• Всемирный доклад Human Rights Watch — 2010: новая волна правозащитной активности

  • Среда, 27 января 2010 года
Прошедший год был отмечен эскалацией посягательств на правозащитников и профильные международные институты со стороны правительств, допускающих серьезные нарушения прав и свобод, отмечается в публикуемом сегодня очередном ежегодном докладе Human Rights Watch.

612-страничный доклад — уже 20-й ежегодный обзор ситуации с правами человека по всему миру, посвящен основным тенденциям в более чем 90 странах и регионах и подводит итоги широкой исследовательской работы, проводившейся нашими сотрудниками в 2009 г.

Доклад предваряет вступительное эссе исполнительного директора Кеннета Росса, в котором отмечается, что в последние годы возможности правозащитного движения оказывать давление на власти существенно возросли и это вызывает ответную реакцию со стороны правительств-нарушителей, которая в 2009 г. стала особенно ощутимой.

«Нападки на правозащитников можно расценивать как вынужденное признание их силы, но от этого опасность не становится меньше, — говорит К. Росс. — Под различными предлогами правительства-нарушители покушаются на самые основы правозащитного движения».

Правозащитники подвергаются давлению не только при авторитарных режимах, как в Бирме или Китае. В государствах с избранным правительством, которое сталкивается с тем или иным вооруженным сопротивлением, происходит резкая эскалация прямых нападений на активистов. Несмотря на затухание конфликта в Чечне, в минувшем году Россия пережила шокирующую серию убийств и угроз в отношении тех, кто пытается бороться с безнаказанностью на Северном Кавказе.

В некоторых странах режим настолько враждебно настроен к отдельным активистам и организациям, что говорить о национальном правозащитном движении вообще не приходится. Такая ситуация сложилась, в частности, в Эритрее, КНДР и Туркменистане.

Убийства активистов с целью заставить их замолчать происходили не только в России и на Шри-Ланке, но и в таких странах, как Кения, Бурунди и Афганистан.

В то время как в Судане и Китае обыденной практикой стало закрытие правозащитных групп, в Иране и Узбекистане активисты и другие критики власти подвергаются открытым гонениям и произвольному задержанию, в Колумбии, Венесуэле и Никарагуа — угрозам и притеснениям, а в Демократической Республике Конго и на Шри-Ланке — физическому насилию. В Эфиопии и Египте государство пытается бороться с неправительственными организациями с помощью избыточно ограничительного законодательства.

В других странах правительство прибегает к отзыву лицензий у адвокатов (Китай, Иран), уголовному преследованию, нередко — по сфабрикованным делам с нападениями провокаторов (Узбекистан, Туркменистан), или использует против своих оппонентов нормы об уголовной ответственности за клевету и диффамацию (Россия, Азербайджан).

В Израиле с беспрецедентной враждебностью столкнулись местные и международные правозащитные организации, которые документировали нарушения с обеих сторон в ходе боев в Газе в декабре 2008 г. — январе 2009 г. и в связи с продолжающейся израильской блокадой сектора.

«Правительствам, которым небезразличны права и свободы, нужно перестать молчать и поставить соблюдение прав человека во главу угла своей дипломатии и реальной политики, — говорит К. Росс. — Нужно требовать от нарушителей реального изменения ситуации».

Для новой американской администрации серьезным вызовом стало восстановление авторитета Америки в правах человека. Пока, отмечает исполнительный директор Human Rights Watch, итоги неоднозначные: президентская риторика явно прогрессирует, но не в полной мере реализуется в политике и практике.

Вашингтон отказался от политики интенсивного допроса, но вопреки национальным и международным нормам о запрещении пыток правительство пока не провело расследования и не обеспечило уголовного преследования в отношении тех лиц, которые отдавали или исполняли соответствующие приказы или способствовали пыткам и недозволенному обращению. Что касается Гуантанамо, то первый срок закрытия тюрьмы уже сорван, но главный вопрос — каким образом это будет происходить.

Администрация Барака Обамы, кстати, настаивает на сохранении квазисудебных военных комиссий и на сохранении практики бессрочного содержания обвиняемых под стражей без обвинения и суда, что может обернуться сохранением духа Гуантанамо и после формального закрытия тюрьмы на Кубе.

