• Потерянные дети Будды – сострадание и преданность в жестоком мире

  • Суббота, 27 февраля 2010 года

«Не будьте зависимыми от других, вы сами ответственны за себя. Тайский бокс – это значит иметь чистое сердце и свободное тело, не поддаваться страстям или наркотикам. Понимаете вы это?» Ответ детей слышен, как один. Они поняли.

Эти дети родом из одного района на севере Таиланда, который прослыл производством наркотиков: Золотой Треугольник – пограничная зона между Таиландом, Лаосом и Бирмой. Тут выращивают мак и перерабатывают его в героин, тут хозяйничают банды наркодельцов,  многие из жителей сами курят опиум, находятся в сильной наркозависимости. Многие дети предоставлены сами себе, их будущее неизвестно.

Большинство детей, учеников  Кру Ба, остались без родителей или их обедневшие семьи больше не в состоянии их прокормить. Так они стали учениками монаха. Кру Ба – один из последних странствующих монахов. Уже 15 лет как он посвятил себя осиротевшим и брошенным детям, тут, в приграничном районе.

Тело и дух

 
Монах  дает детям свои наставления, и мальчики слушают с уважением: «Забудьте прошлое и не надейтесь на будущее, не печальтесь о прошедшем, так как если вы плачете о нем, оно вас проглотит, и вы никогда не найдете покоя. Пусть счастье станет вашим уделом».

В монастыре «У золотой лошади» дети учатся читать и писать. Монах обучает  не только  стойкости духа, но и тренирует тело. Во время тренировки монах хлестнул одного ученика плеткой, но не для того, чтобы попасть по нему, а для тренировки его реакции. Он крутит свою плетку спокойно по кругу – к ногам мальчика, над его головой, снова к ногам, снова наверх ... Малыш прыгает вверх, приседает, снова прыгает, приседает. Он смеется при этом - это игра. Все дети хлопают, мальчик тоже горд собой, что хорошо справился. Он смеется. Другой не так ловок, плетка «поймала» его, обвивши его стопу. Дети все равно хлопают, смеются, смеется и монах. Но они смеются не друг над другом, а смеются вместе.

Монах, опекающий бездомных


Непроходимыми тропами группа скачет на лошадях в деревню. У каждого ученика есть своя лошадь, каждый учится ответственности. Монастырь ухаживает за 120 лошадями, большинство из которых спасено от бойни. Для детей в деревне это всегда небольшая сенсация, когда приходит монах со своими учениками. Кру Ба разговаривает с ними, пока дети еще сидят на лошадях, и самые маленькие деревенские дети топчутся у обочины, держа в руках маленькие пакеты с упакованной едой в руках, которые монах потом сложит в боковые сумки на лошадях. Самые маленькие в деревне слушают внимательнее всех: «Благословенный Будда!» Благоговение детей исходит из сердца, не из заскорузлой формальности. Малыши повтряют его слова предложениями. «Учитесь старательно!» Они повторяют хором. «И творите добро ...» Дети вторят. «... и будут ваши предки вас охранять, и духи защищать». Снова слышен хор детских голосков, повторяющих слова монаха, который продолжает: «Будете делать зло...» Это не проповедь в западном стиле: заученные формальные слова, - тут  слова, близкие к жизни, предупреждающие и очень прямые: «... сломаете себе шею». Опасность для малышей есть в будущем, такая же, которой подвергаются ежедневно их родители – искушение сбежать с помощью наркотиков от безрадостной, жестокой жизни. 
 

Потом Кру Ба говорит говорит самому старшему: « ... Как же вы хотите стать счастливыми, если ваши сердца не счастливы? Как вы укрепите вашу деревню, если ваши тела слабы, зависимы от наркотиков?» Тут, в деревнях очень распространено курение опиума. Кру Ба позднее рассказывает в интервью: «Наркозависимость часто приводит к действиям, которые трудно простить ... Закон их страны им не простит, также же мало простит им закон кармы. Только один сумасшедший шут из монахов, как я, готов простить им».

От боксера к монаху

 
Раньше Кру Ба был профессиональным боксером. Каждый год деревенская община празднует день, когда Кру Ба стал монахом. Тайский бокс – это главное развлечение праздника – спектакль с культурным характером. Кру Ба говорит вступительную речь: «Если бы я не был прежде боксером, я бы не стоял сегодня тут перед вами». Он рассказывает о своей встрече с 40-головой наркобандой в пограничном районе. Здесь присутствует вся деревня от стариков до детей. Они сидят вокруг боксерского ринга, разговаривают,   азиатские музыкальные инструменты подбадривают боксеров.



Кру Ба рассказывает, как умер его близкий друг во время автомобильной аварии. Кру Ба спросил себя, когда он умрет:  «... и достигну ли я до той поры покоя в душе?» Он описывает конец своей профессиональной карьеры: «Последний мой бой был 20 декабря 1990. Месяц спустя мне приснился очень явственный сон, и я решил стать монахом.  ... Когда я стал монахом, мой дух и сердце изменились. Я чувствую покой, который не могу передать».
«Я сидел 15 дней и ночей на камне, такой покой я ощущал.  ... Это было, как во сне. Лес как будто был полон мудрецов, учившими меня буддийскому пути ... Я шел дальше в горы и нашел несколько деревень. Я увидел, в какой бедности жили эти горные народы и как тяжело наркозависимы они были. Я спросил себя, почему им так тяжело и откуда их хлопоты ...»

 
Любовь к ближнему
 

Свыше года жил голландский постановщик и режиссер Марк Веркерк в маленькой общине в окруженных нищетой и насилием горах северного Таиланда. Делил с ними кров, их заботы и радости.
Был создан документальный фильм, получивший награду. С захватывающими дух красками первозданной, нетронутой природы, люди с чистой душой, способные на сочувствие, самоотдачу и участие. Этот портрет создает другую картину, чем часто высмеиваемое клише чуждой миру монашеской оторванности. Он больше открывает форму совершенствования не только духа, но также и тела, проходящую среди проблем мирской жизни форму духовного развития, далекого от поверхностной эзотерики, как это модно на Западе

Штеффен Мунтер. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...