• Комментарий 8. Сущность дьявольского культа китайской коммунистической партии

  • Вторник, 8 ноября 2005 года

Предыдущая часть: Комментарий 7. История убийств коммунистической партии Китая

Предисловие

Крах социалистического блока вслед за крахом Советского Союза в начале 1990-х годов отметил падение коммунизма спустя почти столетие со дня его возникновения. Однако КПК неожиданно уцелела и все еще руководит Китаем – страной, в которой проживает пятая часть населения Земли. Возникает неизбежный вопрос: является ли КПК на сегодняшний день все еще действительно коммунистической?

В сегодняшнем Китае никто, включая членов партии, уже не верит в коммунизм. После пятидесяти лет социализма КПК признала частную собственность, появилась фондовая биржа. Открывая новые предприятия, КПК прибегает к иностранным капиталовложениям, эксплуатируя, как может, рабочих и крестьян. Это полностью противоречит идеалам коммунизма. Несмотря на компромисс в отношении капитализма, КПК продолжает свой деспотичный контроль населения Китая. Пересмотренная в 2004 году Конституция все еще твердо заявляет, что «под руководством Компартии Китая китайский народ всех национальностей в своих действиях руководствуется марксизмом-ленинизмом, идеями Мао Цзэдуна и теорией Дэн Сяопина».

«Леопард умер, но шкура его еще осталась» [1]. У современной КПК осталась лишь «эта шкура». КПК унаследовала ее и использует для поддержания своей власти в Китае.

Какова же сущность этой «шкуры», т.е. что же представляет собой сама КПК?

Характерные признаки культа у КПК

По сути, коммунистическая партия является дьявольским культом, наносящим вред человечеству.

Несмотря на то, что коммунистическая партия никогда не называла себя культом, она соответствует всем характерным признакам религиозного культа (см. Таблицу 1). С начала своего существования она рассматривала марксизм как абсолютную истину. Она набожно поклонялась Марксу как своему духовному богу, призывая людей к борьбе не за жизнь, а на смерть с целью построения «коммунистического рая на земле».

Таблица 1. Характерные признаки культа у КПК

Основные признаки религиозного культа

Соответствующие признаки у КПК

1

Церковь или трибуна (сцена)

Партийные комитеты всех уровней; от партийных собраний до средств массовой информации, контролируемых КПК

2

«Вероучение»

Марксизм-ленинизм, идеология Мао Цзэдуна, теория Дэн Сяопина, «Три представительства» Цзян Цзэминя и Устав партии

3

Обряд посвящения

Церемония вступления, во время которой произносятся клятвы в вечной преданности КПК

4

Приверженность только одному культу

Член партии должен верить только в коммунистическую партию

5

Служители культа

Секретари партии и ответственные партийные работники всех уровней

6

Поклонение

Хула на всех Богов и провозглашение себя негласным «Богом»

7

Смерть считается «восхождением на небо или нисхождением в ад»

В случае смерти говорят «пошел повидать Маркса»

8

Книги вероучения

Теория и труды вождей коммунистической партии

9

Проповеди

Все виды собраний, речи вождей

10

Чтение и изучение книг вероучения

Политическая учеба, периодические собрания и мероприятия членов партии

11

«Религиозные» песнопения

Песни, восхваляющие партию

12

Денежные пожертвования

Обязательные членские взносы; обязательные отчисления из государственного бюджета, состоящего из заработанных кровью и потом людей денег, на расходы партии

13

Дисциплинарные наказания

Наказания партии варьируются от «домашнего ареста и обыска», «исключения из партии» до смертных пыток и даже наказания родственников и друзей

Коммунистическая партия в корне отличается от любой истинной религии. Все истинные религии верят в Бога и милосердие и, говоря о нравственности, наставляют людей на путь спасения души. Коммунистическая партия не верит в Бога и выступает против традиционной морали.

То, что сотворила коммунистическая партия, подтверждает, что она является дьявольским культом. «Вероучение» коммунистической партии, основанное на классовой борьбе, насильственной революции и диктатуре пролетариата, привело к так называемой «коммунистической революции», полной крови и насилия. Красный террор при коммунизме, длившийся в течение столетия, принес бедствия десяткам стран мира и стоил десятки миллионов жизней. Коммунистическая вера, создавшая ад на земле, является ни чем иным, как самым ужасным культом в мире.

Черты культа у коммунистической партии можно обобщенно описать в следующих шести пунктах.

Измышление «вероучения» и уничтожение инакомыслия

Коммунистическая партия рассматривает марксизм как свое «вероучение», представляя его как «неоспоримую истину». В «вероучении» коммунистической партии отсутствует милосердие и терпимость. Напротив, оно полно самонадеянности. Марксизм являлся продуктом раннего капитализма, когда производительность труда была низкой, а наука развита слабо. В нем отсутствовало истинное понимание всех отношений человека и общества или человека с природой. К сожалению, эта еретическая идеология переросла в международное коммунистическое движение, более столетия причиняя вред человеческому миру, прежде чем люди, познав ее полную ошибочность на практике, не отказались от нее.

Партийные вожди, начиная с Ленина, всегда совершенствовали «вероучение» культа. Начиная с теории Ленина о насильственной революции, теории Мао Цзэдуна о перманентной революции в условиях диктатуры пролетариата до «Трёх представительств» Цзян Цзэминя, история коммунистической партии полна подобных еретических теорий и ошибок. Хотя эти теории полны внутренних противоречий и постоянно приводили на практике к бедствиям, коммунистическая партия всё ещё заявляет, что они универсально правильны, и заставляет людей изучать свои доктрины.

Уничтожение инакомыслия является самым эффективным методом дьявольского культа коммунизма в распространении своей доктрины. Поскольку доктрина и манера поведения этого дьявольского культа крайне нелепы, КПК вынуждена заставлять людей принимать их, полагаясь на насилие в устранении инакомыслия. После того, как КПК захватила бразды правления в Китае, она начала «земельную реформу», чтобы устранить класс землевладельцев; «социалистическую реформу» в промышленности и торговле, чтобы устранить капиталистов; «движение чистки реакционеров», чтобы устранить народные верования и чиновников, которые занимали посты до того, как коммунисты пришли к власти; «движение против правых», чтобы заставить интеллигенцию замолчать; и Великую Культурную революцию, чтобы уничтожить традиционную китайскую культуру. КПК смогла объединить весь Китай под дьявольским культом коммунизма и достичь ситуации, когда каждый читал Красную книгу, исполнял «танец верности» и «спрашивал указания партии утром и докладывал партии вечером». После эпохи правления Mao и Дэна КПК заявляет, что Фалуньгун (традиционная практика совершенствования, в основе которой лежат принципы Истина, Доброта, Терпение) боролся с ней за массы, и поэтому она намерена уничтожить Фалуньгун. КПК начала целенаправленный геноцид против Фалуньгун, продолжающийся и по сей день.

Навязывание идеи поклонения вождям и своего господства

От Маркса до Цзян Цзэминя портреты вождей КПК явно выставляются для поклонения. Абсолютная власть лидеров коммунистической партии запрещает любое сомнение. Mao Цзэдун был представлен как «красное солнце» и «великий кормчий». Партия перегибала палку, восхваляя его труды, говоря, что «одно предложение равняется 10 000 обычных предложений», Дэн Сяопин, являясь «рядовым членом партии», некогда руководил китайской политикой, как повелитель. Идея «трех представительств» Цзян Цзэминя содержит в себе чуть более 40 символов, включая иероглифов и пунктуацию, но четвёртый Пленум ЦК КПК превознёс её как «дающую творческий ответ на вопросы о том, что такое социализм, как строить социализм, какую партию мы строим, и как её строить». Партия также непомерно хвалила идею «трех представительств», притворно утверждая, что это продолжение и развитие марксизма-ленинизма, мыслей Мао Цзэдуна и теории Дэн Сяопина.

