• Комментарий 7. История убийств Коммунистической партии Китая

  • Понедельник, 7 ноября 2016 года

Предыдущая часть: Комментарий 6. Коммунистическая партия Китая разрушила традиционную культуру

Предисловие

55-летняя история КПК с момента ее создания писалась кровью и ложью. Эта кровавая история страшна, но мало кто знает о ней. Когда китайцы в своё время потеряли 60-80 миллионов невинных жизней, и очень много семей было разбито, многие люди задумались: «Почему КПК убивает людей?» Сегодня КПК убивает практикующих Фалуньгун, а в начале ноября 2004 г. в Ханьюань стреляли в людей, которые выражали недовольство правительством. Многие ещё думают: «Сможет ли КПК когда-нибудь перестать убивать людей, научиться говорить языком, а не оружием?»

Давая оценку Культурной революции, Мао Цзэдун сказал: «Под небом появляется беспорядок, с помощью которого под небом устанавливается порядок, и через 7-8 лет снова повторим это»[1]. Проще говоря, через 7-8 лет вновь поднимем это движение и вновь будем убивать людей.

Убийство людей КПК проистекает из коммунистической идеологии и является для неё реальной необходимостью.

Теоретически КПК верит в «диктатуру пролетариата» и «перманентную революцию под руководством диктатуры пролетариата». Поэтому после захвата власти она, используя «ликвидацию крупных землевладельцев», разрешала вопрос с производственными отношениями в деревне, а «ликвидировав капиталистов» – с производственными отношениями в городе. После ликвидации этих двух классов вопрос с экономическим базисом был почти решен. Вопрос с идеологической надстройкой[2] также нужно было решать посредством убийства людей. Этой цели служили подавление Ху Фэна, группы выступающей против партии,[3] и «движение антиреакционеров» для ликвидации интеллигентов. Убийствами христиан, даосистов, буддистов и членов популярных общественных групп решался вопрос с религиями. Подобными массовыми убийствами в период Культурной революции решился вопрос абсолютного руководства КПК в культуре и политике. В ходе резни на площади Тяньаньмэнь удалось избежать политического кризиса, и был «решен» вопрос с демократическими свободами; путем «преследований Фалуньгун» решается вопрос с верой и занятиями для закалки здоровья и т.д. Такими мерами КПК пытается усилить свои позиции, и ее неизбежная реакция в процессе поддержания власти – непрерывно разрешать экономический кризис (после захвата власти цены на товары резко подскочили, а после Культурной революции экономика почти развалилась), политический кризис (некоторые не подчинились партии, некоторые хотели разделить политические права с партией), кризис веры (событие с распадом СССР, событие с Фалуньгун). Кроме событий с Фалуньгун, все бывшие политические движения давали некий импульс злой сущности КПК, позволяя ей проявить «боевой революционный дух», что также являлось организационной проверкой партии: коммунисты, которые не соответствовали требованиям партии, были отсеяны.

Компартия убивает людей, так как это является для неё реальной необходимостью. КПК в свое время поднялась, благодаря разбою и убийствам. Раз начав убийства, нельзя останавливаться, а необходимо непрерывно осуществлять террор, чтобы запугать народ, чтобы народ в этом процессе признал факт наличия сильного противника и подчинился.

С поверхностной точки зрения кажется, что во многих случаях КПК «была вынуждена убивать людей», и как будто «случайные события» в обществе «случайно» задевали злой дух КПК и ее механизмы убийств. На самом деле эти инцинденты служат маскировке потребности КПК в убийствах и периодически КПК требуется убивать. Если в течение нескольких лет не убивать людей, то люди будут ошибочно считать, что КПК изменилась, даже могут, как молодежь в 1989 году, с верой в идеалы подниматься с требованием демократии. Через каждые 7-8 лет партия убивает людей, что помогает ей обновить память людей о терроре, и также может служить предупреждением молодому поколению: кто сопротивляется КПК, кто хочет вызывать абсолютную власть КПК на бой, кто пытается восстановить истинный облик истории, тот должен попробовать «железный кулак диктатуры пролетариата».

Для компартии убийства людей стали одним из самых необходимых методов поддержания своей власти. В ситуации, когда кровавых преступлений становится всё больше и больше, остановить нож для убийств означает отдать себя народу для сведения счетов. Поэтому КПК необходимо убивать людей в таких масштабах, чтобы земля была усеяна трупами, а кровь текла рекой, причем используются очень жестокие способы, особенно в начале захвата власти, иначе она не смогла бы запугать народ.

В разных политических движениях КПК всегда использует политику «геноцида». Возьмем в качестве примера «подавление контрреволюции». Репрессии КПК направлены не на сами действия «контрреволюции», а на «контрреволюционеров». Если человек был пойман и несколько дней служил в гоминдановской армии, а после захвата власти КПК ничего не делал, его все равно убивали, поскольку он относился к «числу исторических контрреволюционеров». В процессе земельной реформы КПК иногда использовала способ уничтожения под названием «вырвать траву с корнем», при котором убивали не только самого помещика, но и всех членов его семьи.

После 1949 года более половины населения Китая подверглось репрессированию КПК. Около 60-80 миллионов человек погибло насильственной смертью, что превышает общее количество погибших в двух мировых войнах.

