• Почему регистрация на Facebook выгодна тайной полиции

  • Epoch Times Украина | Великая Эпоха
    Суббота, 12 марта 2011 года
тернет — не только сила свободы. Авторитарные режимы с его помощью отслеживают инакомыслие и управляют сознанием общественности, предостерегает эксперт Евгений Морозов в своей статье издания The Sunday Times.

 

Приводя пример одного из российских онлайн-телеканалов, «не скрывающего связей с Кремлём» и выпускающего аполитическое «Сиськи-шоу», автор демонстрирует, как власти «отвечают на чудные запросы российских пользователей Интернета», дабы отвести их взгляд в иное от политики русло.

Основу этой стратегии составляет «беспокойство, что переход от мира телевидения, который правительство целиком держит под контролем, к анархическому миру Интернета может помешать ему в установлении повестки дня и определении реакции общественности на новости». Подобная методика может оказаться результативной: «наиболее эффективная система контроля Интернета — не та, в которой задействована самая изощрённая и жёсткая система цензуры, а та, при которой в цензуре отсутствует необходимость», — объясняет Морозов.

Затем эксперт анализирует публикации за июнь 2009 года, когда в Иране разгорелась кампания протеста после президентских выборов. Оппозиционеры в то время активно использовали Twitter, что вызвало эйфорию у некоторых обозревателей и политиков. Многие видели в этом признак того, что авторитаризму во всём мире скоро придёт конец, а кто-то даже предложил присудить Нобелевскую премию мира революционному сервису. Тем не менее, по прошествии нескольких месяцев «зелёное движение» сошло на нет. К тому же иранская полиция стала разыскивать главарей оппозиции как раз с помощью размещённых во Всемирной паутине личных данных в социальных сетях.

 

Иранцам, которые проживали за пределами страны, присылали сообщения с угрозами в адрес родни, оставшейся в стране. Twitter переполнился заявлениями в поддержку правительства — и «причина вряд ли заключается в том, что иранские пользователи вдруг полюбили Ахмадинежада». Стало очевидно, что «Twitter-революция, о которой поспешили объявить многие на Западе, оказалась лишь плодом бурной фантазии».

Власти используют Интернет, чтобы влиять на идеи, бытующие в народе. В Китае действует так называемая «Пятидесятицентовая армия». Её ряды составляют около 280 тыс. блоггеров. Якобы получая по 50 центов за один комментарий, они направляют дискуссии в Интернете в «идеологически правильное» русло. Такие «кибербригады» работают и в других странах, таких как Куба, Нигерия, Венесуэла и Азербайджан.

Факты свидетельствуют и о неверности убеждения в том, что Интернет помогает разрушить предрассудки и воспитать толерантность, способствует преодолению культурно-религиозных границ. Морозов считает, что Интернет, наоборот, усиливает разобщающие националистические, культурные и религиозные тенденции, тем самым обрекая общемировую политику на дополнительные разногласия и споры.

Переход коммуникаций на цифровые разрешает немало проблем, мешавших слежке и шпионажу в аналоговую эру, считает Морозов. Стоимость хранения информации и оборудования значительно удешевилась, поисковые системы упростили изучение чужой переписки.

В 2009 году специалистами Массачусетского технологического института установлено, что по виртуальным друзьям человека можно с высокой долей вероятности определить его сексуальную ориентацию. Учёные из Кембриджа в докладе «Достаточно восьми друзей» обосновали, что весьма незначительное количество открытой информации, размещённой на Facebook, достаточно, чтобы сделать ряд точных заключений касательно данных, находящихся в закрытом доступе.

Привлекает внимание и явное несоответствие между внешнеполитическими принципами стран Запада и их внутренней политикой: заграничную аудиторию они увещевают в преимуществах свободного Интернета, а сами же в своей стране нередко выступают с противоположными инициативами, отмечает эксперт. Первенство в этом занимает Австралия, «постоянно заигрывающая с цензурой». Правительства стран ЕС несколько лет уже пытаются ввести закон против незаконного скачивания файлов; в Великобритании разрабатывают программу для тотального просмотра электронной переписки. После публикаций секретной документации Wikileaks в США была предложена кампания за введение механизмов влияния и контроля Сети.

«Ввиду этих мероприятий, не рановато ли расхваливать достоинства среды, которую и сам Запад не может спокойно встроить в свои политические институции? Ведь нельзя же, с одной стороны, призывать к ограничениям на сайты, такие как Wikileaks, а с другой, ругать за подобные побуждения Иран и Китай... Нужно признать, что дискуссии насчёт влияния Интернета на демократию не окончены», — резюмирует автор.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...