Зверские убийства невинных людей Сталиным, катастрофическая Великая Культурная революция, начатая Мао Цзэдуном, приказ Дэн Сяопина относительно бойни на Тяньаньмэнь и продолжающееся преследование Фалуньгун Цзян Цзэминем – ужасные результаты дьявольской диктатуры коммунистической партии.

С одной стороны, КПК предусматривает в своей Конституции: «Вся власть в Китайской Народной республике принадлежит народу. Всекитайское Собрание Народных Представителей и местные собрания народных представителей разных уровней являются органами, через которые народ осуществляет государственную власть». «Ни одна организация или частное лицо не имеет привилегий перед Конституцией или законом».[2] С другой стороны, Устав КПК оговаривает, что руководящая роль КПК является ключевой в построении китайского социализма, отвергая страну и людей. Председатель Постоянной комиссии Всекитайского Собрания Народных Представителей (ВСНП) выступал с «важными речами» по всей стране, заявляя, что ВСНП, высший орган государственной власти, должен следовать руководящей роли КПК. Согласно принципу «демократического централизма», вся партия должна повиноваться Центральному Комитету партии. Говоря конкретнее, то, на чём ВСНП действительно настаивает – это на диктатуре Генерального секретаря, который, в свою очередь, защищён законодательством.

Насильственное «промывание мозгов», контроль сознания, жёсткая организация и никакого выхода, если ты принял членство

Организация КПК чрезвычайно жёсткая: для вступления в партию человеку нужны рекомендации двух её членов; кандидат в члены партии, вступая в её ряды, должен поклясться в верности партии; члены партии должны платить членские взносы, посещать организационные мероприятия и принимать участие в групповых политических занятиях. Партийные организации пронизывают все уровни власти. В каждой деревне, городе и провинции существуют первичные организации и ячейки компартии. КПК руководит не только партийными делами и членами партии, но также беспартийными и всей структурой общества, которое должно подчиняться «руководящей роли партии». В те годы, когда проводились кампании классовой борьбы, служители культа КПК, партийные секретари всех уровней, чаще всего не знали, что делать, кроме как наказывать людей.

«Критика и самокритика» на партийных собраниях служили общим бесконечным средством управления умами членов партии. В течение своего существования, КПК инициировала множество политических кампаний, чтобы осуществить «чистку рядов партии», «улучшить партийную атмосферу», «выявить предателей», «вычистить антибольшевистский корпус» («Корпус AБ»[3]) и «дисциплинировать партию». Она, используя насилие и террор, периодически проверяла «партийный дух», чтобы удостовериться в преданности членов самой партии, и в том, что они всегда идут с ней в ногу.

Вступление в КПК подобно подписанию безвозвратного договора на продажу души и тела. Своими постановлениями, всегда превышающими законы государства, партия может по желанию исключить любого члена, в то время как отдельный член партии не может выйти из КПК, не подвергшись серьёзному наказанию. Выход из партии рассматривается как неверность и предательство и навлекает страшные последствия. В ходе Великой Культурной революции, когда культ КПК обладал абсолютной властью, всем было известно, что, если партия захотела Вас убить, Вы не смогли бы выжить; если партия захотела, чтобы Вы жили, Вы не смогли бы умереть. Если бы человек совершил самоубийство, то его назвали бы человеком, который «боится народной кары за свои преступления», и были бы наказаны члены его семьи.

Процесс принятия решения партией действует подобно чёрному ящику, поскольку внутрипартийная борьба должна быть сохранена в абсолютной тайне. Партийные документы являются конфиденциальными. Боясь разоблачения своих преступных действий, КПК часто нападает на диссидентов, обвиняя их в «разглашении государственных тайн».

Принуждение к насилию, убийствам и жертвам ради партии

Мао Цзэдун сказал: «Революция – не званый обед, или написание эссе, или создание картины, или вышивание; она не может быть столь утончённой, настолько неторопливой и нежной, настолько умеренной, доброй, учтивой, сдержанной и великодушной. Революция – это восстание, акт насилия, посредством которого один класс свергает другой».[4]

Дэн Сяопин рекомендовал «убийство 200 000 человек в обмен на 20-летнюю стабильность».

Цзян Цзэминь приказал «уничтожить их (практикующих Фалуньгун) физически, опорочить их репутацию и разорить их материально».

В ходе своих предыдущих политических кампаний КПК, используя насилие, убила бесчисленное количество людей. Она учит людей обращаться с врагом «по-зимнему холодно». Подразумевается, что красный флаг красен оттого, что был «окрашен красной кровью мучеников». Партия поклоняется красному цвету в следствие своего пристрастия к крови и убийствам.

КПК демонстрирует «героические» примеры, поощряя людей жертвовать собой ради партии. Когда Чжан Сыдэ умер, работая у печи по производству опиума, Мао Цзэдун похвалил его, сказав, что его смерть «тяжёлая, как гора Тайшань».[5] В те безумные годы «смелые слова» такие, как «не бойся ни трудностей, ни смерти» и «горькая жертва усилит смелое решение; мы посмеем заставить солнце и луну сиять в новых небесах», поднимали энтузиазм, необходимый при крайней нехватке материальных ресурсов.

В конце 1970-х годов Вьетконг направил войска в Камбоджу и сверг режим «красных кхмеров», насажденный КПК и совершивший отвратительные преступления. Хотя КПК была в ярости, но не могла послать войска, чтобы поддержать «красных кхмеров», так как Китай и Камбоджа не имели общей границы. В ответ КПК начала войну против Вьетнама на китайско-вьетнамской границе, чтобы наказать Вьетконг под видом «самообороны». Десятки тысяч китайских солдат пожертвовали кровью и жизнью во имя этой борьбы между двумя коммунистическими партиями. Их смерть, фактически, не имела никакого отношения к территориальному суверенитету. Однако несколько лет спустя КПК позорно увековечила память бессмысленных жертв, многих наивных и ярких молодых жизней как «революционный героический дух», бесстыдно используя песню «безупречное поведение, окрашенное кровью». 154 китайских мученика погибли в 1981 году, возвращая Китаю гору Фака в провинции Гуанси, но КПК небрежно отдала её Вьетнаму, когда Китай и Вьетнам пересматривали границы.

Когда в начале 2003 г. распространение атипичной пневмонии угрожало жизням людей, КПК с готовностью приняла на работу большое количество молодых медсестёр. Эти женщины были сразу приставлены ухаживать за больными атипичной пневмонией. КПК посылает молодых людей на самую опасную линию фронта, ради создания «выдающего образа» партии, «не боящейся ни трудностей, ни смерти». Однако КПК не объясняет, где были остальные 65 миллионов её членов, какой образ партии они создали.

Отрицание веры в Бога и уничтожение человеческой природы

КПК пропагандирует атеизм и утверждает, что религия – «духовный опиум», который может одурманить людей. Она использовала свою власть, чтобы уничтожить все религии в Китае, и затем обожествила себя, дав абсолютную власть в стране культу КПК.

В то же самое время, уничтожая религию, компартия также разрушала традиционную культуру. Она утверждала, что традиции, мораль и нравственность – суть средневековье, суеверие и мракобесие, и уничтожала их во имя революции. В ходе Великой Культурной революции, широко распространённые уродливые явления, такие как муж и жена, обвиняющие друг друга; студенты, бьющие своих преподавателей; отцы и сыновья, ополчившиеся друг на друга; хунвэйбины, произвольно и безжалостно убивающие невинных; избиение мятежников, грабёж и мародерство, разрушали китайские традиции. Эти явления были естественным последствием уничтожения человеческой природы.

После установления своего режима КПК вынудила национальные меньшинства заверить коммунистическое руководство в своей преданности, подвергая опасности богатую и красочную национальную культуру, которую они создали.

