• Коррупция с «китайской» спецификой

  • Лянь Хуа | Великая Эпоха
    Понедельник, 11 января 2010 года

В последнее время в наших отечественных СМИ всё чаще можно видеть информацию китайских властей об их борьбе с коррупцией. Создаётся впечатление, что партия действительно хочет искоренить это порочное явление в обществе. Однако эта «борьба» в Китае идёт уже много лет, а коррупция не только не сократилась, но и стала ещё сильнее. В чём же причина такого на первый взгляд аномального явления?

Уже несколько десятков лет китайские власти заявляют о борьбе с коррупцией. Многие западные СМИ пишут о том, что, дескать, в Китае очень суровые законы в отношении коррупционеров и что там не щадят даже миллионеров, уличенных в преступлениях и т.д. Невольно можно подумать, что при таком серьёзном и строгом подходе к этой проблеме со стороны властей, в этой стране коррупции либо нет совсем, либо она там минимальная. Однако на деле же мы наблюдаем обратную картину.

За последние 30 лет коррупция в стране не только не уменьшилась, но с каждым годом она растёт и развивается, что уже стало одной из самых крупных угроз социальной стабильности. Это признают и сами власти. По официальным данным КНР, в 2008 году в стране произошло в 10 раз больше акций протеста, чем в 1993 году. Большинство из них связаны с произволом местных властей.

Согласно данных дисциплинарной комиссии компартии Китая, за последние 30 лет за границу из страны убежали более 4 тысяч партийных чиновников, которые прихватили с собой более 50 млрд юаней ($7,1 млрд). В среднем получается по 100 млн юаней ($14,2 млн) на беглеца.

Недавно китайские СМИ сообщили, что в 2009 году на казённый транспорт чиновники потратили от 150 до 200 млн юаней ($21,4 – 28,5 млн). Если к этому прибавить сумму казённых денег, потраченную ими же за этот период на заграничные поездки и банкеты, о которой сообщалось раннее, то всего получится более 900 млн юаней ($128,5 млн). Это составляет 30% всех административных годовых расходов государства.

Однако, несмотря на такую большую цифру, она вызывает такие же большие сомнения – скорей всего она сильно занижена. Дело в том, что 17 марта 2006 года сайт China News со ссылкой на газету центральной партийной школы «Сюеси Жибао» опубликовал данные, в которых указывается, что в 2004 году в КНР было зарегистрировано 4 млн государственных автомобилей, расходы на которые составили 408,5 млн юаней ($58,3 млн). Получается, что за пять лет эти расходы сократились почти в два раза.

Однако за эти годы в Китае не только возросло число чиновников, но и, по данным министерства финансов КНР, фактическое число казённых автомобилей в стране на 50% больше установленного лимита, который за все эти годы не сокращался. За некоторыми чиновниками закреплено по два автомобиля.

В недавнем выпуске пекинского издания «Китайская молодёжь» говорилось, что во многих государственных отделах в год только на ремонт одного казённого авто выписывается более 100 тыс. юаней ($14,2 тыс.), на некоторых автомобилях за год более 40 раз меняют полностью покрышки, примерно один раз в неделю.

По данным министерства финансов КНР, начиная с 2005 года сумма отчислений государства на административные дела каждый год увеличивается на более 100 млн юаней ($14,2 млн). За последние 20 лет, она выросла в 87 раз.

Также по обнародованным недавно официальным данным КНР, в 2009 году число выявленных коррупционеров выросло на 2,5% и составило 106 тысяч партийных функционеров. Из них 17 – чиновники уровня провинциальных властей. В прошлые годы к ответственности за коррупцию в среднем за год привлекали 7 чиновников такого уровня.

Примечательно, что среди коррупционеров есть и сотрудники дисциплинарной комиссии и других контролирующих инстанций. Есть также и члены Всекитайского собрания народных представителей, органов безопасности, судебной и финансовой системы. Многие находятся под следствием и в связи с фальсификациями данных отчётности, что очень распространено в системе государственного управления КНР.

Чиновники компартии не скрывают свои нетрудовые доходы. Например, в прошлом месяце заместитель начальника полицейского участка аэропорта города Шеньчжень Лю Шенчан сыграл своей дочери свадьбу, заказав 110 столов в пятизвездочном ресторане и потратив на это около 500 тыс. юаней ($71,4 тыс.). А бывший начальник управления недвижимостью района Цзяннин города Нанкина, Чжоу Цзюкэн, которого приговорили к 11 годам, курил исключительно нанкинские сигареты по цене 1500 юаней ($214) за штуку.

Согласно статистике World Luxury Association (WLA), в 2007 году Китай вышел на 3-е место в мире по сумме расходов на покупку предметов роскоши. Большую часть потребителей этих предметов составляют партийные чиновники.

