• Комментарий 9. О беспринципной сущности КПК

  • Среда, 9 ноября 2016 года

Предыдущая часть: Комментарий 8. Сущность дьявольского культа китайской коммунистической партии

Предисловие

За век своего существования громогласное коммунистическое движение принесло человечеству лишь войны, нищету, жестокость и тиранию. С падением Советского Союза и восточно-европейских коммунистических партий в конце прошлого века эта разрушительная и абсурдная драма, наконец, подошла к своему финалу. Нет уже ни одного гражданина, от простого человека до генерального секретаря партии, кто бы верил в коммунистический миф.

Этот коммунистический режим возник не «по мандату Бога»,[1] и не в результате демократического выбора. Сегодня законность владычества этого режима с его разрушительной идеологией вызывает у всех полное сомнение.

КПК всё ещё сопротивляется уходу с авансцены, не подчиняясь истории. Напротив, она использует все самые пошлые, жестокие способы, накопленные в политических кампаниях за несколько десятилетий, в попытке возобновить яростную борьбу за свою законность и реанимировать свой потерявший силу статус.

Политический курс КПК, направленный на реформы и «гласность», лишь маскирует её отчаянные попытки сохранить тоталитарную власть и интересы своей группы. Несмотря на жесткие ограничения, экономические успехи, достигнутые тяжелым трудом китайского народа за последние двадцать лет, не убедили КПК отложить в сторону свой «нож мясника». Напротив, КПК извлекла для себя выгоду из этих достижений и использовала их для утверждения своего господства, делая своё, всегда беспринципное, поведение ещё более коварным и лживым. Самое страшное заключается в том, что КПК делает все, чтобы разрушить фундаментальные моральные основы всей нации, стремясь превратить каждого китайского гражданина в разной степени прожектёра, с целью создания среды, благоприятной для собственного «постепенного продвижения».

В этот исторический момент для всех нас особенно важно ясно понять, что КПК действует как банда негодяев; раскрыть её зловредную сущность, чтобы китайский народ смог обеспечить себе прочную стабильность и мир и, как можно скорее, вступил в эпоху, свободную от КПК, начал строить обновленное прекрасное будущее.

Беспринципная сущность компартии никогда не изменялась

Ради кого предпринимались реформы компартии?

На протяжении истории, при каждом своем кризисе, КПК старалась продемонстрировать какие-либо незначительные перемены к лучшему, что создавало очередные иллюзии для людей. Все эти иллюзии, без единого исключения, разбивались одна за другой. Сегодня КПК, пытаясь извлечь краткосрочные выгоды, действуя, как и раньше, пытается создать впечатление экономического процветания, в очередной раз старается заставить людей поверить иллюзиям на счет КПК.

Однако противоположность идейных интересов КПК и всей нации подтверждает, что это процветание долго не продлится. «Реформа», обещанная КПК, имеет единственную цель: продлить собственное владычество. Это отговорка, а не реформа. Она несёт лишь поверхностное изменение, а по существу ничего не меняет. В недрах этого искаженного развития зреет социальный кризис. Когда он разразится, вся нация и каждый человек пострадают в очередной раз.

Со сменой уководства страны новому поколению руководителей КПК, не имеющему коммунистических, революционных заслуг, все труднее удерживать престиж и добиваться доверия народа для управления нацией. При кризисе законности существования, с которым столкнулась компартия, чем дальше, тем чётче видно, что защита интересов КПК является единственной гарантией личных выгод руководства. Природа партии эгоистична. Она никем не контролируема. Надеяться, что такая партия мирным путём посвятит себя необходимости развития страны – это очередная иллюзия.

Заглянем в статью от 12 июля 2004 г на первой странице «Жэньминь жибао» – ежедневной официальной газеты КПК. Там сказано: «Историческая диалектика научила членов КПК следующему: то, что нужно изменить, должно быть изменено, иначе последует ухудшение; то, что не должно быть изменено, должно оставаться без изменений, иначе это приведет к саморазрушению».

Что же не должно быть изменено? «Жэньминь жибао» поясняет: «Руководящая линия партии – этот «один центр на двух точках опоры» должен в течение целого века оставаться непоколебимым».[2]

Люди не обязательно хорошо понимают, что означает «один центр» и «две точки опоры», но все знают, что партия с упорством маньяка защищает свои коллективные интересы и диктатуру, и это никогда не изменится. Коммунизм потерпел поражение на всем Земном шаре и обречен на гибель. Всегда, чем более разлагается что-либо, тем оно делается более разрушительным в своей агонии. Вести диалог с КПК на тему демократических преобразований – это всё равно, что просить тигра сменить шкуру.
 

Как Китаю жить без компартии?

В то время как КПК уже движется к полному упадку, народ неожиданно заметил, что отвратительный призрак партии самыми чудовищными методами внедрил свои злостные элементы во все аспекты жизни обыкновенных людей.

Столько китайцев горько плакали перед портретом умершего Мао, плакали и терзались вопросом: «Как жить Китаю без председателя Мао?» По иронии судьбы, через 20 лет, когда КПК утратила свои правомочия управлять страной, она новой волной пропаганды заставила китайцев вновь тревожно задаваться вопросом: «Как жить Китаю без компартии?»

На самом деле вездесущий контроль КПК так внедрился в китайскую культуру и китайское сознание, что китайский народ даже для оценки КПК использует критерии, которые им дала сама партия. Если раньше КПК контролировала людей, внедряя свои элементы в их сознание, то теперь она «собирает урожай» того, что было «посеяно», поскольку все вещи, внедренные в умы людей, сегодня усвоены и поглощены каждой их клеточкой. Люди размышляют по логике КПК и даже ставят себя на место КПК, чтобы отличить хорошее от плохого. Что касается убийства протестующих студентов на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 года, то некоторые говорят: «Если бы я был на месте Дэн Сяопина, я бы тоже применил танки, чтобы покончить с протестующими». В период преследования Фалуньгун, некоторые говорят: «Если бы я был на месте Цзян Цзэминя, я бы тоже уничтожил Фалуньгун». Что касается запрета на свободу выражения, то некоторые говорят: «Если бы я был на месте компартии, я действовал бы так же». Правда и совесть утрачены, осталась только логика компартии. Это следствие воздействия коварных и чрезвычайно грубых методов, применяемых беспринципной КПК. Насколько долго пропитанная ядом мораль, внедрённая в сознание китайского народа компартией Китая, будет оставаться в их сердцах, настолько долго она будет продолжать накапливать энергию для поддержания своей чудовищной отвратительной жизни.

«Как Китаю жить без партии?» Такой образ мышления полностью совпадает с желанием КПК, чтобы люди размышляли по ее логике.

Народ Китая уже прожил более 5000 лет без компартии. И действительно, в мире ещё не было страны, которая бы остановилась в своем социальном развитии по причине падения какого-либо режима, каким бы он ни был. Однако, после лишь десятилетий правления КПК, люди больше не в состоянии осознать этот факт. Усиленная пропаганда привела к тому, что люди думают о партии, как о родной матери. Вездесущая политика КПК довела людей до того, что они не в силах начать новую жизнь без партии.

Без Мао Цзэдуна Китай не рухнул. Разве он погибнет без КПК?

В чем истинная причина хаоса?

Многие люди знают истинное лицо КПК, правильно оценивают её вероломство, испытывают отвращение к ее борьбе за своё существование и к её лжи. Но одновременно они опасаются политических шагов КПК и беспорядков, которые за ними следуют; они боятся, что в Китае опять установится хаос. Именно поэтому, когда КПК угрожает людям «беспорядками», они молчаливо действуют по указке КПК! Они чувствуют свое бессилие перед деспотической властью.

На самом деле, вместе с многомиллионной армией и военизированной полицией КПК сама же и является истинным источником беспорядков. Обычные граждане не имеют ни причин, ни возможностей для устройства беспорядков. Именно КПК, находящаяся на грани своего падения, безответственно приводит нацию к беспорядкам при каждом малейшем намёке на возможный переворот. «Стабильность – превыше всего» и «Уничтожить в зародыше все нестабильные элементы» – эти лозунги стали теоретической основой КПК для подавления граждан. Кто же на самом деле несет основную ответственность за нестабильность в Китае? Не КПК ли это, специализирующаяся на тирании? КПК сама провоцирует беспорядки, а потом использует, созданный ею хаос, чтобы вершить насилие над людьми. Это и есть обычное поведение злодея.
 

КПК жертвует экономическим развитием страны

Достижения, заработанные тяжелым трудом народа, ставятся в заслугу КПК

Притязания КПК на собственную правозаконность базируются на экономическом развитии последних 20 лет. На самом же деле, постепенный рост экономики был достигнут китайским народом лишь после того, как путы компартии были немного ослаблены. Эти результаты никак не связаны с заслугами партии. Но КПК не только выдает эти экономические успехи за свои, но и требует от народа признательности за это, как если бы эти достижения были бы невозможны без неё. Всем известно, что некоммунистические страны уже давно достигли еще большего экономического роста.