4 июня 1989 г. так называемая Народная освободительная армия устроила резню студентов в Пекине. Это привело к полной потере китайцами надежды на политическое будущее своей страны. С тех пор весь народ сосредоточился на зарабатывании денег. С 1999 года по сей день КПК жестоко преследует Фалуньгун, выступая против принципа «Истина, Доброта, Терпение», приводя таким образом к ускорению падения моральных норм.

С начала этого нового столетия новый виток незаконного землепользования[6] и конфискации денежно-кредитных и материальных средств, осуществляемый коррумпированными чиновниками КПК, находящимися в сговоре со спекулянтами, оставил многих людей без средств к существованию, сделал бездомными. Число людей, обращающихся к правительству в попытке восстановить справедливость, резко увеличилось, и социальный конфликт усилился. Крупномасштабные протесты стали частыми явлениями, их яростно подавляют милиция и вооружённые силы. Фашистская природа «Республики» стала очевидной, и общество утратило мораль и совесть.

В прошлом злодей не вредил своим ближайшим соседям, или, как говорится в поговорке, «Лиса охотилась вдалеке от дома». В настоящее время, когда люди хотят подставить кого-то, они предпочитают подставить своих родственников и друзей и называют это «прерыванием отношений». В прошлом китайцы ценили честность, а сегодня люди высмеивают бедных, не продажных людей. История разрушения человеческой природы и морали в Китае ярко показана в приведенной ниже поэме:

«В 50-х люди помогали друг другу,

В 60-х люди боролись друг с другом,

В 70-х люди обманывали друг друга,

В 80-х люди заботились только о себе,

В 90-х люди использовали в своих интересах всех, с кем встречались».

Военный захват власти, монополизация экономики и беспредельные политические и экономические амбиции

Единственной целью создания КПК был захват власти вооруженным путём с последующим построением системы государственной собственности, в которой государство является монополистом при плановой экономике. Дикие амбиции КПК далеко превосходят устремления обычных еретических культов, которые просто занимаются накоплением денег.

В стране с социалистической государственной собственностью, которой управляет КПК, партийные организации, наделённые огромной властью, то есть партийные комитеты и ячейки различных уровней захватили всю государственную инфраструктуру. Партийные организации как собственники руководят на различных уровнях государственным аппаратом, извлекая средства прямо из государственного бюджета. КПК, подобно вампиру, высасывает из нации огромные средства.

Ущерб, нанесённый культом КПК

Когда упоминают об убийстве людей нервно-паралитическим газом «Зарин» сектой «Аум Сенрикё», о самоубийствах ордена «Храм Солнца», массовом самоубийстве более 900 последователей «Народного Храма» Джима Джонса, все содрогаются от страха и возмущения. Однако КПК, дьявольский культ, совершивший в тысячу раз худшие преступления, наносит вред бесчисленному количеству жизней. Это происходит потому, что КПК обладает следующими уникальными чертами, которых нет у обычных культов.

Дьявольский культ стал государственной религией

В большинстве стран, если Вы не исповедуете какую-то религию, Вы можете наслаждаться своей жизнью, не читая литературы или не слушая информацию о принципах этой религии. Однако в Китае человеку невозможно жить без постоянной обработки доктринами КПК и пропаганды ее культа, поскольку КПК с момента захвата власти превратила этот дьявольский культ в государственную религию.

КПК начинает прививать свои политические идеи уже в детском саду и начальной школе. Нельзя получить высшее образование или повышение в должности без прохождения политического экзамена. Ни один из вопросов на политическом экзамене не допускает независимого мышления. Те, кто сдают экзамены, обязаны заучивать стандартные ответы, подготовленные компартией, чтобы успешно сдать эти экзамены. Несчастные китайцы вынуждены повторять проповеди КПК, даже когда они ещё молоды, многократно «промывая себе мозги». Когда работников выдвигают на более высокие должности в правительстве, независимо от того, члены они КПК или нет, они должны окончить партийную школу. Выпускник партийной школы не получит продвижения, пока не будет полностью отвечать соответствующим требованиям этой школы.

В Китае, где КПК является государственной религией, не позволено существовать группам с отличными от партии взглядами. И даже «демократические партии», которые просто созданы КПК как политическая ширма, и реформированная церковь, существующая по принципу «трех самостоятельностей» («самоуправление, самофинансирования и самоорганизация»), должны формально признать руководящую роль КПК. Преданность КПК должна быть превыше всего, согласно истинно сектантской логике КПК.

Общественный контроль доведен до крайности

Этот дьявольский культ смог стать государственной религией благодаря тому, что КПК обладала полным контролем над обществом, отобрала у людей свободу. Этот вид контроля беспрецедентен, так как КПК лишила людей частной собственности, которая является основой свободы. До 1980-х гг. люди в городах могли заработать на жизнь, работая только на руководимых партией предприятиях. Крестьяне в сельских районах должны были жить на земельных участках, принадлежащих партийным коммунам. Никто не мог избежать контроля КПК. В такой социалистической стране, как Китай, организации КПК вездесущи на всех уровнях от правительства до самых низов общества, включая деревни. Через партийные комитеты и ячейки на всех уровнях КПК удерживает абсолютный контроль над обществом. Такой жёсткий контроль полностью уничтожает индивидуальную свободу: свободу передвижения (регистрационная система прописки по месту жительства), свободу слова (500 000 «реакционеров» были репрессированы КПК, потому что они воспользовались свободой слова), свободу мысли (Линь Чжао и Чжан Чжисинь[7] были убиты за то, что сомневались в КПК) и свободу получения информации (чтение запрещённых книг или прослушивание «радиостанций врагов» – незаконны; поиск в Интернете также контролируется).

Возможно, кто-то скажет, что в настоящее время частная собственность разрешена КПК, но мы не должны забывать, что эта политика реформ и открытости появилась только тогда, когда социализм достиг состояния, при котором людям не хватало еды, и народное хозяйство было на грани краха. КПК должна была отступить, чтобы спасти себя. Однако даже после реформ и открытости КПК никогда не ослабляла своего контроля над людьми. Продолжающееся зверское преследование практикующих Фалуньгун могло произойти только в стране, которой управляет коммунистическая партия. Если бы КПК смогла стать экономическим гигантом, чего она и желает, тогда она усилила бы свой контроль над китайским народом.

Пропаганда насилия и презрения к жизни

Почти все злые культы управляют своими последователями или сопротивляются внешнему воздействию путем насилия. Однако никто из них не прибегал к насилию с таким размахом, как это делает без всяких угрызений совести КПК. И даже общее количество смертельных случаев, вызванных всеми другими злыми культами по всему миру, не может сравниться с числом людей, убитых КПК. Культ КПК рассматривает человека наряду с убийством лишь как средство для достижения своей цели. Таким образом, КПК не ставит перед собой никаких ограничений и не сомневается в необходимости преследования людей. Любой, включая сторонников, членов и лидеров КПК, может стать мишенью для нападок.

Содействие КПК режиму «красных кхмеров» в Камбодже является типичным примером жестокости коммунистической партии и её пренебрежения к жизням людей. Вдохновленная и ведомая учением Мао Цзэдуна кампучийская компартия под руководством Пол Пота за три года и восемь месяцев своего господства вырезала два миллиона человек – приблизительно четверть населения этой маленькой страны – чтобы «уничтожить систему частной собственности». Из общего количества погибших, более 200 000 жертв были этническими китайцами.

В качестве напоминания о преступлениях компартии и в память жертв в Камбодже создан мемориальный музей, документально подтверждающий и рассказывающий о злодеяниях «красных кхмеров». Музей находится в бывшей тюрьме «красных кхмеров». Первоначально это была средняя школа, здание которой Пол Пот переделал под тюрьму С-21, предназначенную для политзаключённых. Здесь содержались многие представители интеллигенции и были замучены в ней до смерти. Наряду с тюремными зданиями и различными инструментами пыток представлены также фотографии жертв перед казнью. Документально подтверждаются многие ужасающие издевательства: перерезание горла, высверливание мозга, убийство младенцев, которых бросали об пол, и т. п. Сообщалось, что всем этим методам пыток обучали «эксперты и технические профессионалы», которых КПК послала в поддержку «красным кхмерам». КПК даже обучала фотографов, которые специализировались на съёмках заключённых перед казнью, либо для документального подтверждения, либо для развлечения.

