• Президент Сирии Асад стал жертвой своего окружения

  • Вторник, 14 февраля 2012 года

Высшие чиновники в сирийском правительстве настойчиво внушали мне больше десяти лет назад, что, когда президент Сирии Башар Асад получил власть, он был настроен на осуществление существенных политических реформ. Тогда почему же он не выполнил своих обещаний и не смог удовлетворить ожидания граждан в отношении перемен после 30-летнего господства его отца?

Асад унаследовал от своего отца гораздо больше, чем просто администрацию президента. Он унаследовал систему правления: сильный государственный аппарат, состоящий из лидеров партии Баас, высшее военное начальство, крупное разведывательное ведомство, внутреннюю спецслужбу, а также высшую бизнес-элиту. Всё это контролировала подконтрольная Башару община алавитов, которая была заинтересована в сохранении системы любой ценой. Асад мог отстоять свою власть только при одном негласном условии — сохранение статус-кво, однако именно это и стало фатальным для него.

В начале восстания в Сирии прошлой весной Асад снова был склонен пойти на уступки с целью успокоить граждан, но его укротила та самая группа авторитетных личностей, которые окружают его сегодня, в том числе его влиятельный брат Махер Асад, командир внутренних войск.

Подобное наблюдается и в настоящее время. Чиновники правящего аппарата связали свои судьбы, осознавая, что реальные реформы неизбежно отберут у них власть, которой они не хотят лишаться, несмотря на страдания общества. По этой причине при любых попытках решить кризис в Сирии нужно учитывать природу этих внутригрупповых связей и сценариев, которые можно разыграть в рамках этих отношений.

Бессилие Арабской лиги

Неудача миссии наблюдателей из Лиги арабских стран (ЛАГ) была прогнозированной, поскольку у них не было мандата или возможности свободно перемещаться по стране. Напротив, сирийские власти указывали им, какие места посещать и о чём сообщать.

С тех пор как миссия ЛАГ прибыла в декабре прошлого года, сирийские силы безопасности убили больше 500 человек. Спустя несколько дней после продления миссии ещё на один месяц, ЛАГ решила приостановить свою деятельность в Сирии, поскольку беспорядочное убийство граждан продолжается.

Асад мог отстоять свою власть только при одном негласном условии — сохранение статус-кво

Ни продление миссии (которая к тому времени уже распалась из-за выезда из Сирии наблюдателей стран Персидского залива), ни призыв ЛАГ к Асаду уйти в отставку и к парламенту переизбраться в течение 2 месяцев и написать новый вариант Конституции не принесли никаких серьёзных изменений.

Учитывая тот факт, что всё происходящее в Сирии будет иметь серьёзные последствия в регионе, любое внешнее вмешательство необходимо тщательно обдумывать и оценивать, как оно повлияет на внутреннюю ситуацию. Однако один момент остаётся ясным: существенных перемен в Сирии невозможно добиться посредством компромисса с правящим режимом, поскольку проблемой является не столько Асад, столько его окружение, которое останется, даже если он уйдёт.

Выдворение Асада

В этом отношении ЛАГ с помощью других крупных игроков, в том числе Турции, должна разработать стратегию, которая вынудит Асада и его окружение уйти, даже если это займёт ещё какое-то время в этом году. Стратегия должна состоять из 4 взаимосвязанных компонентов, которые следует задействовать одновременно.

Во-первых, так как Асад опасается, что его может постигнуть судьба Каддафи и что он может никогда не вернуть себе легитимность, необходимую для правления, поэтому на переговорах следует дать гарантии благополучного выезда и защиты от судебного преследования для него, его семьи, лидеров алавитов и нескольких десятков его помощников.

Это является особенно срочным, поскольку должно произойти до того, как международный криминальный суд предъявит ему и его окружению обвинения в массовых убийствах. Как только против Асада начнётся судебный процесс, он будет лишён возможности выбирать своё будущее.

...на переговорах следует дать гарантии благополучного выезда и защиты от судебного преследования для Асада, его семьи, лидеров алавитов и нескольких десятков его помощников

По этой причине, вместо того чтобы упрашивать Асада передать власть одному из своих заместителей (один из уже провалившихся сценариев), ЛАГ должна вместе с Вашингтоном и Анкарой настойчиво продвигать вариант «благополучного ухода» — Асаду предлагается убежище, что спасёт страну от беспорядков.