Одной из мишеней контрнаступления реакционных сил стала складывающаяся система международной юстиции, включая Международный уголовный суд. С особенной силой это проявилось после выдачи в марте прошлого года ордера на арест суданского президента Омара эль-Башира за военные преступления и преступления против человечества, совершенные против мирного населения Дарфура правительственными войсками и проправительственными полувоенными формированиями.

После выдачи ордера многим африканским демократиям поначалу показалось удобнее укрыться за региональной солидарностью, чем занять принципиальную позицию и поддержать международное правосудие.

В июне, когда Африканский союз решил не оказывать содействие Гааге в исполнении ордера, многие африканские лидеры предпочли отмолчаться, вместо того чтобы встать на сторону жертв и поддержать решимость Международного уголовного суда противостоять бойне и массовому перемещению населения в Дарфуре.

Во многих странах документированы нарушения, жертвами которых становятся женщины и девочки. Эти нарушения связаны, в том числе, с беременностью и родами, а также с ролью женщины в воспитании детей и обеспечении семьи средствами к существованию. Например, каждый год из-за предотвратимой смертности и инвалидности при беременности и родах вследствие недостатков нормативно-правовой базы гибнут и получают увечья больше женщин, чем в результате вооруженных конфликтов.

По Китаю, помимо продолжения работы по документированию преследований и арестов правозащитников, Human Rights Watch опубликовала доклад о «черных тюрьмах», где исчезают люди, которых хватают на улицах Пекина и других крупных городов. Большинство жертв этой практики составляют те, кто пытается добиться справедливости по фактам самых различных нарушений — от коррупции до пыток в полиции.

На Кубе мы документировали сохранение при Рауле Кастро фиделевской репрессивной машины, которая продолжает держать за решеткой множество политзаключенных и перемалывать все новых диссидентов.

Что касается Бирмы, то мы опубликовали данные по десяткам известных политических активистов, монахов, профсоюзных деятелей, журналистов и деятелей культуры, которые были арестованы после мирных политических демонстраций 2007 г. и на неправосудных процессах приговорены к драконовским тюремным срокам.

В Газе и Израиле Human Rights Watch документировала нарушения законов и обычаев войны со стороны как Армии обороны Израиля, так и ХАМАС. Прошлогодняя операция ЦАХАЛ в Газе сопровождалась незаконным использованием боеприпасов с белым фосфором, гибелью гражданских лиц от ракет с беспилотных летательных аппаратов и убийствами гражданских лиц, поднявших белый флаг.

ХАМАС и другие палестинские вооруженные группировки обстреливали ракетами населенные пункты на территории Израиля, со стороны ХАМАС отмечены случаи расправ с предполагаемыми коллаборационистами и преследования политических противников.

В Демократической Республике Конго нами было документировано преднамеренное убийство более 1400 гражданских лиц, практика жестоких изнасилований и другие нарушения со стороны как правительственных войск, так и мятежников в ходе двух последовательных операций конголезской армии против формирований руандийских хуту на востоке страны. Human Rights Watch также указывала на серьезные недостатки миротворческой операции ООН в Конго, не позволявшие в полной мере обеспечить эффективную защиту гражданского населения.

По Гвинее был выпущен подробный доклад об убийствах, сексуальных посягательствах и других нарушениях на оппозиционном митинге в столице. Нарушения были совершены преимущественно элитной президентской гвардией, и факты говорят о том, что они были заранее запланированы и доходили до преступлений против человечества.

Хотя правозащитное движение набирает силу, сами правозащитники остаются уязвимыми и остро нуждаются в поддержке со стороны правительств, приверженных правам человека, отмечает Human Rights Watch.

«Правительства, которые привыкли считать себя защитниками прав и свобод, нередко отмалчиваются перед лицом нарушений со стороны своих союзников, прикрываясь дипломатическими или экономическими соображениями, — говорит К. Росс. — Но это молчание делает их соучастниками произвола. Единственной достойной реакцией на попрание прав человека может быть только решительное осуждение нарушителей».

Информация предоставлена московским представительством Human Rights Watch.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...