• Боевые искусства Китая — техника сверхлюдей

  • Евгений Довбуш | Великая Эпоха
    Среда, 23 мая 2012 года

Боевые искусства Китая, ставшие популярными во всём мире в ХХ столетии благодаря знаменитому актеру Брюсу Ли, уходят корнями в традиционную культуру Китая. Однако предназначение школ «ушу», как их называют в Поднебесной, не в том, чтобы убивать, наказывать или вести войну, а в том, чтобы принести мир и остановить насилие. При этом ушуисты порой демонстрируют сверхтехнику: ходят по стенам, пробивают толстые камни и предугадывают движения противника.

Изначально боевые искусства Китая зародились в даосизме и буддизме, будучи тесно связанными с духовным самосовершенствованием. Боевые искусства главным образом были направлены на развитие в себе благородных качеств, артистических способностей, укрепление здоровья и обеспечение долголетия, а также служили для самозащиты и предотвращения насилия. Не случайно иероглиф «у» в слове «боевые искусства» («у-шу»), означающий «боевой, военный», образован из двух частей: «остановить» и «копье», то есть «остановить войну». Древние китайцы также говорили: «Военному делу учатся для того, чтобы принести пользу государству».

Первый военный стиль в 5-тысячелетней истории Поднебесной «цзяо-ди» появился во время войны Желтого императора против Чи-юя (более 4 тысяч лет назад). Позже в период Сражающихся царств (5–3 века до н.э.) зародились различные техники владения мечом. Со времен эпохи Хань (206 г. до н.э. — 220 г. н.э.) и к концу династии Тан (618–907 гг.) искусство владением мечом наполнилось артистическим содержанием.

В начале династии Мин (1368–1644) даос Чжан Саньфэн во время своего духовного самосовершенствования в горах создал тайцзицюань («Кулак Великого Предела»). При династиях Мин и Цин (1644–1912) стали популярными школы багуа и синъицюань. Сегодня их считают внутренними стилями. Одновременно возникли и внешние стили, известные своим изяществом, скоростью и открытостью.

Внутренние стили боевых искусств Китая делают акцент на внутреннем совершенствовании человека, а внешние — совершенствуются «снаружи вовнутрь», уделяя больше внимания физической форме. Они тренируют одновременно сознание, тело и душу. И внутренние, и внешние стили учат владению различными видами оружия, такими как сабля, меч, копье, шест, топор, го (серп), кнуты и вилы.

Сверхспособности в боевых искусствах

В истории Поднебесной было немало случаев, когда отважные воины, применяя высшее мастерство («кунг-фу»), сеяли невероятный страх в рядах противника.

Легендарный воин и полководец Чжан Фэй, живший в период Троецарствия (220–280 гг.), обладал мастерством устрашения противника. Однажды он обратил в бегство целую армию вражеских воинов во главе с полководцем Цао Цао. В тот день войско его названого брата Лю Бэя, который позже стал императором царства Шу, было вынуждено отступать под натиском врага. Храбрый Чжан Фэй, стоя один на Чанфаньском мосту, решил задержать Цао Цао и его армию. Увидев в задних рядах армии шёлковый зонт и подумав, что это Цао Цао, Чжан Фэй окрикнул:

— Эй! Кто там желает сразиться со мной? Я — Чжан Фэй из удела Янь! — голос Чжан Фэя был подобен громовым раскатам. От этого звука воины Цао Цао задрожали от страха. Цао Цао тут же велел прикрыть зонт.

— Как-то мне рассказывал Гуань Юй, — сказал Цао Цао своему окружению, — что Чжан Фэй способен на глазах у многочисленной армии противника обезглавить вражеского полководца столь же легко, как достать что-то из своего кармана! Нужно быть с ним поосторожнее!

— Чжан Фэй из удела Янь тут! — снова зычным голосом произнес Чжан Фэй. — Кто осмелится дать мне бой?

Цао Цао совсем поник, и у него возникло желание поскорее бежать с поля боя.

— Что вы там копошитесь? — прикрикнул Чжан Фэй, треся копьем. — И в бой не вступаете и уходить не хотите!