Именно в этой тюрьме С-21 извлекали человеческий мозг с целью изготовления высокопитательной пищи для лидеров кампучийской компартии. Заключённых привязывали к стулу перед машиной для сверления головы. Жертва была чрезвычайно напугана, когда быстро вращающееся сверло прокалывало голову сзади и быстро и эффективно извлекало мозг, пока жертва ещё была жива.

Дьявольская сущность Коммунистической партии

Что делает компартию настолько тираничной и настолько злой? Коммунистический призрак пришёл в этот мир с миссией устрашения. В конце «Манифеста Коммунистической партии» есть очень известный абзац: «Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения. Они открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путём насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя. Пусть господствующие классы содрогаются перед коммунистической революцией. Пролетариям нечего в ней терять, кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир».

Миссия этого призрака состояла в том, чтобы, используя насилие, открыто бросить вызов человеческому обществу, разрушить старый мир, «уничтожить частную собственность», «устранить характер, независимость и свободу буржуазии», устранить эксплуатацию, уничтожить семью и позволить пролетариату управлять миром.

Эта политическая партия открыто демонстрировала желание «бить, крушить и грабить», не скрывая своей злой сути, и объявила, убеждённая в своей правоте, в «Манифесте Коммунистической партии»: «Коммунистическая революция есть самый решительный разрыв с унаследованными от прошлого отношениями собственности; неудивительно, что в ходе своего развития она самым решительным образом порывает с идеями, унаследованными от прошлого».

Каково происхождение традиционного мышления? Согласно атеистической теории, традиционное мышление естественно возникает на основе законов природы и общества. Оно есть результат непрерывного движения Вселенной. В понимании тех, кто верит в Бога, человеческие традиции и моральные ценности даются Богом. Независимо от их происхождения, самая фундаментальная человеческая этика, поведенческие нормы и критерии оценки хорошего и плохого относительно устойчивы; они были основой регулирования человеческого поведения и поддержания общественного строя в течение тысяч лет. Если бы человечество утратило моральные нормы и критерии оценки хорошего и плохого, разве люди не превратились бы в животных? Когда «Манифест Коммунистической партии» заявляет, что «категорически порвёт с традиционными идеями», это угрожает основе нормального существования человеческого общества. Коммунистической партии было суждено стать дьявольским культом, который ведёт человечество к уничтожению.

Весь «Манифест Коммунистической партии», который формулирует руководящие принципы компартии, пронизан резкими заявлениями, в нём нет ни капли доброты и терпимости. Маркс и Энгельс думали, что с помощью диалектического материализма они нашли закон общественного развития. Опираясь, таким образом, на "универсальное" средство, они подвергли сомнению всё и отрицали всё. Они упрямо навязывали людям иллюзии коммунизма, не колебались в использовании насилия для разрушения существующих общественных структур и культурных основ. То, что принёс "Манифест" новорожденной коммунистической партии, было дьявольским призраком, который противостоит законам Небес, истребляет человеческую природу и проявляется в высокомерной, чрезвычайно эгоистичной и абсолютно разнузданной форме.

Теория судного дня Коммунистической партии – страх кончины партии

Маркс и Энгельс привили коммунистической партии злой дух. Ленин основал коммунистическую партию в России и насильственно сверг Временное правительство, созданное после Февральской революции[8], прервал ход буржуазной революции в России, захватил власть и получил точку опоры для коммунистического культа. Однако успех Ленина не означал победы пролетариата во всём мире. Наоборот, как говорится в начале «Манифеста Коммунистической партии», «Все силы старой Европы объединились для святой травли этого призрака». После рождения компартии, Европа немедленно столкнулась с проблемой выживания и боялась быть уничтоженной в любой момент.

После Октябрьской революции[9] русские коммунисты (большевики) дали людям не мир и хлеб, а только кощунственное убийство. Войска на фронтах проигрывали войну, а революция разрушала экономику общества. Как следствие, люди начинали мятеж. Гражданская война быстро распространилась по всей стране, и крестьяне отказались обеспечивать продуктами города. Полномасштабный бунт начался среди донских казаков; их борьба с Красной Армией привела к жестокому кровопролитию. Варварскую, зверскую братоубийственную природу этих сражений можно найти в литературе, например, в «Тихом Доне» Шолохова и его сборнике рассказов о Доне. Войска под предводительством бывшего белого армейского адмирала Александра Колчака и генерала Антона Деникина в какой-то момент почти свергли российскую коммунистическую партию. Как новорожденную политическую силу, коммунистическую партию не принимала почти вся страна, возможно потому, что коммунистический культ был слишком злым, чтобы завоевать народные сердца.

Опыт КПК был подобен опыту российской партии. Начиная с «Инцидента Мажи» и «Резни 12-го апреля»[10] до пятикратного подавления в областях, которыми управляли китайские коммунисты, и, в конечном счёте, до предпринятого «Долгого марша» в 25 тысяч километров, КПК всегда стояла перед угрозой уничтожения.

Коммунистическая партия зародилась с намерением во что бы то ни стало разрушить старый мир. Тогда ей пришлось столкнуться с реальной проблемой: как выжить и не быть уничтоженной. Компартия жила в постоянном страхе своего собственного разложения. Выживание стало главным делом коммунистического культа, его всепоглощающим фокусом. С развалом международного коммунистического союза, кризис выживания КПК усугубился. Начиная с 1989 года её страх собственного Судного дня стал более реальным, поскольку срок её падения приблизился.

Жестокая борьба – главное средство выживания коммунистического культа

Компартия делала акцент на том, что её члены должны быть абсолютно преданы ей, делала акцент на организованности и железной дисциплине. Вступающие в КПК обязательно должны были дать клятву:

«Я, добровольно вступающий в компартию Китая, обязуюсь поддерживать программу партии, соблюдать её устав, исполнять обязанности члена партии, проводить в жизнь решения партии, строго соблюдать партийную дисциплину, хранить партийные секреты, быть преданным партии, активно работать, отдавать всего себя ради борьбы за коммунизм, когда нужно, готов пожертвовать всем ради партии и народа, никогда не критиковать партию» (см. устав КПК, первый параграф, 6 раздел).

КПК назвала этот дух преданности партии, напоминающий обожествление, «партийным духом». Она требовала, чтобы член партии обязательно был готов при необходимости отбросить всё человеческое понимание и принципы, абсолютно подчиняться воле партии и её вождю. Если будет нужно, чтобы ты делал добро, то ты должен делать добро, если будет нужно, чтобы творил зло, то должен творить зло, в противном случае, ты не достигнешь критерия члена партии, поскольку это будет считаться проявлением слабого «партийного духа».

Мао Цзэдун говорил: «Марксистская теория – это теория борьбы». В побуждении и поддержании «партийного духа» КПК опиралась на механизм периодической внутрипартийной борьбы. Путём непрерывной внутренней и внешней жестокой борьбы компартия, с одной стороны, уничтожала всё чуждое, создавая красный террор, с другой стороны, непрерывно приводила в порядок ряды членов партии, строго относилась к догматам своего учения, укрепляла «партийный дух» членов, усиливала боевую мощь партийной организации. Это и стало самым ценным оружием КПК, используемым ею для выживания.

Среди вождей КПК Мао Цзэдун был лучшим специалистом по владению этим ценным оружием жестокой внутрипартийной борьбы. Жестокость подобной борьбы и злобность ее методов начала проявляться уже в начале 1930-х годов в районах, контролируемых китайскими коммунистами, так называемых «советских районах».