Сценарий благополучного ухода уже сработал с диктатором Йемена, и королевская семья Саудовской Аравии не будет возражать, чтобы Асад и его окружение также осели в их стране. Подобным образом ранее сделали и лидер Уганды Иди Амин вместе с тунисским диктатором Зин Абидином бен Али.

Деструктивные санкции

Во-вторых, так как Асад, возможно, не предпочтёт первый вариант, уповая на то, что Иран и Россия будут снабжать его всем необходимым, в том числе и финансами, он будет надеяться, что усмирит восстание.

Таким образом, совместными усилиями арабские страны, США, Евросоюз и Турция должны ввести санкции. Эти санкции должны включать: остановку всех гражданских полётов, прекращение торговли с некоторыми арабскими партнёрами (в том числе Иорданией и Саудовской Аравией), угрозу военного вмешательства путём установления бесполётной зоны и инициирования кибервойны.

В отличие от Ирака, уже почти самостоятельной страны, Сирия крайне зависит от импорта. Санкции, подобные упомянутым выше, окажутся болезненными и, возможно, постепенно приведут правящий режим к упадку.

Военный переворот

В-третьих, как только первые два этапа стратегии воплотятся, высшему военному командованию должна быть оказана поддержка для осуществления военного переворота.

Военное командование может принять во внимание «египетскую модель», в которой высшее военное начальство, руководствуясь инстинктом выживания, решило избавиться от Мубарака и его ближайших соратников, обещая и осуществляя реальные реформы.

Сирийские военные остаются сильным институтом в стране и обладают возможностью навязать свою волю. Для верховного командования Сирии возможность принесения в жертву Асада и двух десятков его соратников как символа тирании может сохранить единство армии, а также интересы основной части правящего аппарата.

Несколько месяцев назад этот сценарий, возможно, был маловероятен, отчасти из-за лояльности военных к общине алавитов, подконтрольных Асаду, и к установленной режимом системе безопасности, которая предотвращала военный переворот в Сирии за последние четыре десятилетия. Однако сейчас обстановка изменилась кардинально. Лишь поворотное решение остановит кровопролитие, которое неуклонно ведёт к гражданской войне.

Время истекло

В-четвертых, междоусобный конфликт уже начался и, скорее всего, если его не остановить, то он превратится в полномасштабную гражданскую войну. Если такой сценарий получит развитие, то, в конечном итоге, он приведёт к падению режима Асада, и никто в его нынешней структуре власти не выживет. Поначалу незначительное дезертирство теперь уже исчисляется сотнями человек за один день, что, в свою очередь, привело к появлению Освободительной армии Сирии (ОАС) — организованной и вооружённой оппозиции, которая фактически функционирует как военное крыло Сирийского национального совета.

Под контролем ОАС находятся два ключевых города: Дума (на северо-востоке рядом с Дамаском) и Забадани (недалеко от границы с Ливаном). Эта ситуация вынудила власти вступить в непрямые переговоры, чтобы остановить боевые действия.

Если этот сценарий осуществится, то он, вероятно, повторит «ливийскую модель» захватывания одного города за другим. Это может привести к убийству правителя, особенно, учитывая недавние сообщения о том, что власти уже начали раздавать оружие в доминирующих алавитами районах страны с двойной целью: не позволить ОАС захватывать новые районы и усилить скрытый страх общины перед сепаратизмом в своих рядах, как это случилось в Ираке после свержения режима Садама Хуссейна.

Время истекло для президента Асада. После массовых убийств и страданий, которые режим Асада принёс своему народу, даже если спокойствие и будет восстановлено, ни при каких обстоятельствах Асад не сможет восстановить свою легитимность в качестве правителя, будь он внутри страны или за рубежом.

По иронии судьбы, Асад, который, возможно, стал первым лидером в Сирии, желавшим начать некоторые политические реформы, вполне может оказаться и первой жертвой — из-за правящего аппарата, который он унаследовал, но не смог укротить. Династия Асада наиболее вероятно канет в Лету, независимо от того, сколько времени может занять её окончательное падение.



Алон Бен-Меир — профессор по международным отношениям в Центре мировых проблем при Нью-йоркском университете. Статья откорректирована ввиду устаревших фактов и развития ситуации в Сирии.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...