• Экономика Китая: «Титаник» или «Ноев Ковчег»?

  • Четверг, 17 марта 2011 года

Рост экономики Китая, расхваленный пропагандой Пекина, не соответствует наблюдениям международного финансового сообщества, пишет Хэ Цинлянь, известный китайский экономист, в своей колонке китаеязычного издания The Epoch Times.

Пекин пляшет перед лицом продолжающегося экономического кризиса, заявляя о собственной экономической устойчивости. Китайские власти сравнивают экономику Китая с «Ноевым ковчегом» и утверждают, что «Made in China» («Сделано в Китае») спасёт мировую экономику, а Китай станет двигателем, который вытянет её из кризисной трясины.

Международных экономистов, с другой стороны, беспокоит так называемый ценовой пузырь на рынке недвижимости Китая, и они считают, что показное процветание, созданное китайским режимом с помощью завышения активов, неизбежно выльется в настоящую депрессию.

Поскольку ценовой пузырь в недвижимости многократно обсуждался экспертами, я хочу обсудить тему экономики Китая в более широком свете.

После того, как набрал обороты глобальный финансовый кризис, вызванный большим количеством безнадёжных ипотечных кредитов в США, ряд экономистов выделили несколько факторов, которые препятствуют возрождению мировой экономики: безнадёжные банковские активы, в том числе безнадёжные долги и высокорискованные кредиты, недостаточный контроль банковской деятельности, массовая безработица, а также дисбаланс в структуре мировой экономики.

Вне сомнений, все упомянутые факторы одновременно присутствуют в сегодняшнем Китае. Более того, экономика Китая как раз и является причиной, создающей неравновесие в структуре глобальной экономики.



Финансовый риск завышения активов

Безнадёжные банковские активы Китая были причиной для беспокойства международного финансового сообщества ещё с начала кризиса. Безнадёжные долги на сумму $900 млрд., накопившиеся в Китае до 2007 года, были конвертированы в акции государственных банков, что привлекло огромное количество международных банков-гигантов в качестве «стратегических инвесторов» сроком на 3 года. После этого эти государственные банковские институции были превращены в открытые акционерные общества, контролируемые правительством, с акциями, котирующимися на фондовой бирже Китая и Гонконга. Это повысило коэффициент достаточности капитала (КДК) за этот трёхлетний период, несмотря на то, что впоследствии «стратегические инвесторы» начали покидать игру.

Начиная с 2008 года Китай стал проводить либеральную монетарную политику для сопротивления экономическому кризису. В то же время, кризис китайских банков снова стал причиной значительного напряжения и опасений со стороны иностранных конкурентов. В СМИ материкового Китая часто приводилась информация следующего содержания:

Во-первых, коэффициент достаточности капитала, повышенный благодаря абсорбции прошлых безнадёжных долгов, упал, в результате чего ухудшилось качество банковских активов. В конце ноября 2009 года Регуляторная комиссия банков Китая потребовала от основных китайских банков повысить свой КДК. В соответствии с подсчётами BNP Paribas [одна из наибольших финансовых групп в мире — прим.ред.], одиннадцати крупнейшим китайским банкам нужно было повысить уровень капитала до 300 млрд юаней ($44 млрд), чтобы достичь более жёстких стандартов.

Во-вторых, к настоящему времени Китай инвестировал слишком много средств в недвижимость. Сфера недвижимости составила 6,6% от общего ВВП Китая, а также четверть от капиталовложений в основные фонды. Сумма кредитов на покупку недвижимости, выпущенных китайскими финансовыми институциями (включая кредиты девелоперам и ипотечные кредиты на покупку частного жилья) достигла нескольких триллионов. Пузырь на рынке недвижимости ведёт к рискованным банковским ссудам.

В-третьих, проекты под названием «пакет мер по стимулированию экономики Китая» на сумму 4 млрд юаней, проводимые правительством, превратились в средства по дальнейшему вытягиванию банковских ссуд, вместо того, чтобы действительно стимулировать развитие экономики Китая. К примеру, Инспекционная группа правительства обнаружила проблемы в 2151 проекте из общего числа 2472.

В действительности Регуляторная комиссия банков Китая (РКБК) находится под контролем компартии, в то время как Центральный банк Китая выполняет функции правительственного кошелька. Очевидно, что система контроля банковской деятельности в Китае чрезвычайно слаба и ненадёжна. РКБК не способна контролировать операции китайского правительства, проводимые через Центральный банк.

Виктор Ших, эсперт по Китаю из Северо-западного университета, в комментарии журналу Форбс к статье «Китайский пузырь» отождествил экономику Китая с «финансовой пирамидой, во главе которой Центральный банк, печатающий деньги в больших количествах».

Высокая безработица душит внутренний спрос

Безработица в Китае — крайне серьёзная и долгоиграющая проблема. Перед началом Олимпийских игр, проведённых в Пекине в 2008 году, Тянь Чэнпин, бывший министр труда и социального обеспечения, сообщил средствам массовой информации, что число безработных к тому времени достигало около 250 млн, включая 200 миллионов работников-мигрантов из сельской местности и 50 миллионов оседлых жителей.