Голос полководца Чжан Фэя был настолько суровым, что Сяхоу Цзе, стоявший возле Цао Цао, упал с коня от испуга и лишился чувств. Цао Цао без оглядки бросился на утёк, а вслед за ним ринулась вся его армия. Воины Цао Цао, наступая друг другу на пятки, неслись неистовым потоком. Немало из них побросали шлемы и копья.

Это показывает, что обладатель кунг-фу (то есть «мастерства»), способен один противостоять тысяче воинов, потому что эта техника превышает обычные физические возможности человека. Многие виды боевых искусств Китая могут действительно развить у человека необыкновенные способности, о чём свидетельствуют как исторические записи, так и современные источники.

Среди известных способностей, которые потенциально можно развить, занимаясь ушу, — искусство поражения «жизненных» точек противника, «покров золотого колокола», «железная рубашка (благодаря двум последним тело становится неуязвимым для ударов), способность разломать кирпич или толстый камень головой и т.п.

Существует и техника «отравленный взгляд». Обладающий ею мастер способен, посмотрев на противника, вызвать у него сильный и неконтролируемый страх. Возможно, нечто подобное и применил упомянутый Чжан Фэй, повернув в бегство целую армию.

Известно в Китае также «искусство легкости» или чингун, которое часто показывают в цирке. Люди висят на бумажных полосках, балансируют на куриных яйцах, прыгают по дощечкам на поверхности воды, бегают по отвесной стене. Так, основатель стиля багуачжан Дун Хайчуань, по рассказам, обладал этими способностями. Однажды ученики искали его в тёмной комнате, но не могли найти, а когда зажгли свечу, обнаружили, что учитель повис на стене, держась за свиток с каллиграфией.

Даосы убеждены, что развитие у человека паранормальных способностей — показатель правильного пути в самосовершенствовании. А по мнению ушуистов, они являются своего рода побочными эффектами. Во-первых, сверхспособности весьма неустойчивы: сегодня они есть, а завтра они исчезнут. Во-вторых, перед обладателем таких способностей есть соблазн использовать их в целях прославиться или сделать что-то нехорошее, что приводит к закрытию способностей.

Боевые идеалы ушу

Традиционные школы ушу глубоко уходят корнями в китайскую культуру. Мастера боевых искусств Китая, помимо передачи техники боя, воспитывают у своих учеников высокие нравственные качества. Термин у-дэ, что в переводе означает «боевая доблесть» или «воинское благородство», является неотъемлемой частью боевых искусств. У-дэ включает в себя верность, милосердие, правила приличия, честность и мудрость.

В каждом виде традиционных боевых искусств, кроме внешней закалки, обязательно имеются свои принципы внутреннего самосовершенствования — синьфа (закон для сердца). «У-дэ» предполагает, что ушуист не позволяет противнику нанести вред себе, но одновременно и не наносит вреда ему.

Так, мастер боевых искусств и знаменитый актёр Джет Ли, считающий своим духовным учителем Далай-ламу, однажды сказал: «Я практиковал боевые искусства, чтобы стать здоровым, стать чемпионом, или актером, наконец. Но для драки — никогда! Это я желаю и вам».

На грани исчезновения

После прихода к власти коммунистической партии Китая в 1949 году, тоталитарный режим использовал различные средства для подавления национальной культуры. Не были исключением и мастера боевых искусств Китая, которые получили ярлык «распространителей суеверия» и подверглись жестоким преследованиям. Во время «Великой культурной революции» (1966–1976) Мао Цзэдуна многие из них были вынуждены скрываться, некоторые были отправлены в исправительно-трудовые лагеря или тюрьмы, а некоторые были убиты.

Так как социальная и культурная среда для передачи настоящих традиционных боевых искусств Китая была разрушена, многие китайцы потеряли настоящее глубокое содержание ушу. Поскольку зачастую мастера не передают своё учение публично или не могут найти подходящих учеников, многие сокровенные техники постепенно забываются или находятся на грани исчезновения.

Из-за неподходящих условий для развития и популяризации многие мастера уехали заграницу, в основном на Тайвань, в Гонконг или США.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...