• Активистка Краматорска рассказала, как в её квартиру ворвались вооружённые люди

  • Освобождённые города востока: Человеческая жизнь — сокровище, которым нужно дорожить
  • Пятница, 22 августа 2014 года
«Великая Эпоха» продолжает публиковать серию интервью с жителями освобождённых городов восточной Украины. Жительница и общественный деятель Краматорска, координатор местного евромайдана рассказала о том, как в её квартиру ворвались вооружённые люди.


Светлана_Руд_.jpg

Светлана Рудь. Фото: Ирина Рудская

Светлана Рудь представляет краматорскую общественную организацию «Центр правовых технологий». Цель — помощь городскому сообществу в развитии демократии. Когда трагические события развернулись в её родном городе, она находилась в столице Украины, куда поехала по делам Центра. Это было в середине апреля.

— Как на вас отразилась ситуация, сложившаяся в Краматорске?

— О том, что в Краматорске начала нагнетаться обстановка, я узнала в Киеве от друзей. Они предупредили меня: тебе нельзя домой возвращаться, опасно для жизни. И я понимала это, поскольку являюсь координатором краматорского Евромайдана. Мы всю осень и зиму собирались возле памятника Шевченко. А приверженцы сепаратизма демократические идеи, выдвинутые Майданом, не приемлют. Поэтому мы находимся в конфликте.

— В Краматорск нельзя было вернуться, и вы остались в Киеве?

— Нет, я переехала в Днепропетровск. Это было 26 апреля. Там меня приняла семья украинских патриотов. Они очень заботливо отнеслись ко мне, поддерживали морально. Мне было не по себе: как это я не могу вернуться домой?! Больше, чем на месяц я никогда из города не выезжала.

— Так сильно любите свой город?

— Раньше даже не задумывалась, сейчас только поняла, насколько я привязана к нему. И вот в Днепропетровске я узнаю, что мою квартиру ограбили.

Это произошло 10 мая. Моя мама решила пойти у меня прибраться в комнатах, прошёл почти месяц, как я уехала. Но видимо, кто-то следил за квартирой. Вскоре после того, как вошла мама, туда ворвались вооруженные люди в масках. Четыре часа они пробыли там. Сначала вынесли документы, потом взялись за ценные вещи, бытовые предметы — так мама сообщила.

Когда я вернулась в Краматорск, в квартире из всей возможной бумаги осталась только туалетная. Забрали также компьютер со всей информацией. Там у меня хранились сведения по правозащитным делам.

— Охотились именно за документами, ограбление — не их прямая цель?

— Думаю, да. Потом выяснилось, что некоторым людям, попавшим в подвалы к террористам, те показывали мой загранпаспорт и спрашивали, если ли у них связи со мной?

В тот же день, 10 мая, был сделан налёт на квартиру моих родителей. Больше всего я переживала за то, что у меня находились списки активных людей, принимающих участие в краматорском Евромайдане, а также другие важные документы.

Конечно, я попыталась, как могла, принять меры, чтобы сделать невозможным распространение информации. К счастью выяснилось, что мой компьютер оказался поломанным после транспортировки, информация в нём стала недоступной, и никто из-за этого не пострадал. В то же время, я знаю, что людей в нашем городе, которые были заключены в подвалы «новой властью», очень много. Но они не из моего списка.

Мы сейчас собираем информацию по нарушению прав человека, проводим мониторинг, но он ещё не закончен. Далеко не все люди, которые подверглись насилию, заявили в милицию, поэтому полных сведений у нас пока нет. Мы также накапливаем неофициальную информацию.

— Когда Вы вернулись в Краматорск? И какое впечатление на вас произвёл город?

— 19 июля я прибыла домой. Всё уже было позади, и даже баррикады разобраны. Первое, что я сделала — прошла с друзьями по городу, чтобы увидеть, что изменилось. Я получила шок. Правда, чувство радости, что я — дома, перебороло негативные эмоции. Очень сильно удивило отсутствие людей в городе. Мы прошли километров пять пешком и встретили от силы десятка два человек. А был субботний вечер, когда на площадях, на улицах, в скверах обычно полно молодёжи.

Сейчас, я вижу, люди прибывают в город. Ещё далеко не все вернулись. Некоторые из тех, кого я знаю, нашли для себя более комфортные места проживания и остались там, не планируют возвращаться. Обидно. Как правило, это люди интеллектуальные, инициативные.

Нам еще предстоит оценить урон, нанесенный противостоянием двух сил: приверженцев украинского демократического пути развития и сторонников сепаратистской идеи «ДНР». И что я для себя уяснила — нашему Центру нужно больше работать, чтобы восстановить этот интеллектуальный ресурс города.

— Вы оцениваете ситуацию оптимистично или сдержанно?

— Всё-таки я настроена очень оптимистично. Увидев радостные, вдохновлённые лица людей, которые пришли сегодня на фестиваль «З країни в Україну», как они с удовольствием развешивают фотографии, как прикалывают к одежде жёлтые и голубые ленточки, как участвуют в конкурсах, у меня поднимается настроение и в мыслях возникают новые планы.

— А когда вы жили в Днепропетровске, вас не оставляла надежда?

— Ни минуты у меня не было сомнений, что скоро я вернусь. Даже, наоборот, всё закончилось раньше, чем я ожидала. Мне казалось, всё произойдёт к концу лета. Но финал наступил быстрей.

— У вас есть этому объяснения?

— Во-первых, население очень поддерживало нашу национальную гвардию. На самом деле в сопротивлении участвовало очень много людей из Краматорска. И сами солдаты украинской армии быстро учились, на ходу, в боях. Так что время отступления — время бессмысленных боёв и жертв — было потрачено не зря: солдаты накопили опыт и знания. И потом всё это успешно использовали в боевых операциях.

— Вы верите в людей, в их мужество, терпение, доброту, желание созидать?

– Да!

Ирина Рудская, специально для «Великой Эпохи»


Читайте также:
Краматорск: как восстанавливается жизнь в освобождённом городе
Ветеран войны из Краматорска: Мне сегодня страшнее, чем было тогда
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...