• Интервью с автором первого в мире путеводителя по тюрьмам

  • Четверг, 4 сентября 2008 года

«... очень тяжело жить, сознавая, что есть зло и ты ничего с этим не делаешь»

Накануне Олимпиады-2008 в Пекине «Коалиция по расследованию преследования Фалуньгун в Китае» (CIPFG) издала путеводитель по трудовым лагерям и местам заключения, находящимся в Китае, в частности, вблизи Олимпийской деревни. Это не единственный такой путеводитель.

В преддверии Олимпиады 1980 года в Израиле был подготовлен к изданию первый в мире аналогичный путеводитель, но по советским тюрьмам. Авторами этого издания были супруги Элеонора и Авраам Шифрины, выходцы из Советского Союза, приехавшие в Израиль в 1970-х годах.

«С 16 лет я считала целью своей жизни борьбу против советского правительства, против советской власти», — говорит Элеонора Шифрин, редактор новостей «7 канала» израильского радио. В 16 лет ее не покидало чувство, что что-то не так, не покидало состояние, что она все время находится среди лжи. Выразить себя и свои ощущения помогало ведение дневника. Тогда она была комсоргом школы, и тем не менее в дневнике появилась запись: «Ошибка была в теории Маркса, перестраивать тут нечего, надо свергать». Затем, когда началась «перестройка», она была потрясена этой записью, т.к. в тот момент никаких знаний у нее не было. Но в семье существовала определенная атмосфера, говорить об отношении к существующей власти не было принято. «Папин дедушка был расстрелян в 1937-м году как еврейский националист и шпион «Джоинт» за попытку организовать еврейскую сельскохозяйственную коммуну. Бабушка была эссерка, она творила революцию. Я понимала, что должна исправить то, что делала моя бабушка. Поэтому было состояние вины. Так появился самиздат».

Муж Элеоноры, Авраам Шифрин, приехал в Израиль в 1970-х среди первых. Она — в 1972. Их объединила общая цель. Сначала у них было «...впечатление, что свободный мир не борется против советского коммунизма, т. е. нет осознания, насколько это преступный режим».

Попав на Запад и ощутив свободу, они прекрасно понимали, что в СССР было подавление всяческих свобод. «Для нас стало ясно с самого начала, что понятие свободы неделимо. Невозможно бороться за чью-то свободу, мирясь с преследованием других людей. Для меня и моего мужа, Авраама Шифрина, было всегда непреложно, что коммунизм — это враг людей вообще, это враг человечества, это враг любой религии, враг всяческих свобод. С ним надо бороться, как с воплощением зла в современном мире. Для нас это было материальным воплощением борьбы добра и зла. Борьба, которую мы начали здесь, была информационной борьбой».

Они начали собирать информацию, таким образом сформировался информационный центр советских тюрем и лагерей. Информацию добывали, пользуясь оставшимися там связями.

Была собрана масса фотографий. «Самым ужасным, — рассказывает Шифрин, — когда мы собирали материалы, были фотографии убитых и замученных людей. Получали свидетельские показания, что проводятся опыты на людях, адреса, где проводятся опыты. Нам не верили, говорили, что этого не может быть. Потом оказалось, что они знали все это». Шифрины сделали документальный фильм, который на протяжении 10 лет был единственным документальным фильмом о советских лагерях. Издали более 10 исследовательских работ, путеводитель по советским тюрьмам, о котором уже упоминалось. К нему была приложена карта Советского Союза, на которой были обозначены 2,5 тысячи мест заключений, о которых только удалось узнать. Книга сделала сенсацию, получила звание «Книга года в Европе». Она попала в руки парламентариев, что повлияло на принятие некоторыми странами решения бойкотировать Олимпиаду.

О своем понимании, что собой представляет тоталитарный режим, Элеонора Шифрин говорит убежденно и осознанно. Тоталитарный режим, по ее мнению, «...оправдан только с позиции властей, которые хотят иметь полный контроль над населением. При таком режиме как коммунистический, с этой точки зрения, это оптимально. В Советском Союзе нам морочили голову светлым будущим ради того, чтобы мы легче относились к временным трудностям социализма. На самом деле, цели создания коммунизма не было, это была ширма, а целью было управлять».

Шифрин считает преступным изначально относиться к населению любой страны как к преступникам. Она убеждена, что любое мыслящее сообщество в состоянии выбрать для себя нужную форму правления, способствующую развитию добрых качеств в людях, поддерживающую их благосостояние. Такая форма правления, по ее мнению, должна соответствовать их климатическим условиям, национальным особенностям и т.п.

Сравнивая то, что было в Советском Союзе с тем, что происходит сейчас в Китае, она говорит: «То, что происходит в Китае, намного страшнее того, что происходило у нас. На самом деле Фалуньгун для коммунистического режима гораздо опаснее, чем наше демократическое движение там. Здесь идет речь о борьбе добра и зла в чистом виде».

Если, по словам Шифрин, коммунистический режим олицетворяет зло, ложь, жестокость, бесчеловечность, то движение Фалуньгун несет в себе чистую идеологию и «дает людям то, что у них забрали на моральном уровне». Она убеждена, что мораль, которую коммунисты в Китае так усердно уничтожали, будет как «трава из-под асфальта пробиваться. И если это движение распространилось в массы, а есть все признаки того, что это происходит, то падение коммунистической власти не станет трагедией».

По ее мнению, число практикующих Фалуньгун и факты падения членства КПК взаимосвязаны, пример того, что все больше людей освобождаются от чувства страха ради высоких идеалов, способствует тому, что это происходит. Но факты свидетельствуют, что в Китае много людей, убежденных в необходимости применяемой там жестокости, режим воспитывает людей, а китайцы очень дисциплинированы. Продолжая эту тему, она говорит: «Если рассматривать китайскую цивилизацию, то это был тот же национальный характер, но они создали величайшую поэзию, тончайшую живопись, они создали такие произведения искусства, которые говорят о тонкости души. Есть и то и другое, вопрос, какие качества человека власть культивирует».

По поводу расхожей фразы, что только так можно управлять такой большой страной, она возражает: «Китай огромная страна, но это не единственная большая страна. До Советского Союза Россия была огромной державой, которая управлялась не так уж плохо. Накануне 1-й мировой войны Россия выходила на самый передовой промышленный уровень». По ее мнению, люди, говорящие, что «только так можно управлять большой страной», просто ищут оправдания. И добавляет, подумав: «... очень тяжело жить, сознавая, что есть зло, и ты ничего с этим не делаешь».

Анна Галеткина. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...