Если спортсмены получают золотые медали, нужно благодарить КПК. Партия не колеблясь громко прославляет себя как создателя «великой спортивной нации». Китай сильно пострадал от атипичной пневмонии, но «Жэньминь жибао» сообщила, что Китай победил вирус, «опираясь на основную теорию и генеральную линию партии, основные партийные принципы и опыт». Запуск Китаем космического корабля Шеньчжоу-5, совершенный усилиями профессионалов в вопросах астронавтики и техники, КПК использовала как дополнительное доказательство того, что именно под ее руководством Китай смог войти в категорию мощных мировых держав. Что же касается права на проведение в Китае Олимпиады-2008, то на самом деле, «оливковая ветвь» была вручена Китаю западными странами с целью вдохновить Китай на улучшение положения в области прав человека, а КПК использовала этот факт, чтобы укрепить законность своей власти и создать предлог для еще большего угнетения китайского народа. «Огромный рыночный потенциал», который так привлекателен для иностранных инвесторов – это результат покупательной способности 1 млрда 300 млн. китайцев. Однако КПК не только узурпировала заслуги в этом потенциале, но и превратила их в оружие для противостояния западным странам, чтобы заставить их сотрудничать с китайским правительством

КПК приписывает все отрицательное реакционным силам и тайным замыслам отдельных личностей, а все успехи ставятся в заслуги партии. КПК использует любое малейшее достижение для подтверждения законности её положения. Даже правонарушения она умеет использовать в своих целях и превратить их во что-то выгодное для себя. Например, когда партия уже не могла более скрывать факта распространения СПИДа, она подготовила котокометражный фильм, над которым тщательно поработала пропагандистская машина. В нем были задействованы все известные актеры, а также секретариат партии, чтобы из главного виновного – партии, создать образ благодетельницы всех больных, образ разрушительницы вируса, победившей болезнь. Имея дело с такой серьезной ситуацией, когда люди находятся между жизнью и смертью, она не нашла ничего лучшего, чем еще раз возвеличить себя. Только столь порочные манипуляторы, как КПК, способны быть такими безжалостными и наглыми, чтобы исподтишка извлекать пользу для себя и проявлять полное безразличие к человеческой жизни.
 

Экономические потери как следствие политической недальновидности

Представ перед серьезным «кризисом законности своей власти», в 1980-е годы КПК предприняла политику реформ и гласности с целью удержания власти. Ее стремление добиться быстрого успеха поставило Китай в невыгодное положение, называемое экономистами «синдром опоздавшего».

Концепция «синдрома опоздавшего» или «преимущества опоздавшего», как называют это некоторые интеллектуалы, подразумевает тот факт, что развивающиеся страны, поздно вставшие на путь развития, могут во многих аспектах имитировать развитые страны. Иммитация может принять две формы: иммитации социальной системы или иммитации технологических и промышленных моделей. Следовать социальной модели трудно, т.к. реформа системы может угрожать интересам некоторых политических или общественных групп, поэтому развивающиеся страны скорее используют технологии развитых стран. Хотя иммитация технологий способствует краткосрочному экономическому росту, в результате она может привести к многочисленным скрытым опасностям или даже в перспективе к упадку.

КПК следует именно путем «синдрома опоздавшего», путем, ведущим к поражению. За последние два десятилетия «иммитация технологий» принесла Китаю некоторые успехи, чем сразу же воспользовалась КПК, чтобы утвердить своё право на законность и продолжать сопротивляться политическим реформам, которые ущемили бы ее собственные интересы. Так были принесены в жертву долгосрочные интересы нации.
 

Болезненный удар по экономическому развитию страны

КПК неустанно нахваливает себя за экономический прогресс, но на самом деле нынешнее экономическое положение Китая в мире хуже, чем во время царствования Цяньлун (1711 – 1799) династии Цин. При правлении Цяньлун валовой национальный продукт (ВНП) Китая составлял 51% от мирового уровня. Когда Доктор Сунь Ят-сэнь основал республику в Китае (Гоминьдан) в 1911 году, ВНП составлял 27% от мирового уровня. К 1923 г. он снизился, но всё ещё был достаточно высоким - 12%. В 1949 году, когда власть захватила КПК, он уже стал 5,7%, а в 2003 году даже не достиг 4%. Но в отличие от упадка периода правления партии гоминьдана, когда снижение ВНП было следствием многолетних войн, в период правления КПК снижение ВНП происходит в мирное время.

Сегодня, ради сохранения законности своего правления, КПК стремится продемонстрировать быстрые успехи и мгновенные прибыли. Преследуя лишь свои собственные интересы, КПК стала осуществлять совершенно непригодную экономическую реформу, которая очень дорого обойдётся стране. Ускоренные темпы экономического развития за последние 20 лет явились следствием чрезмерного разбазаривания ресурсов страны, и приобретены ценой разрушения окружающей среды. Достижение значительной части ВНП является результатом принесения в жертву благосостояния будущих поколений. Когда в 2003 г. вклад Китая в мировую экономику составлял менее 4%, ее потребление стали, цемента и других материалов составляло треть от общемирового уровня.[3]

В Китае за период с 1980 по 1990 годы увеличилось запустение земель, практически, с чуть более 1000 до 2460 кв. километров. Размер сельскохозяйственных земель на душу населения уменьшился с 2 му (1300 кв. м) в 1980 г. до 1,43 му (952 кв. м) к 2003 г.[4] Широко распространённый подъём процесса выделения общинных площадей для подготовки и вскрытия месторождений привел к тому, что Китай всего за несколько прошедших лет потерял 666 667 га сельскохозяйственных земель. К тому же, фактически только 43% конфискованных земель используется по новому назначению. В настоящее время в Китае допустимая норма сточных вод – 43,95 млрд. тонн, что уже превышает допустимые соответствующие санитарные нормы на 82%. В 7 крупных речных системах Китая около 40,9% воды уже непригодно для питья не только человеку, но и скоту. 75% озерных вод загрязнены различной степенью минерализации[5]. Никогда конфликт между природой и человеком в Китае не был столь острым, как сегодня. Ни Китай, ни остальной мир не могут мириться с таким гибельным для природы процессом ее эксплуатации. Народ Китая, обманутый внешним блеском высотных зданий и богатых особняков, не осознаёт неизбежной угрозы экологического кризиса. Обязательно придет время, и природа отомстит людям, последствия кризиса будут разрушительными для китайского народа.

Для сравнения: Россия, избавившись от коммунизма, одновременно проводила экономическую и политическую реформы и после короткого периода застоя начала быстро развиваться. С 1999 г. по 2003 г. ВВП России поднялся до 29,9%. Уровень жизни народа заметно повысился. Западные финансовые круги начали не только обсуждать «феномен российской экономики», но и осуществлять в её экономику крупномасштабные инвестиции капиталла, поскольку Россия стала перспективной страной. Россия попала в разряд наиболее благоприятных стран для инвестиций капиталла и, перескочив с 17 места в 2002 г. на 8-ое в 2003, впервые в своей истории вошла в почетную десятку стран со статусом предпочтения.

Даже Индия, по понятиям китайцев, страна бедняков и межэтнических конфликтов, за время экономических реформ, начатых в 1991 г., добилась быстрого роста и достигла экономического развития в 7-8% годовых. В Индии существует сравнительно совершенная законодательная система рыночной экономики, здоровая финансовая система, хорошо развитая демократическая система и стабильное общественное сознание. Международное сообщество признаёт Индию страной, располагающей огромным потенциалом развития.

Напротив, КПК занимается только экономической реформой, оставив в стороне реформу политическую. Обманчивый вид быстро расцветающей экономики в короткий срок является тормозом для естественного «социального развития общества». Именно эта однобокая реформа является причиной всё нарастающего дисбаланса в развитии китайского общества и ведет к обострению социальных конфликтов. Люди, получившие доходы в результате тяжелейшего труда, не защищены стабильными социальными структурами. Более того, коммунисты, находящиеся у власти, воспользовались процессом приватизации государственной собственности, чтобы набить свои собственные карманы.

КПК в очередной раз обманывает крестьянство

КПК захватила власть, опираясь на крестьян. Сельские жители из районов, контролируемых КПК, в начальный период ее существования отдали партии все, что имели. Получив контроль над страной, компартия подвергла тех же крестьян суровой дискриминации.

После установления власти компартия ввела очень несправедливую систему регистрации по месту жительства. Весь народ страны был насильно разделен на две части: сельское и не сельское население, что создало ничем необоснованное разделение и оппозицию внутри страны. Крестьяне не имеют медицинского страхования, лишены пособия по безработице и пенсии, не могут получить кредит в банке. Крестьяне не только составляют самый бедный слой общества, но и несут самое большое налоговое бремя. Они должны платить взносы в общественные фонды, в фонд социального обеспечения, в фонд административного управления, дополнительные взносы на образование, на контроль за деторождением, на подготовку народного ополчения и его обучение, налог на строительство дорог и др. Кроме того, в качестве принудительного требования, они обязаны продавать государству часть произведённого зерна по установленной цене и платить сельскохозяйственный налог, налоги на землю, на выращивание определённых местных растений, на убой скота и многие другие взымания. В тоже время, городская часть населения налогами не облагается.

В начале 2004 года китайский премьер-министр Вэнь Цзябао опубликовал правительственный доклад «Документ №1», в котором заявил, что сельские районы находятся в самом трудном положении со времен экономических реформ 1978 г. Доходы большинства крестьян не только не увеличились, но даже сократились. Крестьянство становится все беднее, разница в доходах городского и сельского населения продолжает расти.

Лесоводческому хозяйству в восточном районе провинции Сычуань высшие власти выделили 500 000 юаней (около $60 500) на лесопосадки. Руководство лесхоза присвоило 200 000 юаней для личного пользования, остальные 300 000 ассигновали на посадки леса. На каждой последующей ступеньке власти деньги также присваивались, и когда дошло до крестьян, которые должны были сажать деревья, уже почти ничего не осталось. Администрацию не волновало, что крестьяне откажутся сажать деревья из-за нехватки денег. Крестьяне были настолько бедны, что они бы работали и за копейки. Одной из причин того, что товары, производимые в Китае, так дешевы, является именно та, что в Китае очень дешевая рабочая сила.