В 1930 году Мао Цзэдун развязал широкомасштабную кампанию революционного террора, известную как уничтожение антибольшевистских сил (корпуса АБ). Тысячи солдат Красной армии, членов партии, коммунистической молодежи и простых граждан были жестоко убиты. Причиной инцидента было деспотичное руководство Мао. Вскоре после того, как Мао основал советский район в провинции Цзянси, он столкнулся с противостоянием Красной армии и партийных организаций юго-запада Цзянси во главе с Ли Вэньлинем. Мао не мог позволить, чтобы рядом с ним существовала какая-либо организованная, противостоящая его влиянию и воле сила. Он без сожаления использовал крайние меры подавления товарищей по партии, подозреваемых им в инакомыслии. Для насаждения мрачной атмосферы чистки, Мао, не колеблясь, начал с войск, находившихся под его непосредственным контролем. Таким образом, с конца ноября до середины декабря Первый фронт Красной армии подвергся «стремительной военной чистке». На каждом уровне армии, включая уровень дивизии, полка, батальона, рот и взводов, создавались организации по уничтожению контрреволюционеров, арестовывая и убивая членов партии – выходцев из богатых семей, зажиточных крестьян и всех недовольных. Не прошло и месяца, как из 40 с лишним тысяч солдат Красной Армии более 4400 были названы элементами «корпуса АБ», включая более десяти высших военачальников. Все они были казнены.

Далее Мао начал заниматься инакомыслящими в советских районах. В декабре 1930 года он направил генерального секретаря центрального политического управления Первого фронта Красной Армии Ли Шаоцю, являвшегося также председателем комитета по искоренению контрреволюционеров, чтобы тот от имени фронтового комитета прибыл в провинцию Цзянси в район Футянь[11], где располагалось коммунистическое правительство. Ли Шаоцю арестовал членов местного комитета и восьмерых высших военачальников 20-го полка Красной Армии, среди которых были Дуань Лянби, Ли Байфан и другие. К ним применяли разнообразные пытки, и избили так, что «на всём теле не осталось живого места», «пальцы на руках были переломаны, всё тело было обожжено и покрыто гноем, они не могли двигаться». Из воспоминаний тех лет известно, что «крики и плач жертв потрясал небо, он несмолкаемо звенел в ушах; использовались самые крайние виды зверств и жестокости».

8 декабря жёны Ли Байфана, Ма Мина и Чжоу Мяня пришли повидаться со своими мужьями, находившимися в заключении. Их схватили как членов «корпуса АБ» и подвергли пыткам. Их жестоко избили, прижигали половые органы, ножом отрезали груди. В условиях жестоких пыток Дуан Лянби признался, что Ли Вэньлинь, Цзинь Ваньбан, Лю Ди, Чжоу Мянь, Ма Мин и другие являлись руководителями «корпуса АБ», и что в учебных заведениях Красной Армии существовала большая группа «корпуса АБ».

С 7 по вечер 12 декабря, всего лишь за пять дней, Ли Шаоцю и его соратники арестовали в ходе жестокой чистки контрреволюционеров в Футянь более 120 предполагаемых членов «корпуса АБ» и десятки руководителей контрреволюционеров. Более 40 человек были казнены. Жесткие действия Лю Шаоцю, в конце концов, привели к «столкновению в Футянь», которое сильно потрясло советский район. (см. «Историческое исследование уничтожения Мао Цзэдуном «корпуса АБ» в советском районе провинции Цзянси» Гао Хуа)

От советского района до Яньань Мао, полагаясь на «теорию и практику борьбы», постепенно захватил абсолютную власть в партии. После прихода КПК к власти в 1949 году, Мао продолжал опираться на подобную внутрипартийную борьбу. Например, на восьмом пленуме ЦК КПК восьмого созыва, проходившем в Лушане в 1959 году, Мао Цзэдун неожиданно напал на Пэн Дэхуая[12], освободив его от занимаемой должности. Все центральные руководители, присутствовавшие на этом пленуме, были вынуждены высказать свою позицию по этому вопросу. Те немногие, кто высказал противоположное мнение, были объявлены членами антипартийного блока Пэн Дэхуая. Когда пришло время культурной революции, все старые кадры Центрального комитета были «проработаны», но все они покорно приняли всё это – кто же осмелится возразить Мао? Компартия всегда делала акцент на преданности ей, делала акцент на организованности и железном порядке, на абсолютном повиновении вождю. Подобный партийный дух был выкован в ходе постоянной политической борьбы.

Бывший генеральный секретарь КПК Ли Лисань во время культурной революции был доведен до крайности. Ему было 68 лет, но каждый месяц его в среднем «обрабатывали» более семи раз. Его жену, Ли Ша, назвали шпионкой, «советским ревизионистом» и бросили в тюрьму; о её судьбе он ничего не знал. Находясь в абсолютно безвыходном положении, Ли Лисань покончил жизнь самоубийством, проглотив большое количество снотворного. Перед смертью Ли Лисань написал Мао письмо, являвшееся отражением истинного «партийного духа», согласно которому член КПК не смеет даже перед смертью отречься от партийных взглядов:

«Генеральный секретарь, совершая самоубийство, я вступил на путь измены партии; ничто не может оправдать моё преступление. Хочу сказать только одно: я и моя семья не совершали абсолютно никаких преступлений, не поддерживали тайных связей с заграницей. Прошу об одном, чтобы Центральный комитет провёл основательную проверку и сделал выводы, исходя из реальных фактов».

Ли Лисань,

22 июня 1967 («Ли Лисань: человек, по которому четырежды проводили гражданскую панихиду»).

Теория борьбы Мао Цзэдуна в конце концов привела Китай к страшному бедствию, небывалому в истории, но эти «проходящие раз в семь-восемь лет» политические движения и внутрипартийная борьба действительно стали неким механизмом, гарантирующим сохранение компартии. Каждый раз эти кампании «приводили в порядок» около 5%, то есть небольшое число людей, но, в итоге, 95% из них, то есть большинство, все как один начинали идти по пути партии. Таким образом, усиливалось могущество и боеспособность партийных организаций. Это позволяло производить отсев нежелающих отказаться от своих принципов, так называемых «нестабильных» элементов, и атаковать любую силу, которая осмеливалась сопротивляться. Опираясь на этот механизм, завладеть властью могли только люди, у которых лучше всего была развита психология внутрипартийной борьбы, и которые больше всего были готовы применять коварные и грубые приёмы; то есть у лидера дьявольского культа компартии должен быть гарантированный богатый опыт борьбы и стопроцентный партийный дух. Эта жестокая борьба с помощью насилия и «кровавых уроков» промывала мозги тем, кто в неё вступал; одновременно с этим, процесс этой непрерывной борьбы заряжал компартию, усиливал её психологию борьбы, что гарантировало её выживание и невозможность превращения в некую мягкотелую группу, отказавшуюся от борьбы.

Подобный партийный дух, который требует КПК, проистекает непосредственно из сути дьявольского культа коммунистической партии. Ради осуществления своих целей КПК решительно уничтожала все традиционные принципы, не гнушаясь при этом никакими приёмами, принимая за врага любую силу, которая стояла у неё на пути, поэтому ей было необходимо воспитывать своих членов так, чтобы они стали покорными инструментами партии, не имеющими чувств, понятий справедливости, веры. Эта сущность КПК проистекает из ненависти к человечеству и его традициям, ее дикой самооценки, крайней эгоистичности и презрения к жизни другого человека. Во имя достижения своих так называемых идеалов компартия готова разгромить весь мир, уничтожить любое инакомыслие. Такой дьявольский культ непременно должен встретить противостояние всех, имеющих добрую природу, поэтому она непременно должна изыскивать способы, чтобы уничтожить добрые мысли и природу человека, только тогда люди смогут поверить в её еретическое учение. Поэтому, если компартия хочет гарантированного существования, то, в первую очередь, ей нужно уничтожить именно добрые мысли и природу людей, а также нормы морали и нравственности, превратить людей в покорных рабов, в инструменты. Исходя из логики КПК, жизнь партии, её интересы стоят превыше всего, даже выше интересов всех членов партии вместе взятых, поэтому каждый отдельный член партии должен быть готов в нужное время принести себя в жертву.