Раннее агентство Синьхуа сообщало, что у 95% коррупционеров есть на содержании любовницы. Например, у бывшего заместителя председателя политико-консультативного совета провинции Шэньси, Люна Цзяюя было 11 любовниц. А бывший председатель аналогичного отдела провинции Гуйчжоу, Хуана Яо содержал 13 любовниц. В сообщении сайта «Босюн» от 11 июня прошлого года со ссылкой на источник из органов госбезопасности КНР говорится, что почти все чиновники провинции Гуандун, которые были арестованы в последнее время за коррупцию, имели в среднем по 28 любовниц. У них у всех были отдельные квартиры с дорогой обстановкой и все их счета естественно оплачивали их ухожеры.

Подобная жизнь чиновников уже давно не секрет для китайцев. Именно поэтому из года в год в стране увеличивается число заявок на участие в государственных экзаменах на должность госслужащих. Например, в ноябре прошлого года их число стало рекордным за всю историю. В сентябре прошлого года одна из первоклассниц города Гуанчжоу на вопрос корреспондента издания «Наньдуван» о том, кем она хочет стать, ответила: «Коррумпированным чиновником, потому, что у них очень много всего!»

Однако это происходит не потому, что китайцев устраивает подобная ситуация, а скорее от постепенного привыкания к этому, как к чему-то обыденному, и от безысходности.

Почему так происходит? Разве «суровые законы» не означают строгий контроль и пресечение? К тому же в области контроля, подавления и пресечения компартия является одним из первых специалистов в мире. Или, может быть, лидеры партии не видят, что их так называемые «меры борьбы», которые практически не изменились за десятилетия, неэффективны?

Известно много случаев, когда за сообщение о фактах коррупции граждане подвергались арестам, избиениям, заключению в психиатрические больницы, угрозам и другим видам давления со стороны местных властей.

Французская газета «Мариан» в своём номере от 30 ноября, сообщила о существовании в Китае специальных тюрем для коррупционеров, которые построены по европейским стандартам. Внутри у них есть офисные помещения, банкетные залы и балконы. Вокруг расположены спортивные площадки, теннисные корты, искусственные водоёмы, сады и парки. Многие чиновники, которых ожидают приговоры, уже заказали себе места в этих тюрьмах.

Невольно напрашивается вопрос, действительно ли китайские власти хотят искоренить коррупцию? Или же создают видимость борьбы с этим пагубным явлением, чтобы избежать критики Запада, на котором держится почти вся китайская экономика и всплеска народного негодования внутри страны?

На самом деле, на примере Китая мы можем видеть, к чему приводит ничем не ограниченная вседозволенность порождённая тоталитарной властью и атеистическим воспитанием.

У компартии в Китае нет конкурентов и, следовательно, нет никаких независимых органов надзора и контроля. Как может сама партия наказывать себя и лишать своих чиновников всех тех благ и выгод, которые дают власть и деньги?

Сам свои поступки может строго контролировать только человек, обладающий очень высокими моральными принципами, которые и играют для него сдерживающую роль. После захвата власти в Китае компартия начала систематическое уничтожение традиционной культуры китайской нации, которая как раз и воспитывала в людях эти моральные ценности. Эта культура была постепенно подменена партийной культурой, основанной на атеизме. В этой «культуре» нет содержания о том, что за все свои поступки человек рано или поздно будет держать ответ и что за добро воздастся добром, а за зло последует наказание, во что свято верили все китайские императоры. Воспитанные таким образом люди, когда им удаётся добраться до власти, не останавливаются ни перед чем ради достижения материальных выгод.

Об уровне нравственности китайских партийных функционеров можно судить по нескольким обнародованным недавно самими властями фактам. Бывший заместитель председателя Политического консультативного совета уезда Чженбин провинции Хэнань, У Тяньси, был обвинён судом за изнасилование 24 школьниц. В марте 2008 года полиция посёлка Бичао провинции Цзянси арестовала директора местного отделения телеканала KTV, а также начальника поселкового райкома партии, за принуждение к сексу около 20 школьниц, некоторых из этих детей заставляли делать аборты, у некоторых произошли выкидыши. А в начале апреля того же года в городе Сишуе провинции Гуйчжоу было начато расследование по факту существования притона, в который поставляли школьниц. В этом деле были замешаны школьный учитель и 5 партийных функционеров.

То есть руководители компартии не подвергаются контролю со стороны законов, которые они сами же и пишут, над ними нет контроля со стороны общественного мнения, которое они сами же и создают, управляя СМИ, нет и контроля со стороны личных моральных принципов ввиду почти полного отсутствия таковых.

До тех пор пока эти вопросы не будут разрешены, коррупция в Китае будет процветать. Решение же этих вопросов затрагивает власть компартии и саму суть её существования. Проще говоря, пока у власти в Китае компартия, будут казнены и посажены за решётку ещё сотни и тысячи коррумпированных чиновников, но на смену им будут постоянно приходить новые будущие коррупционеры.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...