Использование экономической заинтересованности для оказания давления на западные страны

Многие считают, что развитие торговых отношений с Китаем будет способствовать улучшению положения в области прав человека, свободы слова и демократических реформ в этой стране. Но время показало, что это несбыточное желание. Даже самый простой пример может продемонстрировать отличие между методами ведения дел западными и китайскими бизнесменами. Чесность и ясность в бизнесе, характерные Западу, в Китае подменены личными связями, коррупцией и обманом. Многие крупные западные кампании несут ответственность за усиление коррупции в Китае. Некоторые из них даже содействуют КПК в укрывательстве нарушений прав человека и в преследовании собственного народа.

КПК действует подобно мафии, разыгрывая экономическую карту в дипломатических отношениях. Получит ли заказ на производство самолетов США или Франция, зависит от того, какая из этих стран будет замалчивать вопрос о правах человека. Действия многочисленных западных бизнесменов и политиков руководятся и контролируются экономическими выгодами, получемыми от бизнеса с Китаем. Некоторые североамериканские кампании в области информационных технологий поставляют для КПК специальное оборудование, чтобы блокировать интернет. Некоторые сайты интернета, чтобы получить доступ на рынок Китая, пошли на самоцензуру, и отфильтровывают информацию, которая не нравится КПК.

По данным министерства торговли Китая на конец апреля 2004 г. Китай по разным контрактам получил иностранные инвестиции на сумму более $990 млрд. долларов США. Это очевидное «огромное вливание крови» в экономику КПК. Но процесс инвестирования капитала никоим образом не способствовал демократии, свободе слова и установлению прав человека как фундаментальных принципов для китайского народа. КПК использует активный процесс вложения капитала отдельными иностранными инвесторами, и даже некоторыми правительствами, для внутренней пропаганды. Извлекая выгоду из поверхностного процветания китайской экономики, партийные функционеры научились умело вести дела в сговоре с бизнесами по захвату государственных богатств и блокированию политических реформ.

Методы «промывания мозгов» изменяются из грубых в «утонченные»

Можно часто слышать, как люди говорят: «Я знаю, что КПК в прошлом много лгала, но на этот раз она говорит правду». По иронии судьбы всякий раз, когда КПК совершала грубые ошибки, люди так и говорили. Это хорошо показывает, насколько за время этих десятилетий усовершенствовалась способность КПК обманывать свой собственный народ.

У людей уже выработался иммунитет к «великим сказкам» КПК, поэтому она делает свои хитросплетения и пропаганду более «утонченными» и «профессиональными», нежели в прошлом, когда начинала с пропагандистких лозунгов. В частности, в условиях информационной блокады Китая, устроенной КПК, события представляются народу в виде полуправды, чтобы ввести его в заблуждение, что еще более вредно, чем полная ложь.

Журнал «China Scope Сhinascope», выходящий на английском языке, в октябре 2004 г. опубликовал статью, в которой были проанализированы случаи использования компартией всё более тонких методов фальсификации информации с целью сокрытия правды. Во время вспышки атипичной пневмонии в 2003 г. в континентальном Китае, внешний мир подозревал, что Китай скрывает данные об эпидемии, но КПК неоднократно отказывалась это признавать. Чтобы проанализировать достоверность информации, которую предоставляла миру КПК, автор, написавший эту статью, прочитал более 400 статей, опубликованых на официальном правительственном сайте Синьхуа с начала апреля 2003 года.

В этом отчете было сказано, что «с появлением первых признаков атипичной пневмонии все органы управления на центральном и местных уровнях направили специалистов для обеспечения своевременного лечения заболевшим, что привело к их выздоровлению». Далее автор пишет: «В ответ на подстрекательсва смутьянов, призывающих граждан запасаться продуктами для того, чтобы не выходить на улицу в случае, если болезнь начнёт распространяться, правительство не теряло зря времени и начало бороться с распростроняемыми слухами. Они предприняли соответствующие шаги и, таким образом, обеспечили поддержание порядка в стране. Хотя небольшая часть антикитайски настроенных сил безосновательно подозревала, что китайское правительство скрывало правду об эпидемии, большинство стран и народов не верили этим слухам. Предприятия, съехавшиеся со всего мира, принимали самое широкое участие в Международной торговой ярмарке в Гуанчжоу. Иностранные туристы уверяли, что поездки в Китай не вызывали у них никакой обеспокоенности. Даже специалисты Всемирной Организации Здравоохранения были обмануты КПК, и публично заявили, что китайское правительство проявило желание кооперироваться в вопросах атипичной пневмонии и приняло все необходимые меры по борьбе с эпидемией». В результате, (с задержкой в 20 дней) эксперты дали «зеленый свет» на обследование провинции Гуандун.

После прочтения этих 400 статей у автора сложилось впечатление, что КПК проявила полную открытость в течение этих 4-х месяцев, что ничего не было скрыто от народа, и что КПК действовала очень ответственно в интересах защиты здоровья населения. Однако, 20 апреля 2003 г. Информационный отдел Госсовета объявил на пресс-конференции, что атипичная пневмония разразилась в Китае и, таким образом, он косвенно признал, что правительство скрывало эпидемию. Только тогда автор увидел правду и понял, какими недостойными, жестокими и обманными методами действует КПК, которая «так продвинулась со временем».

Что касается выборов президента Тайваня, то КПК все также, используя коварный и «утонченный» метод, уверяла китайский народ в том, что президентские выборы приведут к катастрофе, то есть к увеличению количества самоубийств, разрушению фондового рынка, увеличению «странных болезней», психических заболеваний, к эмиграции жителей острова, к семейной вражде, равнодушию к жизни, к подавлению рынка, к огульной уличной стрельбе, протестам и демонстрациям, осаде правительственного здания, к социальным беспорядкам, политическому фарсу и т.д. КПК ежедневно наполняла головы людей, проживающих в материковом Китае, такими мыслями, которые помогли бы им самим сделать вывод, что все такого рода события являются плачевным результатом выборов, и что Китай не должен допустить проведение демократические выборов в своей стране.

Что касается Фалуньгун, то КПК проявила высшее мастерство в создании клеветы, чтобы ложно обвинить его. Очень правдоподобные живые сцены разыгрывались одна за другой. Не удивительно, что многие китайцы были обмануты этим. Злостная пропаганда КПК столь обманчива, что жертвы их лжи по своей доброй воле верят в этот обман и думают, что им говорят правду.

«Промывка мозгов» с помощью пропаганды и обмана, проводимая КПК в эти прошедшие десятилетия, стала более утонченной и коварной, что так естественно дополняет её беспринципную природу.

Лицемерное отношение к правам человека

От узурпации демократии с целью захвата власти до симуляции демократии с целью удержания этой деспотической власти

«В демократическом государстве верховная власть должна быть в руках народа, что отвечает принципам Неба и Земли. Если государство претендует на демократию, но его верховная власть не опирается на народ, то это - ложный путь, и может рассматриваться только как отклонение, а государство – как недемократическое… Если не прекратится партийное управление, если не будет народных выборов, разве возможна демократия? Верните народу его права!»

Вы думаете, что приведенные слова – это цитата из какой-нибудь статьи, написанной «иностранными врагами» с намереньем нокаутировать КПК? На самом же деле, это - цитата из статьи «Синьхуа», официальной газеты компартии, от … 27 сентября 1945 года.

КПК, когда-то трубящая о «народных выборах» и требовавшая «вернуть народу его права», наложила табу на «всеобщее избирательное право» с момента захвата власти. Народ, который якобы стал «хозяином и властелином своей страны», совершенно не имеет никаких прав и не принимает никаких решений. Нет таких слов, которые могли бы описать беспринципную природу КПК.

Если вы полагаете , что сделано, то сделано, и что злотворный культ КПК, процветающий на убийстве и руководящий нацией с помощью обмана, начнёт меняться, станет доброжелательным и действительно пожелает «отдать народу его права», то вы ошибаетесь. Давайте послушаем, что писала «Жэньминь жибао» – рупор КПК, 23 ноября 2004 г., т.е. через 60 лет после публичного заявления процитированного выше: «Полный идеологический контроль – это политическая и идеологическая основа для укрепления власти партии».

Недавно партия предложила так называемые новые «Три принципа отрицания».[6] Первый из них провозглашает «Развитие без споров». Развитие-это «пустышка», а «отсутствие споров», подчеркивающее «единогласное решение собрания», и является настоящей целью КПК.

В ответ на вопрос известного корреспондента «Си-Би-Эс» Майка Валласа в 2000 г., почему в Китае не проводятся народные выборы, Цзян Цзэминь ответил: «Китайский народ крайне мало образован».

Однако уже 25 февраля 1939 г. КПК протрубила в «Синьхуа»: «Они (гоминьдан) думают, что демократическую политику в Китае невозможно понять сегодня, а только через несколько лет. Они полагали, что демократическая политика станет возможной, когда уровень образования народа поднимется до уровня представителей демократической буржуазии в Европе и Америке…но, именно при демократическом строе людям будет легче получить образование и прфессиональные навыки».

Лицемерное различие между тем, о чем говорила «Синьхуа» в 1939 г. и тем, что сказал Цзян Цзэминь в 2000 г. и есть реальное отражение неприглядной сущности КПК.

После бойни на площади Тяньаньмэнь в 1989 г. компартия вернулась на мировую арену с жалкой репутацией в вопросе о правах человека. История дала КПК возможность сделать выбор: или она научится уважать свой народ и действительно улучшит положение с правами человека в стране, или она будет продолжать совершать злоупотребления, и в то же самое время с целью избежать международного осуждения, будет притворно заявлять внешнему миру, что она уважает права человека.

