• Спецагенты компартии ворвались в дом моей матери

  • Понедельник, 10 апреля 2006 года
136-й день под наблюдением тайной полиции

Это был 49-й день с тех пор, как китайский коммунистический режим похитил Оуян Сяожун, и 16-й с тех пор, как Мэн Цинган из Синцзяня был похищен Комитетом общественной безопасности Пекина. Китайский коммунистический режим до сих пор совершает безжалостные преступления.

5 апреля 2006 дом моей матери в провинции Северная Шааньси был окружен тайной полицией.

Утром 5 апреля два джипа без номеров появились у подножия холма, где расположен дом, в котором до своей кончины жила моя мать. Шесть человек, столь же таинственного вида, как и их автомобили, вошли во внутренний двор дома. Я и г-н Ма Вэньду были в это время в гостях у моей сестры в Яньцзяпин, в 20 км от этого места. Со слов моей родни, эти люди буквально штурмовали здание, при этом активно вели фото- и видеосъемку всего и всех, включая членов моей семьи. Тогда они сказали, что хотят войти в дом, чтобы посмотреть. Мой старший брат ответил: "Любой, кто приезжает к нам  наш гость. Пожалуйста, входите. Нам нечего скрывать". Наводнив дом, секретные агенты продолжили фотографировать и стали задавать вопросы моей семье в завуалированной форме. Они спрашивали о "брате в Пекине", то есть обо мне. Тогда они тщательнейшим образом осмотрели каждый угол дома, включая дровяной сарай, амбар и кладовку. После чего быстро удалились.

В полдень мой младший брат отправился на мотоцикле в областной центр и узнал, что те люди в действительности не уехали. Их автомобили стояли около туннеля приблизительно в 500 м от дома моей семьи. Все транспортные средства, прибывающие или выезжающие из деревни, проезжают через этот туннель. Те секретные агенты сидели в своих машинах и контролировали все передвижения жителей деревни.

Днем, когда г-н Ма и я, решив вернуться в дом моей матери, уже подходили к нашему автомобилю, то увидели, как роскошный джип с большим количеством антенн на крыше, остановился прямо перед нашей машиной. Заметив нас, они тотчас вышли из авто и молча окружили нас. Когда мы, не останавливаясь, проследовали дальше, они держались рядом на расстоянии 1 или 1,5 м. Эти люди выглядели упитанно, цвет их кожи был светлее, чем у местных жителей. Когда мы поехали домой, их автомобиль сопровождал нас. Я сказал г-ну Ма, что смогу оторваться от них за пять минут, но он мне не поверил. Когда мы подъехали к пыльному участку дороги, то внезапно я ускорился. Облака пыли поднимались так высоко, что закрывали собой небо и солнце. Я хорошо знаком со всеми маршрутами в горах. Поскольку мы укрылись в тени, то могли наблюдать, как джип спецагентов бешено мчался в пыли, пытаясь нас догнать. Мы так смеялись, что не могли стоять прямо.

Спустя полчаса, поняв, что их обманули, они повернули обратно и следовали за нами до самой деревни, а потом стали пугать, преградив путь нашему автомобилю. Они оставили свою машину на середине дороги и блокировали нас, я же беспрерывно подавал звуковые сигналы. Это продолжалось в течение нескольких минут, пока они не уступили нам дорогу. Затем они снова следовали за нами на расстоянии не более одного метра. После того, как мы остановили автомобиль, секретные агенты подбежали к нам и сопровождали до самых ворот дома. Каждый раз, когда г-н Ма или я выходили за ворота, они сразу же следовали за нами. Мне кажется, они даже следовали бы за нами до туалета, и стояли бы рядом, когда мы пользовались им. Г-н Ма вздыхал: "Я имел дело с секретными агентами коммунистов более 20 лет, но меня никогда не преследовали так бесстыдно. Они почти наступают нам на пятки!"

Как только мы пообедали, несколько секретных агентов осветили прожекторами наш дом. Я вышел и спросил, почему они сделали это. Они не ответили, но и не уехали при этом. Прямо сейчас они все еще внимательно наблюдают за моей семьей и направляют прожекторы на любого, кто попадает в поле зрения.

Сегодня начальник местного отделения полиции звонил моему младшему брату и просил, чтобы он явился к нему в отделение. Брат был очень занят и не смог пойти. В обеденное время позвонил местный секретарь компартии и приказал, чтобы мой брат пришел в его офис завтра до 8.00 без опоздания.

Сегодня секретные агенты следовали за моей женой в Пекине, применяя такие же презренные методы, как и прежде. Мне не известно, следили ли за моей дочерью тоже, поскольку мать не провожала и не встречала ее из школы.

Переписано со звукозаписи

Гао Чжишен. Специально для Великой Эпохи

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...