• История Китая (33): Чжан Лян — стратег и советник первого императора династии Хань

  • Понедельник, 18 марта 2013 года

В Древнем Китае на рубеже правления династий Цинь и Хань жил выдающийся политик и военный деятель по имени Чжан Лян (второе имя Цзы-фан). Он занимал должность министра и советника при Лю Бане, основателе и первом императоре династии Хань, и славился умением выигрывать сражения, находясь в штабной палатке за тысячи ли от поля битвы. Будучи талантливым стратегом, Чжан Лян также обладал высоким терпением и почтением к пожилым людям. Вместе с Хань Синем (полководцем) и Сяо Хэ (чиновником) современники причислили Чжан Ляна к «Знаменитой троице династии Хань».

Чжан Лян родился в зажиточной семье в местности Чэнфу (современный г. Бочжоу провинции Аньхой) царства Хань. Дед и отец Чжан Ляна служили советниками пяти поколениям правителей Хань во времена Сражающихся царств. Через двадцать лет после смерти отца царство Хань пало под ударами войска Цинь Ши Хуана, основателя династии Цинь. Чжан Лян, по молодости так и не успев послужить чиновником своему царству, использовал все свои богатства для поиска людей, которые смогли бы отомстить правителю Цинь за нападение на царство Хань.

Имея на утонченную внешность и женственные черты лица, которые не совпадали с привычными представлениями о мужестве и крепком сложении, Чжан Лян обладал недюжинной силой. Во время путешествия правителя царства Цинь Чжан Лян вместе с другими заговорщиками подстерег его и метнул тяжёлый молот, однако промахнулся и попал в сопровождающего. Разгневанный правитель Цинь приказал срочно разыскать разбойников. Чжан Ляну пришлось бежать за пределы территории Хань и скрываться от гнева Цинь Ши Хуана в местечке Сяпэй.

Как-то раз Чжан Лян прогуливался по Сяпэю без всякой цели и дошёл до моста. У входа на мост сидел седой как лунь старик. Увидев Чжан Ляна, старик бросил один из своих башмаков с моста и сказал: «Паренёк, у меня башмак с моста упал, достань-ка!»

Чжан Лян достал башмак и обеими руками очень почтительно подал ему. Тогда старик повелительным тоном сказал Чжан Ляну: «Надень-ка мне его!» Чжан Лян вновь очень-очень почтительно помог ему обуть башмак. Старик, увидев отношение юноши к пожилому человеку, улыбнулся, погладил бороду и сказал довольно: «Юноша, тебя можно учить. Через пять дней с утра приходи снова ко мне на мост».

В назначенный срок Чжан Лян встал рано утром и отправился к мосту. Однако старик уже сидел у перил и, увидев, что тот опоздал, сердито сказал: «Тебе пожилой человек назначил встречу — ты обязан раньше прийти, что же ты опаздываешь?» И сурово заявил: «Ещё через пять дней придёшь!»

Через пять дней Чжан Лян с первыми петухами бегом побежал к мосту. Но старик снова сидел там и сказал: «Ты опять опоздал, через пять дней приходи!»

Прошло ещё пять дней. Чжан Лян посреди ночи, невзирая на ледяной ветер, в спешке прибежал к мосту. На этот раз он оказался первым. Через некоторое время пришёл старик и торжественно вручил ему книгу. Старик сказал юноше: «Прочитай книгу, и ты станешь советником у правителя, через десять лет ты возвысишься, а через тринадцать лет ты, юноша, придёшь к подножию горы Гучэншань и в Цзибэе и увидишь жёлтый камень — это буду я». После этих слов старик ушёл, и больше Чжан Лян его не видел.

Дождавшись рассвета, Чжан Лян рассмотрел врученную ему книгу, которая называлась «Тай-гун бин-фа» («Военное искусство Тай-гуна»). Книга понравилась юноше, он стал изучать её и часто читать вслух написанное.

Десять лет спустя недовольные тиранией правления династии Цинь жители Поднебесной подняли восстание, и Чжан Лян примкнул к Лю Бану, будущему первому императору династии Хань, который назначил его начальником конюшен. Чжан Лян нередко пересказывал Лю Бану наставления из книги Тай-гуна о военном искусстве, и тот часто их использовал. Но когда Чжан Лян пытался передать эти знания другим людям, те не могли понять его.

