• Китай: от коммунизма к прелюбодеянию

  • Вторник, 24 августа 2010 года

«В 2003 году я планирую переспать, по меньшей мере, с 56 женщинами, — пишет Ван Чэн (имя вымышленное), чиновник среднего звена компартии Китая (КПК), на первой странице своего секс-дневника. — Хотя бы две из них не должны быть шлюхами».

В трёх дневниках, впервые обнаруженных женой Вана, описываются интимные подробности его отношений более чем с 500 женщинами, начиная с 2003 года. После того, как друг его жены донес на него в полицию, 47-летний Вaн был арестован 21 марта 2010 г. по обвинению во взяточничестве, что положило конец его планам по отношению к 600 или 800 женщин. Ван признался, что деньги от взяток он щедро тратил на своих любовниц, включая покупку недвижимости для них.

Случай Ван Чэна всего лишь эпизод из серии сексуальных скандалов с участием партийных кадров и их любовниц. Чиновничьи похождения стали популярными объектами насмешек среди китайских пользователей Интернета. В одном широко распространившемся сообщении, например, предлагаются награды для обладателей любовниц:

«Премия за количество присуждается Сюй Цяо, экс-главе строительной компании в провинции Цзянсу, который имел 146 любовниц [Ван Чэн позже побил рекорд]. Премия за качество отходит к Чжэн Цзунхаю, бывшему директору пропаганды Чунцинского городского комитета партии, который содержал 17 студенток. Бывший начальник текстильного отдела Хайнань Ли Циншан написал 95 секс-дневников и сохранил образцы волос 236 женщин, и, таким образом, завоевал премию за научные исследования. Глава муниципального комитета партии Ян Фэн выиграл премию по организации управления семью любовницами, используя корпоративные навыки, которые он освоил в ходе своей магистерской бизнес-программы. Глава профкома Лин Лонфей получил орден Дружбы за приглашение всех своих 22 любовниц на банкет после конкурса красоты».

Коррупция

Китайская общественность, возможно, могла бы проигнорировать подобное явление, рассматривая его лишь как одну из слабостей политической элиты, если бы это не обходилось стране так дорого. Молодые женщины, которые отдаются мужчинам, годящимся им в отцы, делают это за определенную цену. Легковые автомобили, дома, деньги на карманные расходы за оказываемые услуги и верность, оплачиваются за счет присвоенных государственных средств.

Растущий круг потребителей из числа любовниц, также способствовал спросу на предметы роскоши в Китае. Бренды вроде Louis Vuitton пользуются огромным успехом в Китае, в то время в Соединенных Штатах и Европе спрос на них испытывает спад. Гуанчжоуский магазин Louis Vuitton имеет VIP-список заказов на сумочки Birkin по цене свыше $ 151 368 каждая.

В докладе, составленном компанией HSBC, говорится, что китайский «рынок предметов роскоши, который стимулируется чиновниками, содержащими любовниц, в этом отношении, вероятно, является единственным в мире», и добавлено, что чиновничьи наложницы далеки от разорения.

Так как официальные заработные платы даже высокопоставленных чиновников не позволяют таких излишеств, недостаток компенсируется посредством взяточничества. В своем дневнике 2003 года Ван Чэн, имевший годовой оклад в 19200 юаней ($ 2833), планировал потратить на своих женщин, по меньшей мере, 100 тысяч юаней ($ 14 756). Тем не менее, Ван значительно отстает от своих вышестоящих коллег, которые могут с легкостью потратить миллионы юаней на своих подруг.

По данным официального отчета, в 2009 году 106 000 должностных лиц были признаны виновными в коррупции, что на 2,5 процента больше, чем предыдущем году, а количество чиновников, которых поймали за присвоение более 1 млн. юаней ($ 146000), увеличилось на 19 процентов. В другом докладе сообщается, что свыше 95 процентов руководящих кадров партии, признанных виновными в последние годы, содержали любовниц.

Убийства



Древние китайцы считали, что невоздержанность — это зачаток зла. В случае с партийными чиновниками и их любовницами, коррупция — это только начало, — в последние годы среди должностных лиц появилась тревожная тенденция прибегать к убийствам.

25 мая известный китайский блоггер Чжан Хунфен привел 12 самых ужасных случаев убийств любовниц коррумпированными чиновниками, взятые из сообщений СМИ.

