• Действительно ли Китай в состоянии спасти мировую экономику?

  • Суббота, 21 марта 2009 года

Недавно премьер-министр КНР Вэнь Цзябао на всемирном экономическом форуме в Давосе играл роль «спасителя мировой экономики», успокаивая некоторых западных политиков, у которых было смутное представление об экономической ситуации в Китае, а также осуществил политику КПК, направленную на прославление себя и своих достижений перед другими странами. В конце своей речи Вэнь процитировал слова из китайской песни «Суровая зима, наконец-то, заканчивается и скоро наступит весна». Эти слова и стали заголовком передовиц агентства Синьхуа.

Для европейских политиков, которые плохо знакомы с настоящим содержанием официальных формулировок китайского правительства, эти «официальные и правдивые» слова премьера, нарисовавшие яркий и красочный пейзаж китайской экономики, действительно возымели эффект «от ярких цветов в глазах постепенно начинает пестреть».

В этой статье я лишь расскажу о самом основном способе спасения своей экономики, на который больше всего надеется китайское правительство – стимулирование внутреннего спроса.

Стимулирование внутреннего спроса, на самом деле в Китае, это уже не новая тема, разница лишь в том, что в этот раз этим делом непосредственно занялся премьер-министр. Много лет назад китайские власти начали обсуждать проблему слишком больших сбережений и слишком внутреннего потребления. Многие специалисты тогда считали, что это именно и есть основная причина невозможности дать толчок увеличению внутреннего потребления.

Если сравнить с другими странами, то уровень конечного потребления в Китае (соотношение общей суммы конечного потребления за определённый период времени и суммы использованного валового внутреннего продукта) значительно сократился.

Начиная с 2003 года, когда он понизился до 55,4%, он неуклонно идёт вниз, в 2007 году он достиг 36%. Это не только гораздо ниже, чем у западных развитых стран, но даже ниже среднемирового уровня, который с 2000 года до настоящего времени постоянно держится не ниже 77%.

Таким образом, получается, что в Китае уровень конечного потребления на  41-процентный пункт ниже, чем среднемировой. Этот показатель даже ниже, чем у развивающейся страны Индии. В настоящее время уровень конечного потребления в Китае не только ниже, чем был в период плановой экономики, но и даже ниже, чем во время 3-летнего голода во время «Великого скачка». Многие могут не поверить, но это факт.

Сомнительные способности

Китайское правительство уже давно думает, как стимулировать народ больше потреблять. Чтобы понять основную причину, по которой китайцы так сильно любят копить и делать сбережения, управление статистики проводило многочисленные соцопросы, в результате которых выяснилось, что накопления делаются для оплаты обучения своих детей, оплаты коммунальных услуг, лечения, жизни после ухода на пенсию и т.д. Однако за тем, что в стране уровень сбережений больше уровня потребления стоит ещё одна наиболее значимая причина, которую китайские власти не хотят обсуждать, а именно: неравномерное распределение денежных активов.

 
Согласно официальным данным, в 2005 году в Китае у группы людей с самыми крупными доходами было сосредоточено 66,4% финансов страны, а у группы людей с самыми низкими доходами – 1,3%, разница между ними составила 51:1. Это говорит о том, что в банках, в основном, хранятся сбережения не тех, у кого низкие и средние доходы.

Ещё одна большая проблема, с которой нельзя не считаться, это то, что у крестьян, число которых составляет около 70% населения страны, очень низкая потребительская способность. Уровень потребления китайский крестьян с самого своего пика в 1983 году – 32%, упал до 9% в 2007 году. В сравнении с уровнем потребления горожан, уровень потребления крестьян 30 лет назад составлял 62%, а в 2007 году составил 25%. Разница падения составила 37 процентных пункта. Причина такого падения состоит в том, что, начиная с середины  90-х годов, земля крестьян стала объектом посягательства со стороны местных коррумпированных чиновников и организаций-застройщиков, поэтому доходы крестьян сильно снизились.

 

Можно сказать, что проблемы села является «ахиллесовой пятой» китайской экономики. Начиная с 2008 года, уже более 20 млн. рабочих-мигрантов из сельской местности лишились работы из-за обанкротившихся предприятий, около 5 млн. крестьян, убиравших в городах мусор, также были вынуждены вернуться в свои деревни. В итоге покупательная способность в деревне упала ещё больше. Пытаясь как-то пропагандировать свою политику в отношении стимулирования внутреннего спроса, китайские власти придумали формулировку, которая стала очень модной: «село – это скрытый потенциал спроса, если высвободить эту силу, то она даст мощный толчок развития китайской экономики».

Подобные суждения властей порождают сомнения: в течение многих лет уровень потребления крестьян постоянно падал, в настоящее время многие из них остались без работы, что ещё больше ухудшило их финансовое положение, неужели правительство за такой короткий период времени придумало какой-то гениальный способ?

Низкий уровень потребления в стране напрямую связан с неравномерным социальным распределением. После того, как это высказал известный английский экономист Джон Мейнард Кейнс, это стало одним из самых элементарных познаний в кругах западных экономистов. В частности Кейнс сказал: «Недостаточное потребление происходит потому, что не равномерно распределяются доходы. Если большую часть национального дохода дать богатым людям, то они большую половину этих средств сохранят в качестве сбережений. И только если большую часть национального дохода распределить между семьями с низкими доходами, можно повысить уровень потребления». Поэтому предпосылкой для эффективного стимулирования потребления непременно должно быть создание системы справедливого социального распределения.

В конце я хотела бы попросить китайское правительство перед тем, как спасать мировую экономику, сначала спасти от нищеты несколько сот миллионов своих собственных граждан. Чтобы быть «спасителем мира», нужно иметь такие способности.

Источник: Би-би-си на китайском языке

Справка об авторе:

Хэ Цинлань в 1983 году закончила Хэнаньский педагогический институт, факультет истории; в 1988 году закончила университет Фудань в Шанхае, факультет экономики. Затем работала заведующей кафедры экономики в институте провинции Хунань. Перед переездом в США, переехала в город Шеньчжень и работала в газете «Шеньчжень фаджи бао». Несколько последних лет Хэ специализируется на исследовании вопросов китайской экономики и социальных проблем.

В 1999 году американское издание Business Week назвало её «Звезда Азии» (THE STARS OF ASIA), а через полгода китайский еженедельник Life Week причислил её к 50-ти ныне живущим людям, наиболее сильно повлиявшим на Китай.

Из-за публикации некоторых смелых статей с анализом китайской экономики и социальных проблем в 2001 году она была вынуждена покинуть Китай и уехать в США. Там она работала консультантом в нескольких крупных университетах. В настоящее время кроме работы консультанта, она также является специальным комментатором радио «Свободная Азия».

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...