• Гао Чжишен вынужден покинуть родной город. Местные чиновники просят понимания

  • Понедельник, 17 апреля 2006 года

Шпионы провинции северная Шаньси беспокоили Гао Чжишена в течение многих дней, особенно всю ночь 7 апреля. Той ночью их преследование лишило сна всех членов семьи Гао в его родном городе, включая ребенка. После переговоров, Гао Чжишен и Ма Вэьнду были вынуждены оставить родной город Гао в провинции северная Шаньси. Все офицеры транспортной полиции округа были посланы, чтобы "сопровождать" их. К тому времени, когда эта статья была написана, Гао и Ма, нося ленты, символизирующие Эстафету голодовки, направлялись в город Тайюань в провинции Шаньси, окруженные полицейским эскортом.

Шпионы, преследующие Гао, вынуждают его покинуть родной город

Ночью, 7 апреля, шпионы пели песни, свистели и болтали под окнами родного дома Гао Чжишена. После 23.00 они начали громко включать автомобильные сирены и даже мочились у входа в дом. В результате, семья Гао не смогла заснуть в течение всей ночи. Новорожденный внук старшего брата Гао, которому только что исполнился всего месяц, плакал всю ночь. Гао сказал: "Это первая бессонная ночь этого ребенка с тех пор, когда он родился". Ма Вэньду сказал: "Они не прекращали всю ночь, так что даже я, который обычно легко засыпаю, вообще не мог заснуть".

В течение ночи, несмотря на неоднократные протесты Гао Чжишена и его старшего брата, шпионы никак не хотели угомониться.

Утром, количество шпионов увеличилось еще на 20 человек. Гао решил начать переговоры с ними: "Так не может дальше продолжаться! Это просто пытка по отношению к моей семье, также как и к вам. Мы должны уехать отсюда".

Шпионы сказали, что им нужно запросить инструкции начальства. Однако спустя два часа, все еще не было ответа. Невзирая на ситуацию, Гао и его спутники тогда попытались покинуть его родной город самостоятельно. Узнав, что Гао намеревался поехать вдоль Желтой Реки в провинцию Шаньси, шпионы строго заявили: "Нет, вам не разрешают оставаться в Шаньси. Если Вы хотите уехать, вы должны вернуться в Пекин. Даже если Вы уедете куда-то еще, вас вернут обратно в Пекин".

После 11.00, Ма Вэньду, Гао Чжишен и его четвертый брат, который вел машину, покинули город. Гао сказал: "Опять они вынудили уехать меня из моего родного города. Когда я оставил Пекин, только моя семья [Гао, его жена и дочь] плакали; на сей раз, когда я уезжаю плачут все мои родственники".

Гао сопровождали как VIP-персону

Гао сообщил, что, когда он покидал деревню, городской отдел Общественной Безопасности выделил приблизительно 20 автомобилей для его сопровождения. Главы местного отделения Общественной Безопасности, провинциального отдела Общественной Безопасности и провинциального отдела Государственной Безопасности провинции Северная Шаньси, а также руководящие лица деревни и округа также прибыли в деревню. Они и сельские жители образовали огромную толпу.

Были вызваны все дорожные полицейские округа Цзя. Под руководством помощника комиссара местного полицейского участка, пять или шесть полицейских автомобилей расчищали путь. Полицейские расставляли караул каждые несколько метров, и, таким образом, дорога была расчищена.

Брат Гао сказал ему: "Я никогда не думал, что ты настолько важен, прямо как член императорской семьи".

Гао сказал: "Только такой огромной тоталитарный режим может бестолково рассматривать меня, обычного человека, как главу государства. Это настоящий феномен, что они настолько напуганы обычным человеком. Я всего лишь обычный человек. Я думаю, что даже если бы глава КПК лично прибыл сюда, лучшее, что они могли бы сделать, это собрать всю местную полицию".

Когда журналист позвонил в 13.03 чтобы взять интервью, автомобиль Гао был зажат между шестью шпионскими автомобилями. Ма Вэньду сказал, что они собирались направиться в Тайюань.

Шпионы следовали за ними, ведя видеосъемку Гао и его попутчиков, даже когда они останавливались, чтобы облегчиться. После того, как они покинули северную Шаньси и въехали в провинцию Шаньси, сопровождающие их автомобили сменились на таковые из Шаньси.

Китайский чиновник: У них нет альтернативы

Чиновник, участвующий в депортации Гао, не пожелавший раскрывать своего имени, пожал Гао руку перед тем, как тот уехал и сказал: «Не обвиняйте их (агентов), у них нет выбора. Они – местные, и у нет никаких альтернатив».

Глава местного отделения полиции отказался принимать участие в преследовании Гао, и, по секрету сказал его родственникам: «Ничего плохого ваш третий брат (Гао Чжишен) не делал. Даже внутри компартии, понимание его будущего совершенно туманно».

Начальник этого отделения привел пример: «Недавно, приблизительно от одной до двух тысяч работников муниципального уровня, уровня отделений и выше собрались на заседании. Они пригласили профессора политологии и юриста из университета дать лекцию по текущим проблемам. После нескольких вступительных высокопарных слов, возник момент критики тирании КПК. Многие местные чиновники чувствовали себя сидящими на как иголках. Что им следовало делать? Перед ними встала дилемма - прекращать речь профессора или нет?»

Полицейские автомобили сопровождали Гао из северной Шаньси вдоль границы провинции. Полицейские даже помогли Гао пройти через некоторые формальности. Гао сказал: «Они просили нас не держать зла о том, что они сделали, и не доставлять им проблемы в будущем. Мой четвертый брат чувствовал себя так, будто они потеряли всякую уверенность в их собственном будущем».

В соответствии со своими планами, Гао и его попутчики оставались в Тайюань всю ночь 8 апреля, а затем вернулись в Пекин.

Чжао Цзыфа. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...