• У пропорциональной системы выборов еще есть шанс

  • Вторник, 18 октября 2011 года

Проект Закона «О выборах народных депутатов Украины», представленный весной 2011 года министром юстиции Александром Лавриновичем, предусматривает введение смешанной пропорционально-мажоритарной избирательной системы. Комментарий по поводу законопроекта и настроений в обществе за год до парламентских выборов изданию «Обозреватель» дал Валерий Чалый, заместитель генерального директора Центра Разумкова.

- Венецианская комиссия не очень благосклонно относится к тому документу, который готовит сейчас министр юстиции Лавринович. Это вообще оказывает хоть какое-то влияние?

Очевидно, что избирательное законодательство подстраивается под определенный политический момент. Партия регионов серьезно потеряла поддержку — потеряла в разы. И, чтобы удержать контроль над парламентом (а в идеале — получить конституционное большинство), власть затевает изменения — в ​​частности, возвращение к мажоритарно-пропорциональной, или же смешанной, системе.

Формирование благоприятного законодательного поля рассматривается как главное средство обеспечения желаемого для партии власти результата на следующих парламентских выборах. Для этого планируется внедрить апробированную на местных выборах избирательную систему, которая дает возможность сформировать парламентское большинство без получения большинства на выборах по партийным спискам.

Никакой другой мотивации здесь нет. Если мы отследим нашу недавнюю политическую историю, то увидим, что к выборам, которые проходили по смешанной системе, было всегда больше вопросов: и о применении админресурса, и о финансовых вливаниях в округа, и по фактическому искажению волеизъявления граждан, когда мажоритарщики, идя на выборы как независимые кандидаты, после получения поддержки людей тесными рядами становились в провластное большинство.

В свое время Виктор Янукович, еще кандидат в президенты Украины, декларировал переход к пропорциональной системе выборов с открытыми списками. Ему следовало бы свое обещание выполнить или же оставить ту систему, которая функционирует сейчас, а на будущее — нарабатывать избирательный кодекс, кстати предусмотренный обязательствами Украины, которые вытекают из ее членства в Совете Европы.

- Если в смешанной системе так заинтересована Банковая, с чем связано промедление с ее принятием?

Тот, кто знает правила игры, всегда имеет преимущества. Еще летом определенные кандидаты начали «обрабатывать» округа. Но промедление может продолжаться — чтобы партия власти имела преимущество непосредственно на выборах. К тому же, чем ближе к часу «икс», тем понятнее становится ситуация с поддержкой тех или иных сил. Кроме того, мне кажется, что сейчас на Банковой нет окончательного ответа относительно той системы, которая будет считаться оптимальной для действующей власти.

У сугубо партийных выборов еще есть шанс остаться и в 2012 году. Причина только одна: среди мажоритарщиков могут прийти достаточно сильные и независимые кандидаты, вокруг которых могут сформироваться свои группы влияния (а названия тех партий, которые они в будущем будут представлять, сегодня не фигурируют даже в социологических опросах). Никакой другой причины я здесь не вижу — только опасение, что можно потерять контроль над парламентом в результате допущения к власти независимых мажоритарщиков. Поэтому я считаю, что окончательное решение еще не принято.

- Вы сказали, что рейтинг партии власти «упал в разы». Вместе с тем нельзя утверждать, что существенно растет рейтинг оппозиционных сил. Как вы это объясняете?

Прежде всего, рейтинги политических сил, которые фиксируют социологи, еще не показывают настоящие проценты поддержки партий на выборах. Тот же Блок Юлии Тимошенко уже неоднократно демонстрировал, что на последнем этапе избирательной кампании он собирает больше сторонников, чем это было зафиксировано социологами. При этом говорилось, что социологи специально снижают показатели БЮТ. На самом деле это не так. Это феномен, связанный не только с БЮТ, но и с другими партиями, которые набирают голоса накануне и во время выборов. Т.е. я настаиваю на том, что социологические исследования сейчас только показывают тенденции, а не окончательное расписание поддержки.

Отдельный вопрос — будет ли графа «против всех». Люди отчаялись, но, скорее всего, они таки будут вынуждены определиться. При этом мне не хотелось бы думать, что избиратели «проголосуют ногами» и просто не придут на выборы — в этом случае они передадут голоса другим политсилам. Все-таки наше общество достаточно политизировано, и явка в предыдущие годы была высокой. Так что даже те, кто скептически относится к политикам, сделают свой выбор в последний момент.