К несчастью, КПК в соответствии с собственной деспотичной природой без колебаний выбрала второй путь. Она собрала и объединила большое число беспринципных, но известных деятелей из научных и религиозных кругов, поставив перед ними особую задачу: опубликовать за рубежом лживую пропаганду и распространить повсюду придуманные истории о прогрессе в вопросе прав человека. КПК состряпала серию ложных аргументов в области таких прав человека, как например, «право единственного оставшегося в живых наследника», или «право на жилище и питание». Дискуссия велась вокруг вопроса о том, имеют ли люди право на свободу слова, если они голодают. Даже если голодный не в силах говорить, разрешается ли сытым говорить за голодных? КПК даже старалась обмануть китайский народ и западные демократические государства, манипулируя, как всегда, игрой в права человека и имела смелость лживо заявить: «Современный период- наилучший в сфере прав человека в Китае».

35-я статья Конституции Китая провозглашает, что граждане Китайской народной республики имеют право на свободу слова, публикаций, собраний, ассоциаций, выражение протеста и демонстраций. КПК просто играет словами. При её правлении множество людей лишено права на свободу вероисповедания, свободу слова, публикаций, собраний и юридической защиты. Партия даже заявила, что апелляции отдельных групп граждан являются незаконными. Не один раз в 2004 г. группы граждан просили разрешения на проведение манифестаций в Пекине. Правительство вместо разрешения арестовывало просителей. Политика «одно государство, две системы», поддерживаемая Конституцией Китая в Гонконге, – это тоже ловушка. КПК всё время говорит, что в Гонконге все остаётся неизменным в течение вот уже 50-ти лет, а на самом деле, уже через пять лет после возвращения Гонконга Китаю, КПК пыталась провести тираническое законодательство - 23-ю статью Основного закона Гонконга[7] с целью сменить двойную систему на одну.

Новый мрачный заговор КПК состоит в том, чтобы использовать фальшивое «послабление в области свободы слова» для прикрытия истинных размеров массовых слежек и контроля. Сегодня китайцы явно могут более свободно выражать свое мнение и, благодаря Интернету, гораздо быстрее узнают новости. Что же делает КПК в этой ситуации? Она заявляет, что теперь она позволяет свободу слова, и многие люди верят этому. Но это всего лишь обман. Это не то, чтобы КПК стала более благодушной, а скорее, партия просто не может помешать социальному развитию и технологическим нововведениям. Обратим взгляд на роль, которую играет КПК в вопросах, касающихся Интернета. Она блокирует интернетовские сайты, фильтрует информацию и электронную почту, инкриминирует преступление тем, кто пользуется Интернетом. Всё, что делает КПК, носит регрессивный характер. Сегодня, благодаря помощи некоторых западных предпринимателей, которые пренебрежительно относятся к соблюдению прав человека и свободы совести, милицейские службы КПК обеспечены высокотехнологичным оборудованием, которое позволяет им отслеживать каждое движение пользователей Интернета из патрульных машин. Когда мы видим вырождение КПК, проявляющееся в её гнусных действиях, как можно рассчитывать на то, что она продвинется в сфере прав человека, в глобальном движении к демократическим свободам? КПК сама делает вывод: «Партия становится свободнее по отношению к внешнему, но затягивается внутри». Беспринципная природа КПК не меняется.

В 2004 году на заседании Комиссии ООН по правам человека, чтобы произвести благоприятное впечатление на собравшихся, КПК инсценировала множество случаев сурового наказания нарушителей в сфере прав человека. Всё это было предназначено лишь для глаз иностранцев и не несло в себе ничего существенного. Причина в том, что основным нарушителем прав человека является сама КПК, в частности, её бывший генсек Цзян Цзэминь, бывший секретарь Политико-юридического комитета Луо Гань, министр общественной безопасности Чжоу Юнкан и заместитель министра общественной безопасности Лю Цзин. Разыгранное ими представление о наказании нарушителей в сфере прав человека подобно крику вора: «Лови вора».

Можно провести аналогию с серийным насильником, который, когда его никто не видел, насиловал 10 девочек в день. Когда же кругом появились люди, он насиловал лишь одну девочку, но на глазах у всей толпы. Можно ли в такой ситуации сказать, что насильник изменился к лучшему? То, что раньше он скрытно нападал на своих жертв, а теперь насилует их в открытую, на публике, только доказывает, что по- существу этот насильник стал ещё более низок и бесстыден. Сущность же этого серийного насильника совершенно не изменилась. Изменилась лишь ситуация, при которой ему не так легко совершать свои преступления.

КПК поступает, как этот серийный насильник. Её диктаторская сущность и инстинктивный страх потери власти определяют её неуважение к правам человека. Количество людских сил, материалов и финансовых средств, израсходованных КПК на сокрытие нарушений в области прав человека, далеко превышает её усилия, направленные на действительное улучшение в этой сфере. Потворство КПК бессмысленным зверским убийствам и преследованиям по всему Китаю – это самое большое несчастье для всего китайского народа.
 

Прикрываясь законом для совершения преступлений

Для защиты частных интересов определённых групп, в которых КПК особенно заинтересована, она, с одной стороны, отказывается от первоначальных задач, полностью забыв о трудящихся, обо всем народе, а с другой стороны, превозносит недостойные и низкие средства, используемые этими группами для достижения своих целей. И всё это происходит на фоне всё более грубого нарушения прав человека, предстающего перед мировым сообществом. КПК использует такие популярные слова, как «законное управление», «рынок», «для людей», «реформа», чтобы посеять сомнения в умах людей. Но она не может изменить своей безнравственной природы, даже обрядившись в «западного фасона костюм». Такой вид еще более обманчив и фальшив, чем КПК в «костюме Мао». В романе Д.Оруэлла «Ферма животных» (1945 г.) свиньи научились стоять и ходить на двух ногах. Эта новая способность придала им другой внешний вид, но никак не изменила их свинную сущность.

    А. Создание законов и уставов, в нарушение китайской Конституции

Неконституционные законы и уставы КПК спускаются персоналу административной власти разных уровней (полиция, покуратура) с целью «узаконить» их действия по подрыву усилий людей в их борьбе против преследований, борьбе за получение свободы и за поддержку прав человека.

    Б. Проблемы неполитического характера решаются политическими методами

Какая-нибудь обычная социальная проблема зачастую раздувается до уровня, якобы, большой угрозы и тогда употребляются такие слова, как: «сражаться с партией за массы», «быть причиной гибели партии и страны», «восстание», «вражеские силы». Неполитические проблемы намеренно политизируются, чтобы КПК могла использовать политические движения в качестве пропагандистской машины для возбуждения ненависти в людях.

    В. Политические проблемы решаются неполитическими методами

Последняя уловка КПК, направленная на демократически настроенных граждан и независимо мыслящих интеллектуалов, заключается в том, что им расставляются «ловушки» с целью посадить их в тюрьму. К подобным «ловушкам» относятся обвинения в таких гражданских правонарушениях, как проституция и уклонение от налогов. Обвинители ведут себя достаточно тихо, чтобы избежать обвинений со стороны. Подобных обвинений вполне достаточно, чтобы подорвать репутацию обвиняемых, но они также используются и для публичных оскорблений и унижений жертв.

Если и произошло какое- либо изменение в беспринципной сущности КПК, то лишь в том, что она стала ещё более бесчестной и бесчеловечной.

КПК удерживает более миллиарда людей заложниками своей лживой логики

Представим себе, что отпетый преступник вламывается в дом одной женщины и совершает над ней насилие. На суде насильник в качестве аргумента защиты, говорит, что он не убил жертву, а только изнасиловал её. Поскольку убийство - более тяжкое преступление, чем насилие, он доказывает, что невиновен и должен быть немедленно освобождён. Насильник заявляет, что люди должны благодарить его за то, что он только изнасиловал, а не убил.

Эта логика представляется абсурдной. Однако логика защиты КПК за расправу над студентами на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 г. именно такая, как у упомянутого преступника. Партия аргументировала свои действия тем, что именно благодаря «подавлению студентов», удалось избежать возможных «внутренних беспорядков» в Китае. Таким образом, предотвращение «внутренних беспорядков» оказалось достаточным оправданием для «расправы над студентами».

«Что же лучше: убить или изнасиловать?» Если преступник задает такой вопрос судье, то очевидно, что он совершенно потерял совесть. Точно также в вопросе о кровавом истреблении на площади Тяньаньмэнь КПК и её когорта даже не задумываются, виноваты они или нет. Вместо этого они спрашивают у международного сообщества, что лучше: «Репрессии студентов или внутренний беспорядок, который может привести к гражданской войне?»

КПК контролирует целый государственный аппарат и средства пропаганды, поэтому можно сказать, что 1,3 млрд. китайцев являются заложниками КПК. Если у КПК в руках 1,3 млрд. заложников, то она все время может приводить довод «теории заложников»: если не репрессировать некоторые группы населения, тогда страна будет находиться в состоянии внутреннего хаоса, и опасности. По этой причине КПК может преследовать любых индивидуумов и любые группы людей, когда угодно и где угодно, причем их репрессии будут всегда оправданны. Судя по таким обманным доводам и ложным рассуждениям, разве в мире существует более бесстыдный преступник, чем КПК?

Кнутом и пряником. От провозглашения свободы к эскалации репрессий

Многим китайцам кажется, что теперь они пользуются большими «свободами», чем раньше, и поэтому они хранят надежду на «улучшение» КПК в будущем. В действительности же уровень свободы, который «предоставляют» китайцам, зависит от того, насколько КПК предчувствует наступление кризиса. Она предпринимает всё возможное, чтобы уберечь коллективные партийные интересы, включая предоставление людям так называемой демократии, свободы или прав человека.