Досконально изучив трактат Тай-гуна, Чжан Лян научился разбираться в тонкостях стратегии и в управлении быстро меняющейся обстановкой. Мудрые советы Чжан Ляна относительно политических вопросов и военных действий помогли Лю Бану справиться с превосходящей по численности армией царства Цинь и стать первым императором династии Хань.

Благодаря наставлениям Чжан Ляна Лю Бан не совершал порочащие репутацию правителя ошибки. Когда Лю Бан захватил столицу царства Цинь во дворцах он увидел много роскошных вещей: собак, лошадей и различных драгоценностей, там же находились тысячи прекрасных женщин.

Правдивое слово режет ухо, но благоприятствует добродетельным поступкам

Лю Бану так понравилось убранство, что он захотел остановиться на отдых в одном из циньских дворцов, но Чжан Лян посоветовал ему этого не делать. Он сказал: «Царство Цинь творило беззаконие, и поэтому Вы, правитель, смогли попасть сюда. Если Вы ради Поднебесной устраняете жестоких, то за основу поведения надо брать простоту и скромность. Ныне же, только вступив в царство Цинь, Вы начинаете пользоваться их роскошью. Это будет выглядеть как в известном выражении: «Помогать тирану Цзе творить жестокости». Правдивое слово режет ухо, но благоприятствует добродетельным поступкам. Так, сильное лекарство противно для рта, но исцеляет от болезни». И тогда Лю Бан покинул дворец и расположился в лагере.

Когда династия Хань укрепилась, правитель Лю Бан вознаградил по заслугам своих сподвижников, щедро одарив и Чжан Ляна. Однажды Чжан Лян обратился с правителю с прошением: «Члены нашей семьи в нескольких поколениях служили советниками в царстве Хань. Когда оно пало, мы не пожалели всех своих богатств, чтобы отомстить сильному царству Цинь. Потом вся Поднебесная поднялась против Цинь. Ныне я, с моими скромными способностями, стал наставником государя, мне пожаловали власть над десятью тысяч семей, возвели в ранг лехоу (высший ранг знатности — прим. ред.), — это высший предел для простого человека, и этого вполне достаточно для меня. Сейчас я бы хотел покинуть мир человеческих дел и присоединиться к Чи Сун-цзы (один из даосских бессмертных — прим. ред.)». Правитель удовлетворил прошение Чжан Ляна об освобождении от государственных дел, после чего Чжан Лян полностью посвятил себя практике даосизма и достижения бессмертия.

С тех пор как Чжан Лян впервые встретил старца на мосту в Сяпэе и тот вручил ему книгу Тай-гуна, прошло тринадцать лет, и когда он, сопровождая императора Гао-ди, проезжал Цзибэй, то действительно увидел жёлтый камень у подножия горы Гучэншань. Чжан Лян забрал с собой этот камень, хранил и поклонялся ему, а после смерти Чжан Ляна камень поместили на его могиле и в каждой шестой и двенадцатой луне совершали благодарственный молебен перед этим священным жёлтым камнем.

Придворный историограф Сыма Цянь так сказал про Чжан Ляна в «Исторических записках»:

«Многие учёные люди говорят, что в мире нет небесных и земных духов, но толкуют о том, что имеются таинственные сверхъестественные явления и существа. Встреча Чжан Ляна со старцем, который дал ему книгу, разве не является таким удивительным явлением?

Правитель много раз попадал в трудное положение, а Чжан Лян нередко выручал его. Разве нельзя сказать, что это Небо послало Чжан Ляна? Государь говорил: «В составлении военных планов, которыми обеспечивалась победа за тысячи ли от штабной палатки, я уступал Цзы-фану». Я полагал, что Чжан Лян был высоким и величественным мужчиной, но, увидев его портрет, обнаружил, что по внешности он был похож на женщину, причем на красивую женщину. Недаром Конфуций говорил: «Если бы я оценивал людей по внешности, я бы потерял Цзы Юя (один из любимых учеников Конфуция — прим. ред.)». То же самое можно сказать и о Чжан Ляне».

Подписаться:

Г

Д

Ж

И

Й

К

Л

М

Н

О

П

С

Т

У

Ф

Х

Ц

Ч

Ш

Ю

Я

Social comments Cackle

загрузка...