«Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию».

Ст. 5 Всеобщей декларации прав человека

«Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию».

Ст. 9 Всеобщей декларации прав человека.

В России продолжает расти тюремное население. Журнал «Неволя» (№ 15 2008) опубликовал статистику тюремного населения в различных странах мира со ссылкой на седьмое издание «Тюремного населения в мире». Так, в России численность тюремного населения - 869 814 человек. В Китае - 1 548 498 человек. Эти страны устойчиво входят в число мировых лидеров по количеству заключенных, а также находящихся под следствием. Всего в мире в пенитенциарных учреждениях содержится 9,25 млн. человек.

Почему же постсоветская Россия и красный Китай имеют такое огромное количество задержанных, находящихся под следствием и заключенных? Хотя на этот вопрос трудно дать однозначный ответ, в данной статье я попытаюсь хотя бы подойти к ответу.


Война против разума

С момента своего создания СССР, а до него Советская Россия, были ориентированы на жестокую и кровавую расправу с несогласными с режимом, всякого рода инакомыслящими и инаковерующими. Политика СССР была построена и таким образом, чтобы расправляться с теми, кто действительно совершил преступление, в том числе и небольшое: утаил немного зерна от тех красноармейцев, кто проводил продразверстку; забил на мясо корову, которую «добровольно» передал до этого колхозу; украл мешок картошки с колхозного поля и т.п. Количество заключенных стало устойчиво расти. В седьмом издании «Тюремного населения в мире» приводится следующая цифра: 611 заключенных в России на 100 000 населения страны. Страшная цифра! При том, что более чем в трех пятых стран мира это число ниже 150.

В начале своего существования советский политический истеблишмент заказал И.П. Павлову, известному российскому психофизиологу написание пособия по манипулированию сознанием людей. И И.П. Павлов старательно это задание выполнил. Вслед за этим в СССР появились методические указания по «промыванию мозгов». Они были переведены на английский язык и опубликованы для информирования общественности под названием «Промывание мозгов: обобщение русского учебника по психополитике». В методических указаниях сообщалось, что «первые русские психиатры хорошо понимали тот факт, что гипнотическое состояние порождается сильным ужасом. Они установили, что кроме этого, оно вызывается шоком эмоционального происхождения, сильным голодом, побоями, а также наркотическими препаратами». (Цитируется по докладу Международной Гражданской комиссии по правам человека о роли психиатрических средств и способов в порождении международного терроризма, а также по тексту правозащитной выставки «Психиатрия. Индустрия смерти»).

Т.е. большое количество заключенных - это фактор, порождающий сильнейший ужас у населения, как уже побывавшего в «местах лишения», так еще и  «не сидевшего». И это один из факторов для создания у населения в целом послушания и истерии.

В России заключенные содержаться часто в ужасных условиях и подвергаются жестокому обращению. Например, в номере «Неволи» (стр. 71), который цитировался выше, рассказывается об отрядах настоящих «капо», созданных в современных российских колониях, избивающих и насилующих заключенных. Там же на стр. 72 рассказывается об амурской колонии ИК-5, заключенные из нее писали в Фонд «В защиту прав заключенных» о произошедшем зимой 2008 г.: «... без законных оснований спецназ избивал осужденных, при этом применялись спецсредства. При избиениях присутствовали сотрудники УИНа и администрации колонии...». На следующий день в ИК-5 вновь вошел спецназ. В знак протеста против действий спецназа и сотрудников колонии более 700 (семисот!) человек вскрыли себе вены. Фонд «В защиту прав заключенных» опубликовал сообщение и о заключенных из Дагестана (о произошедшем в декабре 2007 г.). Группу дагестанцев привезли в Саратовскую колонию № 33. В помещении, приспособленном под следственный изолятор, 11 осужденных демонстративно порезали себя обломками лезвия от одноразового бритвенного станка.  Требование заключенных: сидеть в Дагестане. По данным того же Фонда в феврале 2008 г. в Ленинградской области российкий Омбудсман В. Лукин срочно вылетел в Санкт-Петербург, чтобы проверить информацию о массовых случаях членовредительства в колонии для несовершеннолетних в г. Колпино Ленинградской области. В феврале 2008 г. в Альметовской колонии строго режима № 8 (Татарстан) объявили голодовку несколько десятков осужденных. Как сообщил Фонду один из участников акции, первоначально в голодовке участвовало 30 человек. Затем количество участников возросло до 120. Четверо, содержавшиеся в штрафном изоляторе, вскрыли себе животы. Таким образом голодающие пытались добиться приемлимых условий содержания. Заключенные, в частности, протестовали против пытки под названием «стакан» (заключенного в холодное время года в легкой одежде выводят на улицу и в течение нескольких часов держат в тесной бетонной «коробке» под открытым небом).