Во всяком случае, эта так называемая предоставленная компартией «свобода» никак не защищена законом. Такая «свобода» – это лишь (при существующей международной тенденции к демократии) инструмент для обмана и контроля над граждами своей страны. В основном эта «свобода» находится в непримиримом конфликте с диктатурой КПК. Как только такой конфликт превышает уровень толерантности КПК, она может незамедлительно забрать назад все эти «свободы». В истории КПК было несколько периодов, когда она допускала некоторую свободу слова, но за всеми этими периодами следовал более строгий контроль. В истории КПК таких циклов довольно много, что является ещё одним свидетельством её двурушной сущности.

В период сегодняшней эры интернета, если вы посетите сайт «Синьхуа» или «Жэньминь жибао», то увидите, что там, на самом деле, имеется некоторое количество материалов с негативной информацией о Китае. Прежде всего, это объясняется тем, что сейчас в Китае циркулирует слишком большое количество негативных новостей, и агентства должны о них сообщать, чтобы сохранить к себе доверие. С другой стороны, это совпадает с партийной точкой зрения, а именно: «Немножко критики приносит большую пользу». Плохие новости всегда приписываются определённым людям, не имеющим к партии никакого отношения, а заслуги за решение всех проблем приписывается лидерам КПК. Партия умело контролирует, что нужно сообщать, а что нет, до какой степени сообщать, и кто должен делать эти сообщения: китайские средства информации или контролируемые КПК зарубежные СМИ.

КПК – специалист в переделке плохих новостей в нечто, что позволяет достичь цели завоевания людских сердец. Многие молодые китайцы уверены, что партия предоставляет хороший уровень свободы слова, и в результате надеются и верят в партию. Они жертвы «утонченной» стратегии лживых СМИ, руководимых КПК. Более того, КПК создающая в стране хаос, а потом использующая СМИ для его освещения, в состоянии убедить народ, что только её власть может держать под контролем общество, находящееся в состоянии хаоса. В результате, КПК манипулирует сознанием людей для того, чтобы они поддерживали её власть.

Даже если мы наблюдаем некоторые признаки улучшения в сфере прав человека, было бы ошибочно думать, что КПК изменилась по собственной воле. В истории, когда КПК боролась за переворот правительства гоминьдана, она притворялась, что борется за демократию. Злодейская сущность КПК такова, что никакие её обещания не стоят доверия.

Различные аспекты беспринципной сущности КПК

Распродажа из тщеславия народных земель. Предательство страны под видом «национального единства»

«Освободить Тайвань» и «Объединить Тайвань» – это пропагандийские лозунги КПК в течение нескольких последних десятилетий. Посредством этой пропаганды, КПК действует одновременно как националист и как патриот. Действительно ли КПК заботится о цельности своей территории? Совершенно нет! Тайвань – это всего лишь историческая проблема, появившаяся в результате борьбы между КПК и гоминьданом. КПК пользуется ею, чтобы нападать на своих оппонентов и добиваться поддержки народа.

В первые годы, когда КПК учредила лозунг «Советский Китай» во времена правления партии гоминьдан, 14-я статья их Конституции гласила, что все «этнические группы и все провинции на территории Китая могут заявить о своей независимости. Для того, чтобы действовать согласно установкам Советского Союза, лозунгом КПК в то время было «Защитить СССР». Во время антияпонской войны цель КПК была не в победе над японскими агрессорами, а в расширении своих территорий. В 1945 г. советская Красная армия вошла в северо-восточные районы Китая, совершая грабеж, убийства и насилие, но это не вызвало ни слова протеста у КПК. Точно также, когда Советский Союз поддержал внешнюю Монголию в её стремлении стать независимым от Китая государством, КПК опять промолчала.

В конце 1999 г. КПК и Россия подписали китайско- российский договор о пограничном надзоре, в котором КПК признала все неравноправные соглашения, принятые ещё между династией Цзин и Россией более 100 лет назад. КПК также согласилась продать России более одного миллиона квадратных километров земли - территорию размером в несколько десятков Тайваней. В 2004 г. КПК и Россия подписали дополнительный китайско-российский Восточно-пограничный договор, в результате которого Китай передал России половину острова Хэйсяцзы Хэйлунцзянского района.

Что касается других спорных пограничных вопросов, как, например, об островах Наньша и острове Дяоюй, то они не беспокоят КПК, т.к. они не имеют никакого значения для её власти. КПК поднимает большой шум по вопросу о «воссоединении с Тайванем», что является лишь ширмой и хитрым методом, испльзуемым для поддержания слепого патриотизма и отвлечением внимания общества от внутренних проблем.
 

Политические преступники, лишенные морали. Коварная политика, лишенная морали

Правительство должно всегда находиться под контролем. В демократических странах именно разделение власти, наличие свободы слова и прессы являются хорошими механизмами контроля. Кроме того, религиозные верования обеспечивают дополнительное моральное самоограничение.

Компартия продвигает атеизм, и, как следствие, божественные нормы больше не способствуют укреплению морали. Компартия - это диктатура; следовательно отсутствует закон, который бы ограничивал её власть политическими средствами. В результате, КПК действует совершенно безответственно и бесконтрольно, демонстрируя свою тираническую и жестокую сущность. По утверждению КПК, кто может ее контролировать? Только сама КПК. Этим лозунгом КПК обманывала народ в течение десятилетий. Первоначально это называлось «самокритика», затем – «самонадзор» и «самосовершенствование способностей партийного руководства», а теперь – «самоусиление дееспособности партийного управления». КПК подчеркивает наличие у себя не имеющей равной способности к так называемому «самоулучшению». КПК не просто произносит слова, но предпринимает реальные шаги, как, например, создание «Центрального комитета по дисциплинарным расследованиям», «Бюро апелляций» и других подобных организаций. Эти организации - просто привлекательные, но бесполезные «цветочные вазы», которые лишь смущают и обманывают людей.

«Самоулучшение» КПК без моральных и юридических ограничений схоже с китайской поговоркой: «Демоны появляются из собственного души». Подобные заявления КПК – отговорка, используемая с целью избежать внешнего контроля и удержания запрета на свободу прессы и образование свободных политических партий. Политические негодяи используют этот обман, чтобы окончательно задурманить народ и защитить власть КПК, а также интересы её правящей верхушки.

КПК – специалист в политических интригах. «Диктатура народной демократии», «демократический централизм», «политическая консультация» и тому подобное – это лишь обманный внешний вид. Действительным является «диктатура, всё остальное - ложь».

Использование хитрости. От лживого сопротивления японским захватчикам до лживого антитерроризма

КПК всегда утверждала, что вела китайский народ на борьбу с японскими захватчиками. Но многочисленные исторические архивные данные говорят о том, что КПК всегда старалась избежать прямых столкновений в китайско-японской войне и, напротив, КПК только тормозила военные действия для того, чтобы использовать затруднительное положение, в котором оказался гоминьдан, и усилить свою власть.

Большие сражения, в которых участвовала КПК, - это лишь битва в ущелье Пинсин и «сражение ста отрядов». Но даже в битве в ущелье Пинсин КПК не являлась главной движущей силой среди тех, кто участвовал и руководил сражением. На самом деле, войска КПК просто заманивали в засаду японские резервные подразделения. Что касается «сражения ста отрядов», то в недрах партии считали, что участие в этом сражении нарушило стратегические цели Центрального Комитета. После этих двух сражений Мао и его армия больше не участвовали в крупных битвах и из её рядов не вышли такие герои как Дун Цюньжуй во время войны в 1948 г. против гоминьдана и Хуан Цзигуан - в корейскую войну[8]. Всего лишь несколько высших военных командиров КПК погибло на поле боя в китайско-японскую войну. КПК до сих пор не осмеливается опубликовать число раненых в боях против японцев. Редко можно встретить на обширных территориях Китая мемориальные памятники героям китайско-японской войны.

В то время КПК создала правительство пограничной зоны в провинциях Шааньси, Ганьсу и Нинся, далёких от полей сражений. Используя современную номенклатуру, КПК проводила в Китае политику «страны с двумя системами» или «двух Китаев». Это не значает, что у военноначальников КПК отсутствовало стремление к сопротивлению японцам, просто высшие партийные функционеры не были искренни в борьбе против японских захватчиков. Они использовали войну для сохранения своих ресурсов, а также как возможность укрепить своё положение. Когда Китай и Япония возобновили дипломатические отношения в 1972 г., Мао Цзэдун в разговоре с японским премьер-министром К. Танакой проговорился, сказав, что КПК благодарит Японию, т.к. без китайско-японской войны КПК не приобрела бы власть в Китае.

Такова правда о фальшивых притязаниях КПК на руководство народом, учавствовавшим в войне против Японии в течение восьми лет и в конечном счете победившим в этой войне.

Полвека спустя, при нападении террористов на США, весь мир встал против террора. КПК вновь прибегла к стратегии лживой политики, подобной той, что применялась в китайско-японской войне. Она использует антитерроризм как предлог, чтобы навесить многочисленные ярлыки террористов на верующих, диссидентов и группы, вовлеченные в национальные и территориальные конфликты. Под видом присоединения к международным антитеррористким усилиям КПК развязывает жестокие репрессии в своей стране.

27 сентября 2004 г. агентство Синьхуа процитировало газету «Синьцзин», сообщавшую, что в Пекине, возможно, будет открыто первое во всей стране Управление по борьбе с терроризмом. Некоторые международные пропартийные СМИ крупными буквами оповестили, что «Комитет 610 присоединяется к усилиям, направленным на антитеррористические действия» и заявляет, что целью его работы будет борьба с «террористическими организациями», включая Фалуньгун. («Комитеты 610» - сеть государственных организаций, созданных специально для преследования Фалуньгун. – прим.пер.)