Таким образом, рейтинг партий пойдет вверх, и это касается многих участников, и тех, кто представляет сегодня власть (Партия регионов, КПУ), и тех, кто представляет оппозицию — кроме «Батьківщини» это и «Фронт перемен» Арсения Яценюка, который демонстрирует постепенный рост рейтинга, и «Гражданская позиция» Анатолия Гриценко, и «Удар» Виталия Кличко, и «Свобода» Олега Тягнибока. Если протестные настроения в обществе будут расти, может вырасти и поддержка оппозиционных сил. Хотя здесь все будет зависеть еще и от информационного присутствия их лидеров, финансовой поддержки и т.д.

Еще раз подчеркиваю: сегодняшний расклад не является постоянным, он может измениться в последний момент. И для меня важно не то, какие партии пройдут или не пройдут, а то, чтобы в Украине сохранялся баланс власти, и чтобы парламент не стал придатком администрации президента, а играл свою собственную роль.

Суммарно на сегодня оппозиционные силы не уступают властным, баланс «50 на 50» сохраняется. Но это при условии, что мы говорим о партийной системе выборов, ведь при мажоритарно-пропорциональной партия власти получит свои несомненные преимущества.

- Проводил ли Центр Разумкова замеры рейтинга БЮТ после ареста Юлии Тимошенко? Известно, что до ареста — в начале лета 2011 года — он составлял 13,4%, а сейчас...

13,7% — рейтинг поддержки от всех избирателей и 17,7% — от тех, кто примет участие в голосовании. В принципе, этот уровень держится уже не один месяц, и кардинальных сдвигов здесь не произошло, разве что был небольшой рост после того, как суд принял решение об изменении меры пресечения для Юлии Тимошенко.

- У вас есть интересный опрос на предмет того, насколько большую роль играет личность лидера политической силы. 58% респондентов отметили, что для них это имеет решающее значение. Итак, БЮТ ощутимо потеряет в рейтинге, если Юлия Тимошенко окажется или в заключении, или просто вне игры?

Блок Юлии Тимошенко — это лидерский проект, как и большинство украинских политических проектов. Поэтому от того, насколько активную роль исполняет лидер такой политической силы, действительно многое зависит. Я думаю, что разница в рейтингах для БЮТа в случае оставления Юлии Тимошенко за решеткой будет действительно серьезным. Хотя трудно представить, как вообще такого политического бойца как Юлию Тимошенко смогут оставить вне игры.

- Последний вопрос — по поводу всплесков общественной активности после ареста Тимошенко. Опять же, процитирую ваши данные: при повышении цен на улицу готовы выйти 42,5% респондентов, в случае невыплаты зарплат — 34,2%, из-за низкого уровня зарплат — 29,2%. То есть экономические мотивы превалируют над идеологическими. Итак, соберет ли осуждение Юлии Тимошенко новый майдан?

Повторения Майдана 2004 года уже долго не будет. Конечно, активные протесты будут. Относительно протестных настроений, то готовность принять участие в акциях в последнее время росла. И это происходило и после решения удерживать Юлии Тимошенко в СИЗО. Но Вы правильно отметили, что мотивация носила преимущественно социально-экономический характер. Но есть и активная часть гражданского общества, готовая отстаивать свои политические права, то есть выступить, например, против фальсификации результатов волеизъявления на выборах, как это было в 2004 году, или против избирательного применения правосудия и пренебрежения принципами верховенства права, как это происходит сегодня.

К тому же экономические свободы очень тесно связаны с сохранением конкурентного политического поля и плюралистической модели демократии. Процесс свертывания политической конкуренции уже сегодня негативно влияет на социально-экономическую сферу. То есть протесты могут начинаться с недовольства конкретными решениями власти в социальной сфере, но быстро приобрести политический характер и эффект может стать кумулятивным, сочетая в себе экономическую мотивацию с политической.

Угроза перерастания недовольства общества в решительные действия возрастает. Хотя рубеж еще не перейден, и у действующего режима есть время для работы над ошибками. Хотя у меня по этому поводу оптимизма не слишком много.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...