• Ху Жихуа рассказал о жестоком преследовании своего брата китайским коммунистическим режимом

  • Четверг, 2 июля 2009 года
 

Китай. Всякий раз, когда Ху Жихуа ест вкусную пищу, у него на душе появляется тяжесть. Его младший брат Ху Жиминь не имеет такой возможности. Заключенный в тюрьму в трудовом лагере, он отказывается есть - это единственная форма протеста, которая у него осталась.

Четыре года назад, кто-то донес полиции, что Жиминь вёз шесть DVD дисков в корзине велосипеда. Диски содержали информацию о преследовании коммунистическим режимом духовной практики Фалуньгун, которой занимается Жиминь.

«Не было никакого открытого суда относительно моего брата», – сказал Жихуа, с 1996 года проживающий в США. – Членам семьи не разрешили присутствовать на суде. Судебные чиновники назначили своего адвоката для моего брата, который даже и не пытался защитить его».

Так началось второе четырехлетнее заключение Жиминя, в тюрьмах и трудовых лагерях Китая. Первые четыре года оставили его калекой, неспособным ходить. Но он был настолько тверд в своей вере, что быстро выздоровел. Теперь Жихуа не знает о состоянии брата, последнее, что он слышал, это то, что его брат снова неспособен ходить в результате пыток.

Жихуа помнит счастливые времена, когда они были детьми. «С детства мы всегда были вместе, – сказал он. – Мы учились в одной начальной школе и потому что я старше, я всегда заботился о моих братьях, когда мы были маленькими детьми».

У четырёх мальчиков не было ни игрушек, ни книг. «Но мы были очень счастливы. Мы радовались, когда играли. Снаружи дома была река и маленькая гора, вокруг которой мы могли играть».

У родителей не было достаточно денег для всех мальчиков, чтобы оплачивать всем учёбы в институте, поэтому Жиминь выбрал армейский колледж. Поднимаясь быстро через разряды, он стал лидером эскадрона и получил много наград . В 1998 году он начал практиковать Фалуньгун, узнав об этом от Жихуа.

«После того как я начал практиковать Фалуньгун, я почувствовал себя настолько хорошо, что первое дело, которое я хотел сделать – это рассказать о практике членам моей семьи», – сказал Жихуа. Их спокойная жизнь была недолгой, поскольку китайский режим, во главе с Цзянь Цзэмином начал общенациональное преследование, и 100 миллионов практикующих Фалуньгун с 1999 года внезапно стали «преступниками».

Американский Государственный Отдел сообщил, что больше половины заключенных в принудительных трудовых лагерях Китая – это практикующие Фалуньгун. Две трети случаев пыток, рассмотренных специальным докладчиком ООН о пытках – приходится на практикующих Фалуньгун.

Ежедневно в течение нескольких месяцев к Жиминю использовали «промывание мозгов». Чиновники требовали, чтобы он отказался от своей веры. Но он не отказался, а объявил голодовку в знак протеста этим преследованиям, нарушающим его конституционное право на свободу веры. Жихуа сказал, что, как и многие другие практикующие Фалуньгун в Китае, его брат в течение последних 10-ти лет перенес жестокое преследование.

Его пребывание в тюрьме Тиланцяо в Шанхае во время первого заключения, было самым тяжелым. Тюрьма Тиланцяо – центральная тюрьма в Шанхае, для политических заключенных, так называемых антиреволюционных элементов, «шпионов» и «предателей». Внутри тюрьмы есть отделение, которое называется «Молодежная экспериментальная команда», в котором раньше содержали тех, кому вынесен смертный приговор. В настоящее время там содержатся практикующие Фалуньгун.

«Они пытаются преобразовать моего брата, потому что он не отказывается от своей веры, – сказал Жихуа. – У режима политика – не выпускать практикующих Фалуньгун, если они не подписали гарантийные письма отказа от практики, даже если их срок тюремного заключения закончился».

Жихуа также сообщил, что единственной причиной по которой его брата освободили из шанхайской тюрьмы, было то, что состояние его здоровья уже стало очень плохим и тюремная администрация просто испугалась ответственности за его возможную смерть.

Жихуа обратился к американским местным и федеральным чиновникам, чтобы помочь спасти брата. Он также встретился с Интернациональной Амнистией в Женеве, обращался в ООН и во многие другие правозащитные организации.

«Я делаю все, что в моих силах. Но на сей раз... я не знаю. Я не знаю, что сделает режим. Я хочу вывезти моего брата из Китая», – поделился своими опасениями и намерениями Жихуа.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...