• Обратная сторона развития китайской экономики

  • Вторник, 2 февраля 2010 года
Несмотря на то, что рост ВВП Китая в прошлом году составил 8,7%, в стране по-прежнему 150 млн. человек живут менее чем на один доллар в день, а разница между бедными и богатыми продолжает расти. На фоне такого социального дисбаланса  административные расходы китайских чиновников на притяжении нескольких лет являются самыми высокими в мире. Многие китайские и западные аналитики считают, что основной причиной такого положения является однопартийная система правления в лице компартии.

На пресс-конференции 21 января начальник статистического бюро КНР Ма Цзяньтан сказал, что по уровню душевого ВВП Китай стоит на сотом месте в мире, и что по критериям бедности ООН (ежедневный доход человека ниже доллара) в КНР всё ещё есть 150 млн бедных людей. Он также признал, что разница доходов жителей деревень и горожан продолжает увеличиваться.

Китайские СМИ сообщили, что годовой доход крестьян, проживающих в районах реки Янцзы и Чжуцзян, практически не изменялся уже на протяжении десяти лет, а многие крестьяне, которые вышли из бедности, начинают вновь «возвращаться в бедность». И без того очень малочисленный, средний класс китайского общества постепенно исчезает из-за высоких цен на квартиры, образование, лечение и т. д.

Профессор пекинского университета экономики Ся Елян в интервью радио Sound Of Hope сказал: «На сегодняшний день в Китае проживает большое число бедных людей – более 10% населения страны. Это в полной мере отражает нерациональное распределение доходов и характер политического режима в стране».

Правящая в стране компартия, проводя реформы и политику открытости, позволила части китайцев разбогатеть. Таким образом, в КНР появился новый класс богачей, абсолютное большинство которых являются партийными чиновниками и их родственниками.

По последним данным шанхайского исследовательского института Хужунь, в Китае насчитывается 130 человек с личным состоянием свыше 1 млрд. юаней ($142 млн), больше только в США – 359 человек. Число людей с личным состоянием свыше 1,5 млн. долларов в Китае составляет 825 тысяч человек. 

Экономист из провинции Хэйлунцзян Ляо Чен считает, что увеличивающаяся разница между бедными и богатыми в Китае происходит из-за монополии в управлении страной со стороны компартии.

«Китайская специфика состоит в том, что управление страной полностью монополизировано. Отрасли, которые находятся под монопольным управлением властей, обирают людей, получая при этом огромные прибыли. У них совсем нет ощущения кризиса, и они позволяют себе сорить деньгами. Большинство китайских богачей получили своё богатство с помощью власти и привилегий», – говорит Ляо.

По данным Всемирной ассоциации предметов роскоши (World Luxury Association), сумма, потраченная китайцами на приобретение предметов роскоши с 8,6 млрд. долларов в январе прошлого года увеличилась до 9,4 млрд. долларов в конце года и составила 27,5% от общей аналогичной суммы во всём мире.

За последние годы в Китае было разоблачено немало партийных коррупционеров, которые вели роскошную жизнь. Среди них бывший начальник управления недвижимостью района Цзяннин города Нанкина Чжоу Цзюкэн, который носил часы фирм Rolex, Vacheron constantin, Tudor, ездил на автомобиле Кадиллак и курил исключительно нанкинские сигареты по цене 1500 юаней за штуку; заместитель начальника полицейского отделения аэропорта города Шеньчжень Лю Шенчан, который на свадьбу своей дочери заказал 110 столов в самом дорогом ресторане, и другие.

Китайская газета First Financial Daily 21 января сообщила, что в 2008 году китайский эксперт впервые употребил фразу «три по 300 миллиардов», что означает три вида расходов партийных чиновников: на заграничные командировки, приёмы и личный транспорт, на которые тратится в год 300 млрд. юаней ($42,8 млрд.).

По данным совместного исследования министерства финансов КНР, управления статистики и государственного комитета развития и реформ, начиная с 2005 года, административные расходы в стране с каждым годом увеличиваются более чем на 100 млрд. юаней ($14,2 млрд.), а за последние 20 лет эта сумма увеличилась в 87 раз.

В опубликованной статье профессора исследовательского центра экономики при пекинском университете Бина Синьчао сумма зарплаты китайцев (не включая рабочих-мигрантов из сельской местности) составляет менее 20% ВВП, однако при этом сумма административных расходов государства составляет 30% ВВП.

12 января на пятом пленарном заседании Госсовета КНР председатель компартии Ху Цзиньтао заявил, что ни одному коррупционеру не удастся избежать наказания.

Политический комментатор Чень Бокун в интервью радио «Свободная Азия» по этому поводу сказал следующее: «В вопросе противодействия коррупции у центрального правительства не только нет твёрдого намерения, но можно сказать, что даже вообще нет такого намерения. В прошлом году во время проведённого в Китае соцопроса, 90% опрошенных высказались за принятие закона, обязывающего чиновников открыто докладывать о своём имуществе и личных финансах. В то же время 97% чиновников высказались против такого закона». 

На самом деле, этот закон, который СМИ называют «законом солнечного света», уже обсуждается китайскими властями на протяжении нескольких лет, но он до сих пор не принят.

Ляо Чен также сказал, что китайские чиновники абсолютно безнаказанны и совсем не боятся народного негодования.

«Будучи чиновниками, они могут делать всё, что хотят. Возмущение простых граждан на них никак не влияет, так как в Китае нет свободных издательств, поэтому скандал раздуть не получится. Китайские чиновники во много раз хуже агрессоров и захватчиков, ни в одной стране нет такой разнузданности и бесконтрольности. При этом аппетиты их постоянно растут. Ситуация уже очень серьёзная. Все эти проблемы исходят из политического строя,  и у властей нет никаких ограничений, поэтому они становятся всё алчней и ненасытней», – считает Ляо.

Радио «Голос Америки» со ссылкой на независимого наблюдателя указывает на то, что увеличение разницы доходов, усиление противостояния чиновников и народа и возрастающая ненависть людей к коррупционерам уже создали очень большое социальное напряжение в стране, которое однажды может «сфонтанировать».

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...