Подобные методы обращения с заключенными как в СССР, так и в нынешней России - это также, по-видимому, один из факторов для создания у населения в целом послушания и истерии. Т.е. это метод «контроля».

Правозащитники сообщают, что в нынешней России все больше зон становится «красными». Для справки: «черные» зоны - это зоны, в которых за порядком следят воры в законе; «красные» зоны - зоны, в которых порядок устанавливает администрация зоны и ЗК, «вставшие на путь исправления». Некоторые отсидевшие отмечают, что сидеть в «красных» зонах гораздо сложнее, т.к. там больше «беспредела».

Большое же количество заключенных имеет и еще одно банальное объяснение. Чем больше «зека», тем больше должностей во ФСИНе (Федеральной службе исполнения наказания) для контроля за ними. Тем больше финансирование из бюджета. И тем больше, по сути, даровой рабочей силы, которой и являются ЗК.

 

Стрессы бывают только у шизофреников

       

Какие же еще методы используются для воплощения в жизнь принципов павловской психополитики?

В Гражданскую комиссию по правам человека Санкт-Петербурга часто обращаются люди, которые просили психиатров помочь им избавиться от стресса и получали страшный диагноз «шизофрения». Несмотря на то, что независимые эксперты признавали этих людей вполне нормальными, снять диагноз, перечеркивающий человеческую жизнь, в большинстве случаев было практически невозможно. Не стоит искать корни столь странного явления в коррумпированности психиатров, хотя многие из них действительно не свободны от этого распространенного порока. Причина того, что из человека вдруг делают шизофреника, тем самым лишая его прав и вычеркивая из жизни общества - до удивления банальна. Выполнение плана по заполнению койко-мест в психиатрических стационарах, от которой в прямой зависимости находится получение премий их сотрудниками. Только и всего.

Еще в 2000 году петербуржец Журавлев обратился в Невский ПНД Санкт-Петербурга за психотерапевтической помощью, поскольку за короткое время он перенес несколько стрессов. У него умер отец, затем предприятие, где он работал, закрылось, но из-за заболевания опорно-двигательного аппарата он нигде не мог устроиться. Естественно, что из-за всего этого Журавлев очень  нервничал. Но вместо посещения желанных психотерапевтических занятий, которые предложила ему психиатр Федорова, Журавлев был насильственно госпитализирован в психиатрическую больницу. Случилось это так. Занятия проводились в дневном стационаре ПНД. Федорова выписала ему направление, а затем любезно предложила «подвезти его  на занятия». Якобы, «так  положено». К слову сказать, дневной стационар находится через дом от ПНД. Но когда Журавлев сел в машину, его повезли далеко за город, в психиатрическую больницу им. Кащенко.        

При выходе из машины он сказал, что приехали не туда. Его тут же  связали, сделали укол аминазина, заставили подписать согласие на госпитализацию и привязали к кушетке. Потом его отправили еще дальше - в одно из отделений психиатрической больницы № 1 им. Кащенко, которая находится в селе Никольское. С большим трудом его разыскала жена, которой даже не сообщили, где он находится. Жена проконсультировалась с адвокатом,  стала требовать выписки и вскоре добилась своего.

Через некоторое время Журавлев обратился в ПНД с просьбой снять его с диспансерного наблюдения. Ему предложили пройти комиссию с участием профессора Войтенко. Когда профессор старательно стал внушать ему, что у него имеются  галлюцинации, Журавлев удивился, ведь никаких галлюцинаций у него  никогда не было! Но Войтенко сообщил, что в больнице им. Кащенко ему  был поставлен диагноз «шизофрения», а значит, предположил Журавлев, в медицинской карте было написано и о галлюцинациях. С психиатрического учета его, конечно же, не сняли.

Между тем, квартирные мошенники отобрали у его престарелой матери квартиру. Поскольку мать из-за возрастных изменений плохо понимала, что делает, и суд признал ее недееспособной, Журавлев обратился в отдел опеки с просьбой назначить его опекуном, поскольку он -  единственный  близкий родственник, и единственный человек, которому не безразлична судьба матери. Но может ли быть опекуном человек с диагнозом «шизофрения»? Журавлеву было отказано в удовлетворении запроса, а  начмед ПНД Иванов сказал Журавлеву, что нет гарантий, что он сам дееспособный. Хотя Журавлев никогда не признавался судом недееспособным.