Оглядываясь на историю КПК, мы видим, что люди, сохранившие традиционное сознание интеллигента, подобно Чэнь Дусю и Цюй Цюбаю, или все еще заботившиеся об интересах людей, подобно Ху Яобану и Чжао Цзыяну, или те, кто решил остаться честным и искренне служить народу, подобно Чжу Жунци, независимо от своего вклада в дело партии и отсутствия личных амбиций, неизбежно подвергались чистке и отставке, или подчинялись партийным интересам и дисциплине.

Партийный дух или партийная пригодность, пропитавшие коммунистов до самых костей в ходе долгих лет борьбы, часто приводили к тому, что они в критический момент шли на компромисс и отказ от своих убеждений, поскольку в их подсознании выживание партии обладало наивысшим приоритетом. Им было проще пожертвовать собой или смотреть на то, как дьявольские силы в партии осуществляют убийства, чем подойти к вопросу выживания партии с позиции своей совести и исходя их добрых мыслей. Это, действительно, является результатом действия механизма борьбы компартии, которая хороших людей превращала в инструменты для своего использования и с помощью партийного духа в максимальной степени сдерживала и даже уничтожала добрую природу человека. Проведя более десяти «кампаний борьбы», КПК низвергла более 10 лидеров или же их преемников, ни у одного из лидеров партии не было доброго конца. Несмотря на то, что Мао Цзэдун правил подобно императору 43 года, вскоре после его смерти его жену и племянника бросили в тюрьму, и вся партия радостно кричала, что это великая победа маоизма. Что это, комедия или фарс?

После того, как КПК захватила власть, последовали непрерывные политические кампании, от внутрипартийной борьбы до борьбы за её пределами. Так было во времена Мао Цзэдуна, и все еще продолжается после Мао, в эпоху «реформ и открытости». В 1980-е годы, когда у людей появилась малейшая капля свободы мышления, КПК начала кампанию «противостояния буржуазной либерализации» и выдвинула «четыре фундаментальных принципа»[13], чтобы поддержать своё абсолютную власть. В 1989 году студенты, мирно требовавшие демократии были подавлены в крови, поскольку КПК не выносит стремления к демократии. 1990-е годы стали свидетелями быстрого роста числа практикующих Фалуньгун, которые верят в Истину, Доброту, Терпение. Однако эти люди столкнулись в 1999 году с репрессиями в форме геноцида, продолжающимися по сей день, поскольку КПК не может терпеть проявлений человеческой природы и добрых мыслей и она непременно должна применить насилие, чтобы уничтожить добрую природу, исходящую из сердца человека. Только в этом случае компартия может не беспокоиться за свою власть. В 21-м веке Интернет объединил весь мир, но лишь КПК, опасаясь свободного доступа людей к информации, тратит огромные суммы на блокаду интернет-сайтов и аресты людей - пользователей этой сети.

Разложение дьявольского Коммунистического культа

Дьявольский культ КПК в самой своей сути отвергает небесные принципы и уничтожает природу человека. Основа партии – это безграничное самовозвеличивание, крайний эгоизм и вседозволенность. Непрерывно осуществляя преступления, губя страну и народ, она никогда не признаёт свои преступления и также никогда не осмеливается позволить людям ясно увидеть свою природу. С другой стороны, компартия никогда не обращала внимания на то, что сменяла лозунги и вывески, так как всё это, глядя с позиции КПК, является её методами, и она готова делать всё, что угодно, ради главной цели – удержать свою власть, и поэтому полностью игнорирует нравственность, справедливость и человеческие ценности.

Дьявольский культ компартии, имеющий глобальное влияние на всё китайское общество, закономерно движется к своему краху. В результате концентрации власти, общественное мнение было подавлено, всевозможные механизмы контроля были уничтожены, не оставляя никакой силы, которая может остановить движение КПК к коррупции и разложению.

Сегодняшняя КПК уже упала до такой степени, что стала самой большой алчной и коррумпированной партией в мире. По официальной китайской статистике во всём Китае 20 млн. правительственных чиновников–членов КПК занимают разные посты. За 20 лет более 8 млн. этих чиновников были уличены в коррупции и по законам Китая подверглись дисциплинарному или уголовному наказанию; к ним ещё можно присовокупить тех, кто не был уличён в коррупции. В действительности, число коррумпированных партийных деятелей уже превысило 2/3 их числа, но уличена в этом только малая их часть.

Алчность и коррумпированность ради собственной наживы, ради своих интересов – эти черты являются самыми яркими и характерными для сегодняшней КПК. Алчные и коррумпированные партфункционеры знают, что если бы не было компартии, то у них не было бы и шанса поживиться. Если компартия будет низвергнута, то они лишатся не только властных полномочий, но также, возможно, им будет грозить опасность расплаты. В романе «Гнев Небес», который обнажает закулисные отношения должностных лиц, его автор Чен Фан устами Хао Сяншу, представителя секретаря горкома, высказал большую партийную тайну: «Коррупция может позволить нашей политической мощи стать ещё прочнее».

Простой народ видит очень ясно: «Если идти против коррупции, то это уничтожит партию; если не идти против коррупции, то это уничтожит страну». Но КПК даже перед лицом опасности уничтожения не может бороться с коррупцией. Она делает это только в самом крайнем случае и для показа казнит нескольких коррумпированных партработников, и, таким образом, с помощью нескольких жертв она продлевает своё существование ещё на несколько лет. Дойдя до сегодняшнего момента, дьявольский культ компартии определил единственную линию своего учения – это сохранение власти, избежание краха и гибели партии.

В сегодняшнем Китае очень сильно разрушены нормы этики и морали. Низкокачественная продукция, проституция, наркомания, сотрудничество чиновников с бандитами, организованные мафиозные группировки, азартные игры, взяточничество, коррупция и тому подобные опасные для общества проявления распространяются с очень большой скоростью. КПК сильно попустительствует всему этому, к тому же, высокие чиновники непосредственно являются закулисными покровителями этого и собирают с правонарушителей деньги за обеспечение им безопасности. Цай Шаочин, специалист по изучению мафиозных группировок специализированного института г. Нанцина, предполагает, что в Китае имеется около миллиона членов организаций мафиозного характера. Каждый профсоюз связан с членами правительства, судьями, милицией и коррумпированными партийными работниками, которые стоят за ними.

КПК боится появления у людей их добрых природных мыслей, поэтому не осмеливается предоставить людям свободу веры. КПК жестоко репрессирует таких добропорядочных людей, имеющих веру, как ученики Фалуньгун, стремящиеся к Истине, Доброте, Терпению; или как подпольные члены христианской церкви, верящие в Иисуса и Иегову. КПК боится, что демократия может принести конец её однопартийному правлению, поэтому и не осмеливается дать людям политическую свободу. Она действует незамедлительно, заключая в тюрьму независимых либералов и активных защитников гражданских прав. Но КПК действительно дала китайцам, при условии их невмешательства в политику, непротиводействия руководителям партии, другую свободу - свободу удовлетворения любых своих желаний, вплоть до совершения любых злодеяний и безнравственных дел. Таким образом, КПК идёт к гибели, а критерии морали китайского общества катятся вниз, что является весьма печальным.

«Блокировала дорогу в небесный рай, открыла двери в ад» – это высказывание действительно очень метко указывает то, как еретический культ КПК губит сегодняшнее китайское общество.

