• Эксплуатация рабочей силы в Ираке

  • Суббота, 19 июля 2008 года

Кувейт. Тенисон Перера быстро прячет голову за крылом своего грузовика, демонстрируя, насколько близко он был к смерти. Схватившись за колесо, он нервно рассказывает, как недавно пуля снайпера пробила кабину грузовика и пронеслась над его головой, прежде чем вылететь через лобовое стекло.



Такие опасные происшествия – часть рабочего дня 44-летнего гражданина Шри-Ланки. Перера – водитель грузовика в Ираке, охваченном пожаром войны; он совершил десятки поездок через кишащую бунтовщиками иракскую пустыню, доставляя грузы для американских войск, распространенных по всей стране. Каждая поездка – рискованное путешествие, поскольку колонны регулярно атакуются снайперами и минометами. Бунтовщикам известно, что грузовики вроде его, занимаются военными поставками, что делает их легкой мишенью.

Несмотря на постоянную опасность, 18-колесный грузовик Переры не оснащен соответствующей защитой: в нём нет пуленепробиваемых стёкол, двери и кабина изготовлены из хрупкого металла, а большой бензобак совсем не прикрыт, что превращает его в бомбу замедленного действия, если в него попадёт пуля. Такого рода грузовики хорошо было бы видеть на магистралях Северной Америки, а не в военной зоне.

«Снайперы много раз стреляли в меня, – говорит он, вновь готовясь пересечь границу Ирака с поставками строительных материалов для огромного нового американского посольства в Багдаде. – Славу Богу, все обошлось».

Уклонение от снайперских пуль в Ираке – это совсем не то, чего ожидал Перера, когда соглашался на предложение работодателя в Шри-Ланке, который обещал хорошую и безопасную работу в Кувейте. Работа казалась прекрасной возможностью заработать столь необходимые средства для его семьи, поэтому отец троих детей взял в кредит 800 долларов, чтобы оплатить необходимое снаряжение, и был немедленно направлен на Ближний Восток.

Однако, когда он прибыл на место, кувейтская фирма конфисковала паспорт Переры. Ему заявили, что он будет заниматься военными поставками для американских войск в Ираке. Когда он отказался, его попросили покинуть город. Поскольку он был один в чужой далекой стране, в долгах и без паспорта, у него не было выхода.

 

С тех пор прошло больше двух лет. Все это время он не виделся с семьей.

Шаблонные злоупотребления

Судьбу Переры разделяют тысячи других малоимущих людей из Южной Азии. Во время ряда поездок в Кувейт мы встретились с десятками таких мужчин, которые вместе со своими коллегами были завербованы на Ближний Восток с обещанием хорошей работы. За свою работу они получают мизерную зарплату и подвергаются дискриминации, им отказывают в медицинской страховке и многих других обещанных льготах и без всякой защиты посылают на линию огня.

Более того, их эксплуатация спонсируются ничего не подозревающими американскими налогоплательщиками. С 2001 года строительная фирма KBR, штаб-квартира которой расположена в Хьюстоне, имеет эксклюзивный контракт с Министерством обороны под названием LOGCAP 3. Это контракт по поставке продовольствия, белья и других грузов для войск в Ираке. Стоимость этой сделки, как говорят, составляет более 20 миллиардов долларов общественных денег.

Однако KBR не использует все эти деньги сама. Большую их часть она вложила в ряд компаний-подрядчиков, находящихся в настоящее время в Ираке, наняв сотни местных кувейтских фирм. Среди них есть и те, кто открыто нарушает американские законы о труде, используя дешевую ввезенную рабочую силу, отнимая у рабочих паспорта и размещая их в плохих условиях. И все это оплачивается средствами из американских налогов.

Тактика KBR в течение долгого времени вызывает недоумение в Пентагоне. Пентагон обвинил компанию Halliburton subsidiary в «произвольных» и «сомнительных» тратах на сумму свыше миллиарда долларов, а в декабре компания попала в заголовки газет, когда наемный работник в Ираке по неподтверждённым данным был изнасилован коллегами. Но эти последние обвинения являются наиболее вопиющими.

«Разница в том, что они белые, а мы – азиаты»

Согласно статистике Министерства труда за 2007 год, в первые четыре месяца прошлого года девять гражданских наемных работников погибали каждую неделю. На каждого погибшего американского контрактника приходилось четыре человека неамериканского происхождения. С начала войны, по данным Министерства, в Ираке погибло свыше 1000 контрактников.

Южно-азиатские водители находятся в особой опасности из-за отсутствия защиты со стороны их компаний. Кроме того, водители утверждают, что помимо того, что их грузовики плохо оснащены, они сами не проходят обучение и не имеют бронежилетов в отличие от многих своих американских коллег, которые наняты не подрядчиками, а сотрудниками KBR.

«Если они (американские водители) могут водить большие грузовики, то мы тоже это можем. Если они могут вести машину в течение 15 часов, то мы тоже можем. Так в чем же разница? – задается вопросом филиппинский водитель Джоэл, который не захотел называть свою фамилию. –  Разница в том, что они белые, а мы – азиатского происхождения».

