• Гао Чжишен: Почему руководство КПК молчит о существовании концлагеря в Суцзятунь

  • Среда, 29 марта 2006 года
Прошло уже 37 дней с тех пор, как коммунистическим режимом были похищены Оуян Сяожун и Ху Цзя. Используя гангстерские методы, власть проявляет тенденцию к необратимому краху. Похищение Ху Цзя из-за мести, показало, что власть не может использовать законные методы для задержания невиновных людей.

Информация о концлагере Суцзятунь шокировала всех китайцев. Я получаю все больше и больше телефонных звонков и сообщений от людей из Китая и зарубежных стран, спрашивающих меня об этом. Если коммунистический режим будет хранить молчание об этом ужасном деле, тогда, невзирая на то, что инцидент в Суцзятунь еще не раскрыт, он нанесет смертельный удар власти КПК.

Компартия всегда заявляла о своем вкладе в каждое хорошее дело, которого, на самом деле, не совершала. Она всегда утверждала, что каждое плохое дело, сделанное ей, тоже хорошее. На КПК злословят за совершенные преступления, но она спокойно на это реагирует, и было бы невероятно обратное, как если бы солнце взошло на западе.

Суцзятунь  это не мелочи. Если это только слух, тогда обвинение, выносимое власти компартии, является существенным. КПК обвиняется в совершение антигуманных действий и геноциде. Когда инцидент такого рода случился, стало невозможно не обсуждать варианты решения этой ситуации. Несколько лет назад во времена кризиса верхушка КПК часто говорила: "Брать под контроль чрезвычайные ситуации". Но в этом случае она молчала более десяти дней. Это показывает, что они тоже сконфужены, опасаясь что- либо сказать по этому поводу.

Режим КПК должен быть осужден за преступления против человечества и за геноцид в лагере Суцзятунь, но это не значит, что каждый человек, находящийся в верхушке власти КПК, был вовлечен в это. То, что высшие чиновники долгое время не реагировали на такое шокирующее событие, касающееся выживания партии, это не совсем плохо. В прошлом, когда дело касалось угрозы существования партии, руководство КПК обычно показывало исключительное единство. Не смотря на то, было ли это совершено, их первая реакция  всегда отрицать, при этом обвинить "людей, имеющих скрытые мотивы, злым образом атакующие" партию и власть. Если в этом случае власть сможет быстро среагировать, то это четко указывает на две ситуации. Во-первых, уверенность, что они могут решить этот кризис; во-вторых, быстрота единого принятия решения кризиса. История показывает, что, однажды, взяв под контроль ситуацию, они всегда претендуют на всю славу по погашению кризиса.

Молчание на инцидент в Суцзятунь затянулось так надолго, что это указывает, по крайне мере, на то, что есть очевидные разногласия, как решить эту ситуацию и они еще не пришли к единому согласию о принятии ответственности за это. Во-вторых, каждый осознает, что если инцидент в Суцзятунь будет доказан, тогда преступниками должна быть меньшая часть внутренней верхушки КПК. Очевидно, что другие не хотят нести на себе бремя дурной славы от убийства своих граждан. В-третьих, суд над преступниками против человечества и геноцида, которые были вовлечены в инцидент в Суцзятунь, будут исследованы и наказаны в международном суде, но это нечто, которое власть КПК не может решить традиционным путем.

Однажды два обвинения будут предъявлены, начнется международное судебное разбирательство и даже верхушка власти не сможет избежать суда. Наглядным примером является бывший президент Югославии Милошевич. Если верхушка режима КПК пытается скрывать преступления в Суцзятунь как коллективная группа, тогда каждый будет осужден как играющий активную роль в этом уголовном преступлении. Несомненно, это будет смертельным кошмаром для каждого чиновника КПК. Каждый чиновник КПК должен и будет думать об этом.

Когда инцидент в Суцзятунь будет доказан, это станет самой колоссальной трагедией для человечества, несмотря на то, сколько в результате следствия будет наказано преступников.

По крайней мере, судя по молчанию власти, это (их молчание) указывает, что большинство из них на верхушке КПК еще имеют совесть. Они надеются на прекрасное будущее для себя и своей семьи. Это первый раз, когда их совесть не задушена партийной природой. По крайней мере, такой вывод сегодня возможен. Смогут ли они выпрыгнуть из "партийной лодки", которая быстро скользит над глубокой пропастью жестокого геноцида в Суцзятунь, зависит от того, насколько они осознают свою совесть и природу человека в этот критический момент.

Они не могут молчать всегда! Правда обязательно будет раскрыта всему миру! В данный момент Небо все еще дает последний шанс каждому чиновнику КПК - иметь хорошее будущее.

Сегодня секретная полиция следует за мной на дистанции. Количество, следующих за мной машин, тоже порядком уменьшается. После обеда бывшие коллеги моей жены в Синьцзяне приехали к нам в Пекин. Для их безопасности мы встречались в ресторане. По крайней мере, было три секретных полицейских машины, следующих за нами на большой дистанции. Когда мы вошли в ресторан, они припарковались на противоположной стороне и наблюдали за нами из машин. Они не входили за нами в ресторан. После еды мы спустились и видели их снова, наблюдавших за нами из своих машин, стоявших в ряд, на том же самом месте. И снова они следовали за нами неторопливо на расстоянии и наблюдали до самого дома. Сравнивая с предыдущим разом, этот раз более "цивилизован".

Написано 23 марта, в своем доме в Пекине под надзором секретной полиции.

Гао Чжишен. Специально для Великой Эпохи

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...