Некоторые размышления о злобном господстве КПК

Что такое компартия?

Кажется, что это простой вопрос, но на него ответить непросто. Под лозунгом «ради людей» и в обличье политической партии она действительно ввела в заблуждение очень многих, но КПК всё же не является политической партией в прямом смысле этого слова, а является «фути» (злым духом), еретическим культом, наносящим вред людям. Компартия является некой живой сущностью: партийные организации, являющиеся проявлениями злого культа в мире людей – это её тело; а злой дух, изначально вселившийся в неё, определяет сущность еретического культа партии.

Вожди компартии, являясь лидерами культа, всё же являлись лишь выразителями и слугами этого злого духа партии. Когда их намерения и цели шли по одной линии с партией, и когда их можно было использовать для партии, то таких людей выбирали в качестве предводителей. Но, когда они не удовлетворяли потребностям партии, то их жестоко низвергали. Механизм партийной борьбы гарантирует, что лишь только самый коварный, самый злобный, самый жёстокий сможет находиться на посту духовного наставника коммунистической партии. В истории КПК, всем десяти с лишним партийным вождям было очень трудно спокойно сойти со сцены, что объясняется наличием этого механизма. Фактически, десять самых высокопоставленных партийных руководителей «совершали грехи», идя по очень узкому и напряжённому пути, существование которого подтверждает истинность высказанного тезиса. Они могли либо выйти из партии и оставить в истории хорошую память о себе, как это случилось с Горбачёвым, либо быть проглоченными КПК, как многие другие генеральные секретари.

Люди – это те, кого порабощает и притесняет компартия. В области, которой управляет КПК, люди не имеют права возражать компартии, они должны, даже наперекор себе, принимать её лидеров и поддерживать её. Они также должны, под угрозой жестокой расправы со стороны партии, принимать «промывание мозгов», проводимое еретическим культом. КПК заставляет всю нацию верить в этот еретический культ и содержать его. Сегодня в мире это очень большая редкость, и даже можно сказать, что в этом смысле она – единственная в мире.

Члены партии – это физическая масса, которая используется, чтобы заполнить тело компартии. Многие из этих людей очень честные и добрые, своими успехами заслужили авторитет в обществе. КПК с радостью принимает в свои ряды таких людей, так как может использовать их авторитет и способности для служения себе. Также есть очень многие люди, которые ради того, чтобы стать чиновниками, стать людьми высшего слоя общества, прилагают много сил и активно входят в партию, помогают этому злому культу. Также есть те, кто хочет присоединиться к партии потому, что хотят чего-то достигнуть в жизни, но знают, что, кроме вступления в партию, больше нет никакого шанса для личного развития. Некоторые присоединились к партии, потому что хотели получить квартиру или же улучшить свои жизненные условия. Таким образом, среди десятков миллионов членов компартии есть и хорошие, и плохие люди. Но, независимо от того, ради чего вступил в партию, по своей воле или нет, если только ты присягнул перед флагом партии, то это означает, что ты по своей воле отдаёшь ей всего себя. С этого момента политучёба, организационная деятельность – всё это является непрерывным процессом «промывания мозгов», который проходит до тех пор, пока довольно большая часть людей практически перестаёт иметь свою собственную волю, пока не будет введена в заблуждение «уравниловкой мышления» и не станет полностью контролироваться главным телом злого духа. Функции таких людей внутри компартии можно сравнить с клетками в теле человека, которые должны непрерывно работать ради поддержания жизнеспособности всего тела. Даже до того, как они стали членами партии, эти люди были порабощёнными членами общества. Ещё более прискорбно то, что, после того, как на вас будет надет этот тугой обруч «партийности», его будет очень трудно снять. Как только однажды обнажится ваша человеческая природа, то очень возможно, что вы подвергнетесь репрессиям и чистке. В это время, даже если захочешь выйти из партии, то, поскольку еретический культ компартии позволяет только вступать в неё и не позволяет выходить, ты сразу можешь быть провозглашён предателем. Поэтому люди часто замечают в членах компартии распространённую двойственную натуру: одна – это «партийность» на политических собраниях, и вторая – это природа человека в повседневной жизни.

Партийные кадры – это те, кто обладает властью среди членов партии. Хотя в определённое время, в определённых случаях, при определённых обстоятельствах они даже и могут делать свой выбор между хорошим и плохим, и принимать собственные решения, но, в целом, они могут лишь делать дела в соответствии с волей партии. Это означает, что «вся партия повинуется Центральному Комитету». Партийные кадры на разных уровнях являются главной силой партии, но роль, которую они играют, – это быть инструментом партии. Каждый раз в политических движениях они были использованы и потом преследовались. КПК проверяла людей, используя критерий: верно ли вы следуете за главой культа, преданы ли и неотступны ли вы.

Почему люди не осознают злобный культ?

КПК господствует в Китае 50 с лишним лет, повсюду творя зло. Но почему у китайских людей не хватает понимания сущности этого злобного культа? Разве китайцы глупые? Нет. Китайцы – одна из мудрейших наций в мире, и к тому же имеющие более чем пятитысячелетние древние традиции. Но китайцы вплоть до сегодняшнего дня всё ещё живут под господством компартии и не осмеливаются выразить ей своё недовольство. Ключевая причина этого заключается в том, что злой дух компартии насквозь пронизал мышление китайцев.

Попробуйте представить себе ситуацию, при которой китайцы наслаждались бы свободой слова и могли бы открыто обсуждать достоинства и недостатки компартии. В этом случае мудрые китайцы давно смогли бы распознать злобную природу партии и освободить себя от этого еретического культа. Но, к сожалению, находясь более пятидесяти с лишним лет под господством КПК, китайцы утратили свободу мысли и слова. Цель преследования ультраправых из интеллигенции в 1957 году состояла в том, чтобы клещами зажать им рот и контролировать их мышление. В таком бесправном обществе во время культурной революции молодёжь искренне изучала работы Маркса и Энгельса, но большинству из них было инкриминировано создание «антипартийной клики», и они были репрессированы. Тем более, нечего было и говорить о том, чтобы обсуждать, права ли компартия.

КПК – это еретический культ, но очень многие китайцы даже не осмеливаются и подумать, чтобы так сказать о ней. Но, как только однажды будет высказана такая мысль, людям, жившим в Китае, наверняка будет нетрудно найти достаточные для этого аргументы из пережитого ими самими и их друзьями.

Люди, кроме того, что лишены свободы мысли, ещё подверглись наполнению коммунистическим учением и партийной культурой. Люди могли слышать только воспевание заслуг компартии, и, к сожалению, в головах людей, кроме вещей компартии, не было почти ничего другого. Например, во время подавления выступления студентов, когда на площади Тяньаньмэнь открыли огонь, очень многие люди инстинктивно сразу бросились в кусты. И когда ситуация немного успокоилась, они все, как один, вышли из своих убежищ и стали громко петь «Интернационал», смело вышли вперёд. Эти люди, хоть даже и были смелыми, чистосердечными, заслуживающими уважения, но почему, видя такое жестокое отношение со стороны компартии, они всё же пели «Интернационал»? Причина очень простая: под давлением партийной культуры эти жалкие люди знали только идеи коммунизма. Кроме «Интернационала» и других песен, восхваляющих партию, им больше нечего было спеть.

Где же выход?

КПК уже идёт к краху, и печально то, что перед своим уничтожением она всеми силами пытается связать свою судьбу с китайской нацией.

КПК угасает, и очевидно, что угасает также и её сила, и всё меньше и меньше действует её контроль над сознанием людей. Сейчас, когда широко развиваются телесети и интернет, КПК очень трудно удержать монополию на информацию, а также контролировать мышление людей. Поскольку коррумпированные чиновники всё больше грабят и угнетают народ, то люди начинают пробуждаться от своих иллюзий, связанных с компартией; многие из них встали на борьбу за свои права. В репрессиях Фалуньгун КПК не только не достигла цели по удержанию контроля над сознанием людей, но и, наоборот, ещё ослабила себя, обнажив всю свою жестокую сущность. В такой среде люди получили шанс пересмотреть своё отношение к компартии, освободить китайскую нацию от идеологического контроля, полностью выйти из-под влияния злого духа компартии.