Подобно Перере, Джоэл приехал на Ближний Восток после того, как ему пообещали хорошую работу в Кувейте. Когда он пришел в расположенную в Кувейте транспортную компанию Jassim, подписанный им дома контракт был аннулирован, и ему выдали новый – написанный лишь по-арабски, который он не мог прочитать. Подобно Перере, ему предъявили ультиматум: подписывай или тебя выбросят.

«Меня обманули в этой компании, – жалуется отец двух молодых дочерей, – мне дали много обещаний, но ни одно из них не было сдержано».

Большая опасность, маленькая зарплата

Несмотря на то, что Джоэл проработал 4 года, ему едва удается скопить хоть какие-то сбережения. Джоэл и другие водители объясняют, что они получают зарплату по скользящему графику и по национальному принципу. Филиппинцы зарабатывают 4500 долларов в год, цейлонцы и индийцы – 3000. В доказательство своих заявлений они охотно показали свои платёжные квитанции.

Для сравнения: американские водители, работающие для KBR и занимающиеся перевозками в Ирак, могут заработать 100 000 долларов.

Зарплаты людям южно-азиатского происхождения – жалкая компенсация за опасности, с которыми они сталкиваются. Водителей в Ираке в основном встречают американские военные конвои, и они должны ехать без остановки к пункту назначения, который часто находится на расстоянии многих часов езды. Если американского конвоя нет, то их сопровождает иракский военный конвой. Это заставляет водителей нервничать, потому что, по их словам, при нападении бунтовщиков иракцы часто бросают их.

«В нашей компании говорят, что надо ехать быстро. Они говорят, что если мы будем ехать медленно, то погибнем», – рассказывает водитель из Шри-Ланки Тенисон Перера. Водители не проходят обучения о пребывании в военной зоне. Им лишь дают предупреждение перед пересечением границы.

Те небольшие деньги, которые они зарабатывают, они отсылают своим нищим семьям. Когда водителя-товарища убивают, они складывают оставшиеся у них деньги и отсылают их скорбящей вдове – отчаянный акт сострадания. Мало кто из вдов когда-либо увидят обещанные компенсации их мужьям. Таким образом, смерть водителя оставляет всю его семью в нужде.

«Если они потеряют меня, им придется вести нищенскую жизнь – в Маниле все настолько дорого», – говорит филиппинский водитель Джоэл, имея в виду свою семью дома.

Мы задали KBR вопрос об эксплуатации южно-азиатских работников, работающих по контракту LOGCAP 3. Директор компании по корпоративным связям Хезер Браун ответил нам по электронной почте, заявив, что KBR является «лидером» по мерам, принимаемым против незаконных ввозов.

«KBR никоим образом не закрывает глаза и не потерпит неэтичного поведения, – говорит Браун. – Все работодатели KBR должны соблюдать кодекс деловой этики компании. Когда происходят нарушения, за ними немедленно следуют соответствующие наказания».

Браун заявил, что компании не было известно об обвинениях о плохом обращении с иностранными рабочими со стороны таких субподрядчиков, как Яссим, которыми мы поделились.

Однако южно-азиатские водители, с которыми мы говорили, настаивают, что дискриминация в отношении их очевидна. Они рассказали, что, когда они были в Ираке, им не позволялось ни есть, ни спать на американских базах. Даже если им приходилось находиться в стране в течение месяца, они вынуждены были жить в своих грузовиках, что, по словам одного из водителей, походило на жизнь «в банке сардин». Им даже приказали ставить машину на стоянку подальше от баз, где они становились легкой мишенью для атак бунтовщиков.

По возвращению в Кувейт их поместили в битком набитые обветшалые лагеря на окраине столицы. Они ютились в крошечных спальнях на старых нарах за колючей проволокой. У ворот стояли кувейтские охранники.

Водители говорят, что они боялись заявить о своих правах. Они не знали кувейтских законов, местного языка и опасались, что их компании посадят их в тюрьму, если они начнут жаловаться.

Работодатель Джоэла – Jassim Transport – одна из таких компаний. Действуя за пределами главного порта города Кувейта, Яссим является одним из 200 контрактников, нанятых KBR. Основанная в 1979 году, это одна из крупнейших транспортных компаний в стране.

Вопросы об ответственности



Мы встретились с Сиэдом Шареном Накви, ответственным за развитие бизнеса компании Jassim. Во время интервью, тайно записанного скрытой камерой, Накви признал, что удерживал паспорта водителей, несмотря на то, что это незаконно.

«Если вы заключите контракт с нами, ваша работа будет выполнена. А каким образом это будет сделано – это уже наша головная боль, –  сказал он. – Я делаю всё, что необходимо делать, это мои проблемы».

