солью вручать на границе района или поздравлять с концертом и танцами своего губернатора области. Скажите, пожалуйста, губернатор области едет для танцев, плясок и смотреть на красивых девушек с хлебом-солью, или он едет по рабочим делам?

Мы должны адекватно набирать персонал, если персонал набран, то должны его обязательно учить. И это должны быть знания, которые являются сегодня актуальными: гендерная чувствительность, права человека, уважение к человеку, конфиденциальность и тому подобное.

На сегодняшний день то, что хочет делать правительство или государство, часто подаётся на местном уровне под разным соусом. Если, например, государство говорит, что вмешательство в семью является обязательным, и «активнее вмешивайтесь», то на местах иногда это понимают: «А, давайте заберём ребёнка. Вот они плохие», — это вместо того, чтобы создать условия, помочь.

Семья сегодня сама решает, получить социальные услуги, или нет. Требования к социальным работникам — убедить, что «сегодня у тебя кризис в семье, давай мы предоставим тебе эту социальную услугу». А они приходят и говорят: «А, вы не накормили, вы пьяные, вы такие, вы сякие — давайте мы заберём у вас ребёнка».

Это легче всего сделать. Таким образом, мы сегодня видим неквалифицированных социальных работников, тех, которые неправильно поняли те или иные методические рекомендации, необученные, и они подают [инициативы властей] как кривое зеркало. Правительство говорит, что мы начали программу социальной помощи семьям, а на местах мы видим неквалифицированных работников, которые делают совершенно не то, что от них требуется.

— А существуют ли подобные проблемы в других сферах?

 Э.Л.: То же самое и с учителями. Нужно учителей учить, что предметы, в которых есть гендерное образование, права человека, этика, репродуктивное здоровье, сексуальное здоровье, должны подаваться обязательно. Не только математика и физика. Человек может не вырасти математиком и физиком, но человеку нужно знать, куда обратиться в случае избиения, куда обратиться, если есть проблема.

А мы на местах сталкиваемся с тем, что есть нерадивые учителя, которые говорят: «Давайте поскорее прочитайте этот предмет», если это, например, приглашённые специалисты, или не преподают этот предмет. Они подают его как физкультуру и математику, потому что они сами следуют стереотипам и не понимают, что такие предметы должны быть обязательными.

Вот, например, мы столкнулись в Винницкой области с тем, что сексология подаётся девушкам в поликлиниках у врача-гинеколога. Она включает видеосюжет, и дети сидят, играют телефонами и только 10% что-то где-то услышали и увидели — другие просто сидят, играют телефонами.

Первый вопрос: продуктивно ли это для девушек, и второй важный вопрос: где ребята? Мужчины и женщины обязаны иметь образование одинаковое, независимо от того, это репродуктивное здоровье, психологическое, или сексуальное. Не только женщина отвечает за то, что она вступает в сексуальные отношения, мужчины так же ответственны. Я не говорю, что такая ситуация существует везде, но встречается такое небрежное отношение, и оно связано с тем, что имеются стереотипы у учителей, врачей, так же и у социальных работников.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...