Китайцам, более 50-ти лет прожившим под господством КПК, необходима не революция с применением силы, а спасение через очищение их душ. Но необходимо, чтобы китайцы сами спасали себя, только тогда можно достичь этого. Первый шаг самоспасения – это понять сущность злого культа компартии.

Наступит день, когда люди отвергнут партийные организационные структуры, которые пронизывают государственный аппарат, и тем самым, позволят свободно действовать общественным системам, которые поддерживают основные силы общества. Когда будут сокращены диктаторские партийные организации, будет увеличена и улучшена эффективность работы правительства. Этот день уже недалёк. В действительности, идея удаления компартии из правительства уже была признана, и даже ещё в 80-е годы была попытка реформаторов реализовать её внутри партии в движении «отделение партии от правительства». Но, поскольку в сознании людей ещё не отвергнуто «абсолютное лидерство партии», то эти реформы не смогли осуществиться.

Партийная культура – это среда, необходимая для выживания злого культа КПК. Освобождение сознания людей от контроля партии может быть более трудным, чем искоренение контроля партии над госорганами, но это единственно верный путь для коренного уничтожения злого культа компартии. Это может быть достигнуто только непосредственно усилиями самих китайцев. Когда их мышление станет изначальным, природным, когда их человеческая натура вернётся к истоку и к истине, только тогда можно будет реально заново воссоздать мораль общества и перейти к нормальному, некоммунистическому обществу. Средство для уничтожения этой «одержимости» – это именно познать природу и пагубное влияние этого злого духа, удалить его из сознания, чтобы ему больше негде было укрыться. КПК больше всего обращает внимание на контроль над сознанием, так как компартия именно и является формой сознания. Когда китайцы полностью, всей душой отвергнут извращённые принципы еретического учения компартии, активно уничтожат партийную культуру и то всестороннее влияние, которое она оказывает на их жизнь, а также представления этого еретического учения, то компартия как форма сознания станет перед лицом гибели, она разложится, и люди сами спасут себя.

Обычно в странах, где господствует компартия, существуют бедность, тоталитаризм и преследования. Таких стран уже осталось очень немного: это Китай, северная Корея, Вьетнам и Куба. Их очень мало, и их дни сочтены.

Если, опираясь на мудрость, блеск и славу китайской нации, о которых можно судить из истории, Китай избавится от дьявольского духа компартии, то это будет общество, подающее большие надежды.

Заключение

Компартия уже больше не верит в коммунизм; её душа уже умерла, но тень её ещё не рассеялась. КПК унаследовала «шкуру» советской компартии и всё ещё проявляет характер этого злого культа, основные черты которого: высокомерие, тщеславие, эгоизм, вседозволенность. Этот еретический культ – компартия – отвергает небесные принципы, уничтожает природную сущность человека; всё это продолжается десятки лет и совсем не изменилось.

Сегодня КПК властвует в Китае, это форма господства с помощью накопленных за многие годы методов борьбы, контроля со стороны секретных организаций и «злого духа партии», а также злой пропаганды, которая функционирует в качестве государственной религия. Итог вышеописанных шести особенностей еретического культа компартии таков, что КПК сегодня не приносит ничего хорошего, а только творит зло.

Злобный культ компартии, всё ближе подходя к своей гибели, как следствие, ускоряет темп своей коррумпированности и вырождения. Самое страшное в том, что этот злой культ, который не хочет погибать, всеми силами старается затянуть китайское общество за собой в эту пропасть коррупции и вырождения.


Читайте далее:
Комментарий 9. О беспринципной сущности КПК


[1] «Леопард умер, но шкура его ещё осталась» – эта фраза взята из древней китайской книги пророчеств «Поэма цветов сливы» Шао Юна (1011-1077). Леопард здесь представляет географическую территорию прежнего Советского Союза, которая действительно по форме напоминает бегущего леопарда. С крахом бывшего Советского Союза, сущность коммунистической системы распалась, оставив лишь «шкуру» (форму), которую унаследовала Коммунистическая партия Китая.

[2] Конституция Китайской Народной Республики (официальный перевод, 1999 г.).

[3] Подразумевается операция по уничтожению антибольшевистских сил ( «Корпуса АБ») в 1930 году, когда Мао приказал убить тысячи членов партии, солдат Красной Армии и невинных мирных жителей в провинции Цзянси в попытке усилить свою власть в провинциях, управляемых КПК.

[4] Из «Доклада Мао о расследовании крестьянского движения в Хунань» (1927).

[5] Гора Тайшань является одной из пяти известных гор в провинции Шаньдун в Китае. В 1987 г. она была признана ООН достопримечательностью мирового наследия.

[6] Движение передачи земли имеет отношение к теневой стороне экономических реформ Китая. Подобно индустриальной революции в Англии (1760-1850), пахотные земли в сегодняшнем Китае были разграничены, чтобы создать различные экономические зоны на всех уровнях (районном, городском, областном и государственном). В результате передачи земли китайские крестьяне потеряли свою землю. В городах жители в более старых городских районах часто были вынуждены переезжать, чтобы освободить землю для коммерческого развития с минимальной компенсацией для жителей. Дополнительная информация: http://www.uglychinese.org/enclosure.htm

[7] Линь Жао, студентка Пекинского университета по специальности «журналистика», была классифицирована как реакционер в 1957 г. за её независимое мышление и откровенную критику коммунистического движения. Она была обвинена в заговоре по свержению народной демократической диктатуры и арестована в 1960 году. В 1962 году она была приговорена к 20 годам заключения. Она была убита КПК 29 апреля 1968 года как контрреволюционер. Чжан Цзисинь была интеллектуалом, замученным КПК до смерти в годы Великой Культурной революции за критику провала Великого Скачка Мао и за откровенность в раскрытии правды. Тюремные охранники много раз раздевали её, сковывали её руки наручниками за спиной и бросали в мужские камеры, где её подвергали групповому изнасилованию, пока она не сошла с ума. Тюремщики боялись, что она будет выкрикивать лозунги, когда её будут подвергать казни, так что перед казнью они перерезали ей горло.

[8] «Февральская революция» – российская буржуазно-демократическая революция в феврале 1917 года, которая свергла царскую власть.

[9] Октябрьская революция, также известная как большевистская, возглавлялась Лениным и произошла в октябре 1917 года. Революция уничтожила участников Февральской революции, таким образом, задавив развитие буржуазной революции России.

[10] «Инцидент Мажи» и «Резня 12 апреля» – нападения Гоминдана на КПК. «Инцидент Мари» произошёл 21 мая 1927 года в городе Чанша провинции Хунань. «Резня 12 апреля» – 12 апреля 1927 года в Шанхае. В обоих случаях некоторые члены КПК и активисты, поддерживающие КПК, подверглись нападению, аресту или убийству.

[11] Лю Ди, офицер Красной Армии, был обвинён в участии в «корпусе АБ», он поднял восстание в г. Футяне. Восставшие захватили город и освободили более 100 заключенных, обвиняющихся в участии в «корпусе АБ», их лозунг – «Долой Мао Цзэдуна».

[12] Пэн Дэхуай (1898-1974) – политический лидер коммунистического Китая, был главнокомандующим в Корейской войне, вице-премьером Государственного совета, членом политбюро, и министром обороны с 1954 по 1959 гг., В 1959 г. в г. Лушане он был смещён с официальных постов из-за не согласия с Мао.

[13] Эти четыре принципа: социалистический путь, диктатура пролетариата, главенство компартии, марксизм-ленинизм и идеи Мао.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...