Накви объяснил, что у Jassim многочисленные контракты с KBR, и в настоящее время 600 грузовиков проезжает по Ираку ежедневно. По его словам, 70% автоколонн компании подвергается атакам бунтовщиков.

В 2004 году филиппинское правительство запретило своим гражданам въезжать в Ирак после того, как филиппинский водитель был похищен мятежниками. Поэтому в паспортах филиппинцев стоит штамп «недействителен на территории Ирака». Но водители, с которыми мы беседовали, говорят, что эти законы игнорируются американскими пограничниками на иракской границе и на американских базах.

Пентагон отрицает это, заявляя, что все подрядчики и субподрядчики должны подчиняться законам о въезде в страну и выезде из неё.

«Министерство обороны не потерпит незаконный ввоз людей со стороны контрактника, имеющего договор в Ираке с Министерством иностранных дел», – заявил спикер Пентагона Крис Ислаиб в электронном письме.

Ислаиб также сказал, что в то время, как департамент проводит выборочные проверки соблюдения правил, он оставляет руководство наемными рабочими таким компаниям, как KBR.

Однако маловероятно, что KBR и другие контрактники в Ираке могут отвечать за то, что их подрядчики ведут себя неэтично. Сотни контрактников и подрядчиков в Ираке держат американские фирмы в неведении относительно того, что происходит.

Эксперт по межгосударственному законодательству объясняет, что KBR несла бы ответственность за эксплуатацию этих южно-азиатских водителей лишь в том случае, если бы истцы смогли доказать, что компания осуществляет прямой контроль над действиями этих подрядчиков. А это именно то, чего KBR тщательно избегает.

«Существует большой вопрос об ответственности, – объясняет Лора Дикинсон, профессор юриспруденции при Университете Коннектикута и бывший старший советчик заместителя секретаря США по вопросам демократии, прав человека и труда. – Местами отчётность существует, но у нас отсутствует полностью функционирующая система ответственности».

Офис KBR в Кувейте расположен в глухом переулке у международного аэропорта Кувейта. Он находится за двумя дверьми без вывесок, у которых стоит охрана. За этими дверьми чиновники компании организуют контракты LOGCAP 3.

Мы смогли проникнуть в офис, объясняя, что заинтересованы в найме KBR в Ираке для проектов гуманитарной помощи. Работодатели, умывая руки, быстро признали жестокую эксплуатацию рабочих компаниями в Кувейте.

«Мы не вовлечены в это, мы не имеем к этому отношения», – заявил работодатель KBR Хосе Мальдонадо, говоря об эксплуатации рабочих в Кувейте, которую назвал «узаконенным рабством».

Затем Мальдонадо добавил: «Не приведите эту мою цитату, иначе меня уволят».



«Если включите музыку погромче, то не услышите выстрелов. В Ираке нужна такая музыка»

Жестокость по отношению к рабочим и игнорирование их безопасности и в прошлом ставили Министерство обороны США в затруднительное положение. В 2006 году генерал Джордж Кейси, бывший в то время верховным командующим США в Ираке, приказал всем контрактникам прекратить практику отбора паспортов у рабочих, которая, согласно его заявлению, противоречит американским законам о въезде в страну. Все контрактники получили указание пройти «курсы о мерах безопасности въезжающих лиц».

Однако нарушения продолжаются. Один водитель показал нам официальный рабочий контракт, свидетельствующий о том, что он был нанят компанией Jassim 21 октября 2006 года для того, чтобы ввозить грузы в Ирак для KBR – шесть месяцев спустя после указа генерала Кейси. Как и другим водителям, ему не позволили оставить паспорт при себе.

KBR по-прежнему продолжает зарабатывать миллиарды на войне в Ираке. Наряду с двумя другими компаниями ей был предложен контракт LOGCAP 4 на 10 лет стоимостью свыше 150 миллиардов долларов, согласно которому поддержка американских войск этими компаниями, связанная со службой тыла, продолжится.

Тем временем люди южно-азиатского происхождения, вроде Джоэла и Переры, продолжат ездить в Ирак, рискуя своими жизнями и находя какие могут утешения. Большинство удовлетворены тем фактом, что они зарабатывают деньги для своих семей, несмотря на то, что их жалких зарплат никогда не хватит на то, чтобы отправить их детей в школу.

Джоэл находит утешение и в другом – он слушает песни Джона, Пола, Джорджа и Ринго. Он говорит также, что, слушая свою любимую группу «Биттлз» за рулем грузовика, ему удается отвлечься от опасности, с которой он сталкивается каждый день и которая стала теперь его жизнью.

«Если вы включите музыку погромче, то не услышите выстрелов, – сказал он. – В Ираке нужна такая музыка».

Крейг и Марк Кильбургеры были выдвинуты правозащитниками на соискание Нобелевской премии. Они организовали фонд «Свободу детям», с помощью которого было построено более 500 школ в развивающихся странах. Крис Маллинос  – журналист, работающий в Торонто.

Крейг и Марк Кильбургеры, Крис Маллинос специально для Великой Эпохи

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...