КПК навесила ярлык «террористов» на людей, которые никогда не брали в руки оружие, никогда не отвечают ударом на удар, когда их бьют или оскорбляют, которые лишь мирным способом призывают дать человеку право на свободу веры. КПК, пользуясь благоприятным антитеррористическим климатом, мобилизовала специальные вооруженные до зубов силы для проведения ускоренных репрессий беззащитных мирных людей. Более того, КПК воспользовалась предлогом борьбы с терроризмом, чтобы избежать привлечения международного внимания и осуждения за преследование Фалуньгун. Все типы лжи, используемые сегодня КПК, не отличаются от тех, которые применялись в китайско-японскую войну. В данном случае это абсолютно постыдно, т.к. речь идет о международных антитеррористических действиях.

Притворяясь искренней, публично соглашаться, а в тайне находиться в оппозиции

Сама КПК не верит в свои доктрины, но других заставляет в них верить. Это один из самых изощрённых методов, используемых культом КПК. Компартия знает, что все её доктрины фальшивы, и что лживая идея социализма оказалась несостоятельной, и поэтому не верит в эти доктрины, но заставляет других людей верить в них. Она преследуют тех, кто не верит в неё. КПК бесстыдно внесла в Конституцию столь лживую идеологию в качестве основы китайского государства.

В реальной жизни имеется один интересный феномен. Многие высокие партийные функционеры теряют из-за коррупции свои посты в борьбе за власть на политической арене Китая. Выступая на массовых собраниях, они призывают к честности и бескорыстности, а закулисно занимаются подкупом, коррупцией и другими грязными делами. Именно таким образом низко пали многие из так называемых «слуг народа», включая Ли Цзятина, бывшего губернатора провинции Юньнань, Лю Фанжэнь, секретаря партии провинции Гуйчжоу, Чэн Вэйгао, секретаря партии провинции Хэбэй, Тянь Фэншань, министра земель и ресурсов и Ван Хуайчжун, помощника губернатора провинции Аньхуэй. Однако, если ознакомимся с их речами, то увидим, что все они, без исключения, поддерживали антикоррупционную кампанию и постоянно требовали честности от своих подчиненных, в то время как сами получали взятки и покушались на общественное достояние.

Хотя КПК содействует продвижению многих достойных людей и зачастую привлекает идеалистов и тружеников в свои ряды, но только для того, чтобы усилить образ партии — «подзолотить партийный герб». Для всех очевидно, в каком ужасном состоянии находятся моральные устои в Китае. Почему же пропаганда КПК, претендующая на «духовную цивилизацию», ничего не сделала, чтобы исправить это состояние?

В действительности, партийные руководители лишь произносят пустые слова, когда провозглашают «моральныы качества коммунистов» или лозунг «Служить людям». Несоответствие между словами и действиями коммунистических лидеров прослеживается вплоть до основателя КПК Карла Маркса. У Маркса был незаконнорожденный сын. Ленин заразился сифилисом от проститутки. Сталина судили за принуждение певицы к сексуальным отношениям. Мао Цзэдун погряз в похоти. Цзян Цзэминь не разборчив в связях. Коммунистический лидер Румынии Чаушеску сделал так, что вся его семья купалась в роскоши. Кубинский коммунистический лидер Кастро хранит сотни миллионов долларов в зарубежных банках. Лидер Северной Кореи, Ким Ир Сэн и его дети ведут порочную и расточительную жизнь.

Обычные китайцы ненавидят пустые политические семинары. Всё чаще они уклоняются от них, так как все уже знают, что всё это лживые игры. Но никто на этих политических собраниях, ни ораторы, ни слушатели не говорят открыто, что все это ложь. Это секрет Полишинеля. Люди называют это «искренним притворством». Существовавшие в разные времена такие громкие понятия КПК, как «Три символа», «совершенствовать методы руководства», «три сердца- обогреть, успокоить и завоевать сердца людей»– все они совершенно бессмысленны. Какая партия, стоящая у власти, не хотела бы представлять интересы народа? Какая партия, стоящая у власти, не заботилась бы о своей способности руководить? Какая партия, стоящая у власти, не хотела бы завоевать сердца людей? Любая партия, не заботящаяся о своих подопечных, быстро покидает политическую сцену. Но КПК относится ко всем своим многочисленным лозунгам, как к сложной и глубокой теории, и принуждает всю страну изучать их.

Когда обман становится партийной культурой и постепенно формирует мышление и привычки миллионов людей, то все общество становится фальшивым, претенциозным и бессмысленным. Общество без чести и доверия - это общество, находящееся в кризисе. Почему КПК создало такую ситуацию? Раньше это было ради идеологии, а теперь для собственной выгоды. Члены партии знают, что обманывают, но продолжают это делать. Если бы партия не выдвигала подобного рода лозунги и формализм, то ей было бы нечем запугивать народ. КПК не могла бы заставить людей следовать ей и бояться её.

Жить без совести и жертвовать справедливостью в интересах партии

Лю Шаоци в своей книге «О развитии партийной морали» поясняет необходимость «всем членам партии подчинить личные интересы партийным». В числе членов КПК никогда не было недостатка людей прямых, посвятивших себя стране и народу, никогда не было недостатка в честных партийных функционерах, которые действовали в интересах народа. Но они не могут участвовать в махинациях ради собственных выгод КПК. Под постоянным давлением «подчинить свои человеческие качества требованиям партии» они часто начинают понимать, что не могут так продолжать. Тогда они или рискуют потерять свою должность, или, что намного хуже, входят в число коррупционеров.

Китайский народ приобрёл большой личный опыт и на себе глубоко прочувствовал жестокий режим КПК, поэтому в нём развился глубочайший страх перед её силой. Именно поэтому люди не смеют вставать на защиту справедливости и больше не верят в Небесные законы. С начала они подчиняются партийной власти, затем постепенно утрачивают чувства и становятся безразличными ко всему, что не касается их лично. Даже логика их мышления сознательно сформирована партией для подчинения своей власти. Вот к каким результатам приводит мафиозная природа КПК.

КПК манипулирует патриотическими чувствами для подстрекательства народа

КПК использует такие призывы, как «патриотизм» и «национализм», для подстрекательства людей. Это не только партийные призывы к объединению, но и часто издаваемые приказы и проверенная временем стратегия. Читая националистические материалы пропаганды в иностранных изданиях «Жэньминь жибао», выясняется, что проживающие за рубежем китайцы, которые десятилетиями не решаются вернуться в Китай на жительство, становятся большими националистами, чем китайцы, живущие в Китае. Руководимый КПК китайский народ, не осмеливающийся сказать «нет» политике партии, достаточно осмелел, чтобы пойти на осаду посольства и консульства США в Китае, бросая яйца и камни, поджигая автомобили и американские флаги. Все это делается под знаменем «патриотизма».

Каждый раз, когда КПК сталкивается с серьезным вопросом, в котором требуется полное подчинение народа, для быстрой его мобилизации она пользуется призывами к народному «патриотизму» и «национализму». Во всех случаях, включая дела, связанные с Тайванем, Гонконгом, Фалуньгун, столкновением американского самолета-шпиона и военного самолета Китая, КПК пользуется комбинированными методами натиска террора и коллективной «промывки мозгов», приводя людей к мыслям о том, что они находятся на грани войны. Эти методы аналогичны тем, которые применялись немецкими фашистами.

Блокируя любую информацию, КПК очень успешно осуществляет «промывку мозгов». Китайский народ, не смотря на нелюбовь к КПК, имеет деформированное партией сознание. Например, во время войны американцев в Ираке, многие были потрясены ежедневными сообщениями ССTV[9]. Они испытывали гнев, желание мстить и сражаться и, в тоже самое время, они проклинали эту войну.

Без зазрения совести ставить партию выше страны и заставить людей принимать врага за родного отца

Одна из наиболее часто употребляемых фраз, используемых КПК для запугивания людей - «гибель партии и страны». Слово партия стоит на первом месте перед словом страна. Принцип основателей Китая: «Нет нового Китая без КПК». С детских лет китайцев учат, что нужно «слушаться партию», что нужно «поступать, как хорошие дети партии». Они поют, восхваляя партию: «Партия – моя мама, партия - моя родная мама», «Спасительная милость партии глубже океана», «Любовь к партии сильнее, чем к маме и папе», «Иди и сражайся там, куда посылает партия».[10] Когда случаются катастрофы, государство оказывает помощь, но люди благодарят партию и правительство, причем, сначала партию, а потом правительство. Военный девиз звучит так: «Партия командует ружьем». Даже когда китайские специалисты создавали специальную форму одежды для судей, они пришили четыре золотые пуговицы к вороту этих одежд. Пуговицы идут сверху вниз и символизируют Партию, Народ, Закон и Страну. Это указывает на то, что если вы даже являетесь судьёй, партия всегда выше закона, народа и страны.

Партия стала превыше всего в Китае, страна же подчиняется партии. Страна существует для партии, а партия рассматривается как воплощение народа и символ страны. Понятия любви к партии, её руководителям и стране смешались и, в результате, понятие патриотизма в Китае деформировалось.

Под аккуратным, но настойчивым влиянием КПК в системе образования и пропаганды у многих людей, партийные они или беспартийные, осознают они это или нет, начали путаться понятия партии и страны. Они уже согласились, что «интересы партии превыше всего», и поддерживают идею «интересы партии – это то же самое, что интересы страны и народа». В результате такой идеологической обработки, партия сформировала климат предательства национальных интересов.

Играть в «обновление» и называть преступления «великими достижениями»

Партия допустила много ошибок в истории, но всегда перекладывала ответственность за это на отдельных людей или группы путём «исправления и реабилитации». Это не только делало жертву бесконечно благодарной КПК, но и позволяло партии полностью отрицать всяческую ответственность за свои преступные действия. КПК заявляет, что она не только «не боится, что может совершить ошибки, но что она умеет хорошо исправлять их»[11], что также стало «волшебным напитком», помогающим КПК избежать ответственности, поэтому партия навсегда остается «великой, славной и справедливой».