Ещё один чиновник компартии Чжоу Юн, работник Центральной партийной школы [основное учебное заведение по подготовке членов Коммунистической партии Китая — прим.ред.], подсчитал, что число безработных гастарбайтеров на пару с недавними выпускниками вузов насчитывало около 50 млн человек в 2009 году. 

Таким образом, 300 млн безработных составляют 30% от работоспособного населения Китая. Это приблизительно соответствует моим подсчётам, основанным на информации Национального бюро статистики Китая и опубликованным в предыдущие года.

Рост уровня безработицы приводит к понижению потребительской активности с одновременным неуклонным ослаблением внутреннего спроса на рынке Китая за последние несколько лет, особенно начиная с 2009 года, когда цены на недвижимость были значительно раздуты Пекином.

Покупательная способность китайцев практически полностью сфокусировалась на рынке жилой недвижимости, вследствие чего индекс потребительской активности на внутреннем рынке упал до исторического нуля. Так, доля внутреннего потребления в ВВП за 2008 год составляла 35,5% — это не только ниже 70,1% у США во времена Великой депрессии, но и ниже соответствующего показателя у Индии 54,7%. В период с 1978 по 2005 гг. средний показатель внутреннего потребления в Китае был равен 58,5% ВВП, тогда как среднее значение данного показателя по всему миру за тот же период равнялось 76%.

Дисбаланс в структуре экономики Китая

 

Высокие темпы роста капиталовложений и низкий показатель внутреннего потребления — это основные причины неравновесия в структуре экономики Китая за последние 30 лет.

Экономика Китая — это «колесница, запряжённая тремя лошадьми»: первую зовут Инвестиции, вторую — Экспорт и третью — Потребление. С 1978 по 2005 гг. ежегодный рост международных инвестиций составил 21% по всему миру и 27,8% по Азии. В Китае же этот показатель достиг 38,9%, что значительно выше остальных как развитых, так и развивающихся стран. После вступления Китая в Всемирную организацию торговли дисбаланс экономики Китая вылился, в свою очередь, в структурный дисбаланс мировой экономики.

Наиболее ярким проявлением этого дисбаланса являются экономические отношения между Китаем и США. С одной стороны, внутреннее потребление Америки самое высокое в мире и опирается на долги физических лиц в США, а также на их роль в сохранении экономического роста и «подпитке» глобальной экономики. С другой стороны, Пекин закупает облигации США, чтобы поддержать китайский экспорт и обеспечить потребление в США на должном уровне, что делает США крупнейшим торговым партнёром Китая.

Однако с тех пор, как начался финансовый кризис, потребление в США сократилось, и это оказало влияние на Германию, Китай и Японию, экономики которых сильно зависят от экспорта. Также обстоит дело и с другими странами. Многие эксперты по мировой экономике предлагают новую модель глобального экономического роста — модель, в которой не будет места такой высокой зависимости от долгов физических лиц и торгового дефицита США.

Американцы в последнее время также стали изменять свои традиционные привычки высокого потребления и низких сбережений, и это приводит к уменьшению суммы кредитов США от Китая. По данным Федеральной резервной системы, на середину декабря 2009 года индекс сбережений домохозяйств в США продолжал расти и стабилизировался на отметке 5%. Жители США стали основными покупателями государственных облигаций, и соотношение иностранного капиталовложения в облигациях Министерства финансов США упало с 54% в 2008 году до 27% в третьем квартале 2009 года.

Откровенно говоря, увеличенный индекс сбережений в США — это не очень хорошая новость для Китая, поскольку это означает, что доля наибольшего рынка для китайского экспорта сокращается.

В соответствии с Национальным бюро статистики Китая, экономический рост за первые три квартала 2009 года составил около 7,7%. 4% пришлось на потребление и 7,3% — на инвестиции. Соответственно показатель экспорта внёс отрицательный вклад в рост экономики Китая. Таким образом, лошадь по имени Экспорт практически остановила свой ход, а лощадь Потребление переживает глубокий стресс. В таких обстоятельствах Пекин продолжает раздувать ценовой пузырь недвижимости, игнорируя любые предупреждения и риски, подобно наркоману, который принимает наркотики для поддержания своей жизни.

Пекин всё время цитирует «иностранные СМИ» (которые в действительности финансируются режимом Коммунистической партии Китая), для того чтобы показать, что экономика Китая — это «Ноев ковчег», который вытянет мир из экономической рецессии. Они также продвигают во всём мире утверждение о том, что в следующие десять-пятнадцать лет Китай займёт место США в качестве экономической супердержавы. Тем не менее, в настоящее время «бум» экономики Китая — фальшивое процветание, раздутое пустым пузырём на рынке недвижимости. Если экономика Китая не будет поддержана какими-либо эффективными мерами, то из «Ноевого ковчега» она превратится в «Титаник», как только пузырь на рынке недвижимости лопнет.

Хэ Цинлянь — китайский писатель и экономист, автор многих статей и нескольких книг об обществе и экономике Китая. Наиболее известная её книга «Подводные камни модернизации» была продана тиражом в 100 тысяч копий. Хэ Цинлянь знаменита своими критическими взглядами на рост экономики Китая.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...