В течение пяти лет Журавлев обращался в правоохранительные органы о мошенничестве в отношении его матери и противоправных действиях психиатров в отношении его самого. Но к его словам милиционеры относились как к измышлениям больного человека -  к галлюцинациям, которые приписали ему психиатры. Журавлев до сих пор не знает, что же именно написано в истории его «болезни». Главный врач Невского ПНД категорически отказывается сообщить ему об этом. Журавлев обратился в суд, чтобы главврача обязали предоставить ему информацию о его собственном здоровье, ведь это право гарантирует ему Закон.

Однако практика показывает, что, в общем-то, простая правовая проблема на поверку вызывает массу сложностей. Возникает впечатление, что петербургские суды намеренно осложняют процесс подачи жалобы на действия медицинских чиновников. В Москве, например, таких сложностей не возникает. Как и положено по закону, московские судьи рассматривают такие жалобы, поданные в порядке 25 главы ГПК РФ, устанавливающей возможность для граждан и организаций, считающих, что их права нарушены в результате действий (бездействия) и решений органов государственной власти, местного самоуправления, государственных и муниципальных служащих, а также должностных лиц, которым, безусловно, относятся и административные работники медицинских учреждений (главврачи, начмеды и т. д.) обжаловать такие действия и решения в суде. У нас же в Петербурге суды по непонятной причине отказываются признавать главврачей  психиатрических лечебных учреждений лицами, чьи действия можно обжаловать в порядке 25 главы ГПК. Они предписывают гражданам, обращающимся с такими жалобами, оформлять их как исковое заявление. В этом случае человек сам обязан доказывать в суде, что право, гарантированное ему Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан, законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при  ее оказании» получать от врачей информацию о состоянии своего здоровья действительно у него имеется. Тем самым они утверждают, что между главврачом, обязанным по закону предоставить информацию, и гражданином существует спор о праве, что, конечно же, является юридическим казусом. Вот и в случае с Журавлевым - президиум городского суда Санкт - Петербурга тоже усмотрел спор о праве. Таким подходом суды поощряют медицинских чиновников нарушать права обратившихся к ним за информацией граждан, поскольку существенно осложняют процесс обжалования их действий. Они снимают с чиновников бремя доказывать правильность своих действий и вынуждают граждан доказывать свои права, давно предоставленные им Законом.

Недавно Верховный суд Российской федерации обязал президиум Санкт - Петербургского городского суда рассмотреть жалобу Журавлева на определение Невского районного суда Санкт - Петербурга об отказе принять к рассмотрению его жалобу на отказ и.о.главврача психоневрологического диспансера Невского р-на А.В.Иванова предоставить ему информацию о его собственном здоровье. Только на таком высоком уровне смогли решить... нет, не проблему, а всего лишь вопрос о том, чтобы петербургские суды рассмотрели возможность принять жалобу простого гражданина против Чиновника по установленным российским законодательством правилам. Между тем, суд Невского р-на, а затем городской суд отказывали Журавлеву в рассмотрении его дела именно на том основании, что, якобы, главврач ПНД «не является должностным лицом».... Кем же тогда он является и на каком основании берется вершить судьбы граждан и калечить их жизни?

Но, как бы там ни было, люди, помещенные недобровольно или принудительно в психиатрические больницы, - это также люди, лишенные свободы. А ведь количество недобровольно госпитализированных не включается в статистику людей, находящихся в пенитенциарной системе. Таким образом, число людей, лишенных свободы в России больше, чем цифра 869 814 человек!!!!! Но мы, люди доброй воли, не можем согласиться с тем, чтобы Россия стала в будущем аналогом «красной зоны»!

Сегодня российские правозащитники должны выступать за улучшение условий содержания в пенитенциарной системе, за то, чтобы пыток и жестокого обращения с лишенными свободы в тюрьмах, психиатрических учреждениях, следственных изоляторах не было. Также необходимо исключить психиатров и психологов из состава консультантов и советников системы исполнения наказания, реабилитации и условного освобождения. Поскольку у психиатров отсутствует научное обоснование их утверждений, нельзя позволять им выносить суждения о наркотической зависимости, криминальном поведении и подростковой преступности, проводить в связи с этим лечение, равно как и заниматься тестированием с целью выявления «потенциально опасного поведения».

Роман Чорный, врач, президент Санкт-Петербургской Гражданской комиссии по правам человека
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...