А что, если бы однажды партия признала бы свои преступления во время расправы на площади Тяньаньмэнь и восстановила бы репутацию Фалуньгун? Но и тогда это были бы всего лишь вечные уловки, которые КПК применяет в безнадежной попытке оттянуть конец своего существования. У партии никогда не хватало мужества посмотреть внутрь себя, открыто признать свои преступления и расплатиться за свои ошибки.

КПК проявляет свою агрессивную сущность, Используя государственный терроризм в попытках уничтожения Истины, Доброты, Терпения

Фальсификацию самосожжения на площади Тяньаньмэнь, инсценированную культом КПК, можно рассматривать как ложь века. С целью подавления Фалуньгун, правительство действовало столь коварно, что смогло соблазнить пять человек, заявлявших, что они практикуют Фалуньгун, и с их помощью инсценировать самосожжение на площади Тяньаньмэнь. Пятеро, принявших участие в этом замысле, неумышленно, подписали свой собственный смертный приговор: они были или забиты до смерти на месте происходящих событий, или убиты после инцидента. Замедленный просмотр видеозаписи CCTV показывает, не вызывая и тени сомнения, что Лю Чуньлин, одна из пятерых «самосожженцев», погибла на месте событий от удара, нанесённого ей офицером полиции. Записи также демонстрируют такие неувязки как, например, у сидящего Ван Цзиндуна пластиковая бутылка (якобы наполненная бензином), стоявшая у него между ног, оказалась нетронутой после того, как пламя было погашено. Или, например, разговор врача с Лю Сыин, младшей из жертв, и присутствие съемочных камер, готовых к съемкам сцены. Эти и некоторые другие факты служат, вне всякого сомнения, доказательством того, что случай с «самосожжением» был злоумышленным обманом, подготовленным злостным режимом Цзян Цзэминя для того, чтобы ложно обвинить Фалуньгун.[12]

КПК использовала неописуемо жестокие методы в проводимой ею кампании по искоренению Фалуньгун. КПК узурпировала национальные финансовые ресурсы страны, накопленные за последние двадцать лет реформ и гласности; мобилизовала партию, правительство, войска, полицию, тайных агентов, иностранных дипломатов, правительственные и неправительственные организации; она манипулировала всеми мировыми СМИ, установив строгую информационную блокаду с использованием индивидуального подслушивания и подслушивания с помощью высоко развитой технологии. Все это с единственной целью – преследовать группу мирных людей, занимающихся Фалуньгун (китайской традиционной практикой цигун) для совершенствования тела, души и повышения нравственности в соответствии с принципом «Истина, Доброта, Терпение». Это зверское преследование невинных людей за их верования ещё раз демонстрирует разлагающуюся сущность КПК.

Никакие другие злодеи не лгали так беззастенчиво и так проникновенно, как Цзян Цзэминь и КПК. Они используют различные формы лжи с целью добиться возможности манипулирования различными понятиями и идеями, для более лёгкого оболванивания людей, чтобы они поверили лжи и испытывали ненависть к Фалуньгун. Вы верите в науку? КПК говорит вам, что Фалуньгун – суеверие. Вы думаете, что политика отвратительна? КПК говорит вам, что Фалуньгун занимается политикой. Вы завидуете богатым в Китае и за рубежом? КПК говорит вам, что Фалуньгун накапливает богатство. Вы против создания организаций? КПК говорит вам, что Фалуньгун – это тайная организация. Вы устали от культа личности, который длится в Китае целые десятилетия? КПК говорит, что Фалуньгун контролирует сознание. Вы сторонник патриотизма? Партия говорит, что Фалуньгун – враг Китая. Вы боитесь хаоса? Партия говорит, что он создает нестабильность. Вы задаётесь вопросом, придерживается ли Фалуньгун принципа «Истина, Доброта, Терпение»? КПК говорит, что Фалуньгун не следует истине, не добросердечен и не проявляет терпимости. У КПК деформированная логика. КПК заявляет, что доброта может вызвать желание убивать.

Думаете, правительство не занимается фабрикацией лжи? КПК фабрикует еще большую и шокирующую ложь - от самоубийств до самосожжения, от убийства родных до серийных убийств. Лжи столько, что трудно не начать верить в неё. Вам нравится Фалуньгун? КПК будет связывать оценку вашего уровня политического сознания с преследованием Фалуньгун, и или понизит вас в должности, или уволит. Она может лишить вас премии, если практикующие Фалуньгун, за которых вы отвечаете, отправляются в Пекин для апелляции. Таким образом вас заставят стать врагом Фалуньгун.

КПК тайно схватила множество практикующих Фалуньгун и отправила их в классы по «промыванию мозгов», надеясь таким образом заставить их отказаться от праведной веры и обещать прекратить практику. КПК использует различные грязные приемы, чтобы оказать давление на последователей Фалуньгун, применяет к ним различные виды жестоких пыток и даже наказывает членов их семей и коллег. КПК использует их родственников, карьеру и образование, чтобы убедить этих людей оставить Фалуньгун. КПК использует практикующих Фалуньгун, «успешно» подвергшихся «промыванию мозгов», чтобы мучить и «промывать мозги» другим. Порочная КПК настойчиво стремится преобразовать хороших людей в демонов и заставить их идти по безнадежному пути до конца их жизни.

Превратный социализм с «китайскими характерными чертами»

Термин «с китайскими характерными чертами» используется КПК для сокрытия своих преступлений. Компартия всегда заявляла, что успех китайской революции стал возможным, благодаря «соединению марксизма-ленинизма с конкретными реальностями китайской революции». КПК зачастую злоупотребляла термином «характерные черты» в качестве идеологической поддержки своей неустойчивой и зловредной политики.

Непостоянные и лживые средства

Эта обманчивая видимость «китайских характерных черт» привела КПК всего лишь к абсурду

Целью КПК в революции было обеспечение общественного владения средствами производства. КПК обманным путём, призывая молодёжь следовать идеалам коммунизма и единства, привлекла большое её количество в свои ряды. Многие из них даже предали свои семьи, передав семейное богатство КПК. Но через 83 года существования КПК вновь появился капитализм, и теперь уже как неотъемлемая часть партии, которая изначально призывала к эгалитаризму (равенству).

Сегодня новыми крупными капиталистами стали многие дети и родственники руководителей КПК, а многие члены партии стремятся присоединиться к этой группе нуворишей. В своё время КПК уничтожила крупных землевладельцев и капиталистов во имя революции и присвоила их собственность. Теперь же с помощью обмана и коррупции, новая «элита» КПК превратилась в еще более богатых капиталистов. Те, кто следовал за партией в начале революции, теперь вздыхают: «Если бы я знал, что так случится, я бы не пошёл за ними». А ныне, потратив несколько десятилетий своих жизней на изнурительный труд и борьбу, они поняли, что просто отдали собственность своих братьев и отцов, как в прочем и свою жизнь, культу КПК.

Коммунистическая партия говорит, что «материальный базис определяет надстройку».[13] На самом же деле, бюрократическая материальная база коррумпированных партийных функционеров определяет «надстройку высокого давления» - надстройку, полагающуюся на то, что высокое давление будет всегда поддерживаться. Таким образом, угнетение нации стало основой политики КПК.

Другая мерзкая черта КПК проявляется в том, что она изменяет определение концепций культуры, а затем использует эти изменённые определения для критики и контроля населения. Концепция «партия» - один из таких примеров. Ранее партии создавались и в Китае, и за рубежом, но только компартия превысила границы власти любого партийного коллектива. Если вы вступаете в партию, она контролирует все аспекты вашей жизни, включая ваше сознание, средства существования и личную жизнь. Когда КПК обладает политической властью, она осуществляет контроль над обществом, государством и государственным аппаратом. Она диктует свою волю в таких вопросах, как, кто должен руководить страной или быть министром обороны, какие правила и уставы необходимо ввести. Партия даже выносит решения по таким мелким вопросам как, где человек должен жить, на ком жениться и сколько детей он может иметь. КПК использует все существующие методы контроля.

Во имя диалектики, КПК полностью разрушила целостное мышление, способности приводить доводы и познавательный дух философии. В то время как КПК провозглашает принцип «каждому по труду», процесс «разрешения некоторым людям стать богатыми» производится по принципу «каждому в зависимости от уровня власти». КПК прикрывается лозунгом «служения людям от всего сердца» с целью обмана тех, кто верит в эти идеалы, а затем «промывает им мозги», контролирует их и постепенно превращает их в послушный инструмент, «служащий партии от всего сердца» и не смеющий встать на защиту прав человека.

Вероломная партия с «китайскими характерными чертами»

КПК, используя принцип, согласно которому интересы партии - превыше всего, деформировала китайское общество своим демоническим культом, создав по-настоящему уродливую форму существования человечества. Данная форма существования отличается от формы любого другого государства, страны или организации. Её принцип – не иметь никаких принципов; за её улыбкой совсем нет искренности, поэтому добросердечные люди не могут понять КПК и, следуя всеобщим нормам морали, не могут себе и вообразить, что столь злостное существо может представлять их страну. Объясняя всё «китайскими чертами», КПК утвердила себя среди других наций. Китайские черты» - это просто более мягкое выражение «злодейских черт КПК.

Китайская нация перед беспрецедентным моральным кризисом

В начале 1990-х годов в Китае была популярная поговорка: «Пусть я негодяй, но зато я никого не боюсь». Эта поговорка - плачевное следствие нескольких десятилетий вредного владычества КПК, сумевшего разложить нацию. Существует видимость экономического процветания, но оно сопровождается быстрым разложением морали во всех сферах общества.