В 2005 году бывший глава Юньнаньского провинциального комитета Ян Гоцю разрезал свою любовницу на куски кухонным ножом и варил их в скороварке, пытаясь уничтожить улики, остальные части ее тела он хранил в холодильнике, прежде чем его поймали.

В 2007 г. начальник полиции подложил бомбу под сиденье машины своей любовницы. Бомба, в форме сотового телефона сдетонировала, когда она села в машину. Взрыв разорвал ее пополам.

В других случаях более осторожные чиновники предпочитали нанимать наемных убийц, чтобы избавиться своих подруг.

«Этих убийц любовниц объединяет одно, — написал Чжан в своем популярном блоге. — Все они имеют успешную политическую карьеру, занимают важные партийные посты, либо близки к этому».

В большинстве случаев убитая женщина либо просила больше денег, чем ей «причиталось», либо из ревности к другим любовницам чиновника угрожала донести на него. «Для коррумпированных чиновников политическое будущее — это самое главное, — пишет Чжан. — Если любовница встает на его пути, она просто должна умереть».

Эксплуатация власть придержащими своих социальных привилегий подорвала их собственную легитимность, что привело к заметному расколу общества и ненависти народа к богатым и влиятельным людям.

Китайцы были шокированы, когда 23 марта 42-летний врач, вооруженный фруктовым ножом, напал на детей у входа в начальную школу в городе Нанпине провинции Фуцзянь, убив девятерых. В течение последующих трех дней три аналогичные вспышки насилия произошли в других провинциях. Предполагается, что преступники были нацелены на наиболее престижные школы в регионе, в которых учатся дети коммунистических чиновников и нуворишей.

Вскоре после случая в Нанпине школьник местной начальной школы невольно выразил мнение общественности в школьном сочинении — письме к убийце Чжэн Миншеню: «Если вы не можете сдержать свою ненависть, идите убивать коррупционеров! Как вы могли убить невинных детей?»

Фраза «идите убивать коррупционеров» моментально стала популярной темой для обсуждения среди пользователей Интернета.



Общественная мораль

Необузданная коррупция, жестокость и разврат чиновников компартии Китая оказали отрицательное воздействие на социальные и этические устои китайского общества.

Несмотря на то, что номинально проституция незаконна в Китае, индульгенция чиновников способствовала быстрому развитию секс-индустрии в стране за последние два десятилетия. Хотя в обеих газетах-рупорах партии и в «либеральной» прессе появляются отчеты о рейдах на стриптиз-клубы и другие подобные места, многие публичные дома находятся под защитой полиции и военных. Они служат удобным источником доходов для сил безопасности.

Для тех, кто знаком с новейшей китайской историей, существующий двойной стандарт коммунистической партии не удивителен. Хотя она публично проповедовала идею о самоотречении для реализации коммунистической утопии, председатель Мао был известным бабником — его любимой добычей была молодая крестьянская девушка.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, в 2006 г. в Китае насчитывалось 6 миллионов работниц секс-индустрии, в то время как по более поздним оценкам это цифра варьируется от 20 до 30 миллионов, что составляет от 3 до 5 процентов женского населения страны.

ВИЧ-инфекция также стала причиной для растущего беспокойства. Согласно китайским официальным данным и статистике ООН, в Китае с этой болезнью живут 700 тысяч человек, каждый год регистрируется 50 тысяч новых случаев. Зарубежные эксперты считают, что реальные цифры намного выше.

Еще несколько десятилетий назад китайцы следовали строгим моральным нормам в вопросах взаимоотношений полов, тысячелетнему наследию буддизма, даосизма и конфуцианства. Несмотря на существование во многих династиях института наложниц, это не оказывало влияния на широкое общество, а прелюбодеяние считалось грехом.

Современный Китай создает впечатление, что он следует современным западным концепциям о сексуальном освобождении и социальном прогрессе, но это лишь искаженная цензурой компартии картина. Идея о том, что индивидуальное освобождение должно сочетаться с политической и идеологической свободой, отсутствует.

Компартия Китая отвергла моральные ограничения древней китайской цивилизации и отказалась от коммунистической риторики о самопожертвовании. Единственное, что осталось — это неприкрытый культ наживы, власти и чувственных наслаждений, который осуществляется за счёт огромных социальных затрат.

Мишель Юй. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...