Депутаты Собрания народных представителей часто обсуждают тему «честности и доверия» на своих Съездах. На вступительных экзаменах в университет требуется, чтобы студенты писали работу по теме «честность и доверие». Всё это свидетельствует о том, что существует нехватка честности и доверия и, что падение морали стало невидимым, но вездесущим кризисом китайского общества. Коррупция, присвоение чужого имущества, поддельное производство, обман, злой умысел и разложение общественных норм охватили всё общество. Между людьми не существует элементарного доверия.

Те, кто заявляют, что довольны повышением жизненного уровня в стране, разве не думают, прежде всего, о стабильности своей жизни? Что является самым главным фактором социальной стабильности? Это - мораль. Общество с разлагающейся моралью не способно обеспечить свой народ уверенностью в завтрашнем дне.

Сегодня КПК разрушила почти все традиционные религии и поколебала всю традиционную систему ценностей китайского народа. То, как беззастенчиво КПК захватывает богатства и обманывает людей, на самом деле, имеет рикошетный эффект на всё общество, разлагает его, и толкает народ на бесчестие. Правящая порочными методами КПК может существовать только в корумпированом обществе. Именно поэтому она делает все возможное, чтобы опустить людей до своего уровня, пытаясь превратить их в разной степени прожектёров. Именно так вероломная сущность КПК подрывает моральные основы китайского народа, поддерживавшие его на протяжении длительного времени.

Заключение

«Легче изменить реки и горы, чем человеческую природу»[14]. История доказывает, что каждый раз, когда КПК ослабляет кабалу и цепи, она никогда не имеет намеренья их сбросить. После Великого голода 1960-х, с целью восстановления сельскохозяйственного производства, КПК приняла программу «Три свободы и один договор» (Сань Цзы И Бао)[15]. Однако, она не отменила статус «раба» у китайских крестьян. Ни «Экономическая реформа», ни «либерализация», проходившие в 1980-х годах, не остановили КПК, поднявшую в 1989 г. нож мясника на свой народ. И в будущем КПК будет по-прежнему подновлять свой «фасад», но никогда не изменит своей порочной природы.

Кое-кто может подумать, что прошлое принадлежит прошлому, что ситуация изменилась, и КПК сегодня не та, что была раньше. Может быть, кто-то удовлетворен этой ложной картиной и даже ошибочно поверил, что компартия изменяется к лучшему, находится в процессе реформ или имеет намерение измениться к лучшему. Таким образом, они стараются забыть беспокоящие воспоминания о прошлом. Благодаря таким мыслям, они лишь дают банде преступников возможность выжить и продолжать угрожать человечеству.

КПК предпринимает всевозможные меры, чтобы заставить людей забыть прошлое. Однако трудности борьбы всего китайского народа за своё существование – это напоминание о несправедливости, которую они испытали, будучи во власти КПК.

В действительности, история КПК – это история, которая «отрезает людям память»; это история, в которой дети не имеют представления о том, что пережили их родители; история, в которой сотни миллионов граждан переживают конфликт между отвращением к кровавому прошлому КПК и надеждой на будущее КПК.

Когда злой призрак коммунизма возник в мире людей, компартия выпустила на волю все отбросы общества и воспользовалась восстанием хулиганов для того, чтобы захватить и установить свою политическую власть. С помощью крови и тирании она установила и теперь поддерживает деспотизм в форме «собственности партии». Применяя так называемую идеологию «борьбы», которая противоестественна природе, законам Неба, человеческой природе и Вселенной, она разрушает человеческое сознание, доброту и продолжает разрушать традиционную культуру и нравственность. КПК использует кровавые расправы, и насильственное «промывание мозгов» для установления злотворного культа коммунизма; КПК формирует народ с деформированным сознанием для того, чтобы продолжать править страной,

В истории КПК были жестокие периоды, когда красный террор достигал своего апогея. Были и странные периоды, когда партия едва-едва удерживалась от полного развала. Каждый раз, чтобы выйти из кризиса, партия прибегала к уловкам, но каждый раз это был шаг к новому витку насилия и обмана китайского народа.

Когда люди смогут различить низменную природу компартии и действительно воспротивятся обману этих фальшивых образов, вот тогда придёт конец КПК с ее беспринципной природой.

* * *

55 лет правления КПК –это всего лишь миг в пятититысячелетней истории Китая. До возникновения КПК Китай создал самую величественную цивилизацию в истории человечества. КПК, ухватившись за внутренние беспорядки и иностранное вторжение, повергла в хаос весь китайский народ. Уничтожены десятки миллионов жизней, разрушено бессчетное количество семей, принесены в жертву экологические ресурсы, от которых зависит жизнеспособность Китая. Что может быть более опустошительным, чем варварское, почти полное уничтожение основ китайской морали и бесценных культурных традиций?

Какое будущее ожидает Китай? Какое направление развития изберет Китай? Эти вопросы слишком серьезны, чтобы обсуждать их на бегу. Во всяком случае, ясно одно: если не будет восстановлена мораль народа, если не произойдёт возвращения к гармоничным отношениям между людьми и природой, между Небом и Землей, если не будет веры, и если не будет создана культура миролюбивого сосуществования людей, то светлое будущее для китайской нации станет невозможным.

За десятилетия «промывания мозгов» и репрессий КПК внедрила китайцам свой образ мышления, свои стандарты оценок добра и зла. Это привело людей к тому, что они приняли и, до некоторой степени, начали оправдывать извращенную и лживую природу КПК, стали частью этой лжи, тем самым обеспечивая идеологическую основу для существования КПК.

Чтобы уничтожить в нас извращенную доктрину, внедренную КПК, начать различать совершенно беспринципную её природу и возродить нашу человеческую природу и наше сознание, необходимо сделать очень важный первый шаг - шаг на пути к плавному переходу к обществу, свободному от КПК.

Насколько спокойно и мирно может осуществиться этот переход, зависит от сердца каждого китайца. Несмотря на то, что, как кажется, КПК владеет всем национальным богатством и всеми механизмами насилия в стране, если каждый гражданин поверит в силу правды и спасительную силу нашей морали, злой призрак КПК лишится основы своего существования. Все богатства тут же вернутся в правильные руки. Вот тогда-то и произойдёт возрождение Китая.

Только без компартии возродится новый Китай.

Только без компартии у Китая появится надежда.

Без китайской компартии добрый и справедливый китайский народ возродит историческое величие Китая.


Вернуться к вступлению:
Коммунизм: что же это в действительности?


[1] Традиционная идея конфуцианства заключается в том, что императоры и другие властители управляют по мандату Неба. Чтобы получить такую власть, надо обладать моральными качествами, соответствующими этой выcшей ответственности. Подобные высказывания имеются в трудах философа Менция (Мэн-цзи). В стихе «Кто дает власть монарху?», когда у него спрашивают, кто даровал землю и власть династии Сунь, Менций отвечает: «Все идет от Неба». Идея божественности власти имеется в христианской традиции. В Библии сказано: (Послание к римлянам 13:1) «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены».

[2] Центр зависит от экономического развития, а два опорных пункта: поддержка четырех базовых принципов (социалистический путь, диктатура пролетариата, власть КПК и идеология марксизма-ленинизма-маоизма) и продолжение политики реформ и гласности.

[3] Данные отчета «Синьхуа ньюс» от 4.03.2004.

[4] Му – единица земельной меры, 1 га =15 му.

[5] Данные агентства «Синьхуа ньюс» от 29.02.2004

[6] «Три принципа отрицания» – продукт прошлого. В 1979 г. Дэн Сяопин предложил «Три принципа отрицания», чтобы стимулировать людей в выражении своего мнения: не требовать этикета, не нападать, не отмечать ошибок. Это напоминало людям аналогичные призывы Мао в 1950 г., за которыми последовали грубые репрессии тех, кто осмелился говорить. Теперешние новые предложения «Трех отрицаний» соотносятся с «развитием без споров, развитие без борьбы и прогресс без удовлетворения».

[7] Статья 23 Основного закона Гонконга предложена правительством Гонконга под давлением Пекина. Эта статья представляла собой попытку серьезного покушения на свободы и права человека в Гонконге, нарушая политику «одно государство, две системы», предложенную КПК. Статья 23 получила полный отказ, и вопрос о ней был закрыт в 2003 г.

[8] Лю Шаоци, председатель Китая с 1959 по 1968 год, рассматривался как наследник Мао Цзэдуна. Во время Культурной революции (1966-1968) его преследовали как предателя, шпиона и ренегата. Он умер в 1969 г., претерпев мучения и заключение.

[9] CCTV – центральное китайское телевидение, компания, принадлежащая центральному правительству, находящаяся под его полным контролем. Официальный рупор новостей Китая.

[10] Цитируются названия песен, исполнявшихся в период правления Мао в 1960-70-х годах.

[11] Мао сказал, что мы «не боимся совершать ошибки, но стараемся их исправить».

[12] Для полного ознакомления с видеоматериалами о «самосожжении» обратитесь к сайту Интернет: www.clearwisdom.net/emh/special_column/self-immolation.html

[13] Надстройка, в контексте марксистской теории, - совокупность идеологических отношений в субъективной деятельности человека, определяющаяся материальным базисом общества.

[14] Другая китайская поговорка того же содержания: «Лиса может поменять шкуру, но не привычки».

[15] Политика экономических реформ была предложена председателем Китая Лю Шаоци в программе «Три свободы и один договор». Программа провозглашала использование земли частными лицами, свободный рынок, ответственность предприятий за производство и прибыль, фиксированную производительность сельского хозяйства.
 

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...