Как и в других коммунистических странах КПК не только осуществляет массовые убийства населения, но и проводит кровавые внутренние чистки, в которых также используются крайне жестокие методы с целью уничтожения тех, у кого «человечность» превысила «партийность». Ей нужно не только запугать народ, но и запугать «своих», чтобы образовались «нерушимые боевые крепости».

В нормальном обществе культура наполнена заботой и любовью, уважением к жизни людей и почитанием Бога. Восточные люди говорят: «Не делай другим то, что тебе не нравится»[4]. Западные люди говорят: «Возлюби ближнего своего, как самого себя»[5]. Лишь одна компартия считает, что «история человечества - это история классовой борьбы»[6]. Для поддержания «борьбы», ей необходимо раздувать в людях ненависть. КПК не просто сама убивает людей, но и провоцирует людей на убийства, чтобы люди в процессе непрерывных убийств научились равнодушно относиться к жизни и горю других; чтобы люди привыкли к этому, став равнодушными к бесчеловечным и жестоким поступкам; чтобы они радовались тому, что избежали жестоких наказаний; чтобы власть КПК существовала, опираясь на жестокие репрессии.

Убивая людей в течение нескольких десятков лет, КПК не только губила бесчисленные жизни, но и губила дух китайской нации. У многих людей в жестокой борьбе образовался соответствующий условный рефлекс: когда КПК поднимает нож, то эти люди сразу оставляют все принципы, все оценки и сдаются. В каком-то смысле их дух уже умер. Это намного страшнее, нежели физическая смерть.

Убийства, вселяющие ужас

До захвата власти Мао Цзэдун в одной из своих статей сказал: «Мы категорически не принимаем политику терпимости в отношении подрывных действий реакционеров и реакционного класса». Другими словами, до того как КПК вошла в Пекин, она уже решила осуществлять «тиранию», прикрываясь красивым названием «диктатура народной демократии». Ниже в качестве иллюстрации данного тезиса приводятся некоторые политические кампании КПК.
Подавление реакционеров и земельная реформа

В марте 1950 года КПК выпустила «Указ о суровом подавлении реакционеров», который в истории называют «кампанией подавления реакционеров»[7].

В отличие от всех императоров каждой династии, которые после получения власти объявляли общую амнистию, КПК сразу после прихода к власти подняла меч палача. Мао в одном из партийных документов отметил: «Во многих регионах всего боятся и не смеют в широких масштабах убивать реакционеров». В феврале 1951 года Центральный Комитет КПК (ЦК КПК) указал, что кроме провинции Чжэцзян и юга провинции Аньхой «в других местах, где недостаточно убивали, особенно в больших и средних городах, надо продолжать смело ловить, и, поймав группу, убивать в ней всех; нельзя преждевременно останавливаться». Мао Цзэдун даже сделал специальное указание: «В деревнях надо убивать реакционеров, количество которых, как правило, должно превышать одну тысячную численности населения… В городах обычно должно быть меньше одной тысячной»[8]. В то время численность населения Китая составляла 600 миллионов человек. Отсюда следует, что вследствие одного «высочайшего рескрипта» Мао было убито как минимум 600 тысяч человек. Откуда появилась эта «одна тысячная», никому неизвестно. Возможно из прихоти, Мао решил, что 600 тысяч загубленных жизней заложат основу для формирования страха у народа, и поэтому дал такую норму.

Что касается людей, которых убили или которые должны быть убитыми или нет, то это совсем не тот вопрос, над которым надо размышлять КПК. В 1951 году были опубликованы «Инструкции наказаний реакционеров КНР», где было определено, что люди за «распространение слухов» могут быть «немедленно казнены».

Вместе с бурным движением «подавления реакционеров» проходило такое же бурное движение «земельной реформы». Фактически «земельная реформа» была начата КПК на занятых ею территориях в конце 20 годов прошлого века. Внешне она преподносилась как реализация мечты «мирного небесного царства»[9] о «совместной пахоте земли», а на самом деле она являлась предлогом для убийства людей. Тао Чжу, который в КПК занимал четвертое место, предложил лозунг: «В каждом селе течет кровь, в каждой семье идёт борьба», то есть в каждом селе надо убивать помещиков.

Земельная реформа, возможно, могла быть реализована и без убийств. Можно было бы воспользоваться методом тайванского правительства, осуществившего свою земельную реформу, покупая собственность у землевладельцев. Однако КПК, имеющая разбойничье происхождение, понимает только слово «отобрать». Она, отбирая имущество людей, боится, что ее будут ненавидеть, поэтому прямо «искореняет источник неприятности».

В земельной реформе методом убийства людей чаще всего было «собрание для борьбы». С этой целью для богатых крестьян измышлялась некая несуществующая вина, а потом вопрошалось в толпу: «Что делать?» Среди собравшихся заранее были внедрены коммунисты или активисты, которые кричали: «Надо убить!» И помещиков, и богатых крестьян сразу на месте убивали. В то время тех, у которых в деревнях были земли, называли «гегемонами». Тех, кто часто обижал народ, называли «злыми гегемонами»; тех, кто часто строил мосты, ремонтировал дороги, поддерживал учебные организации, оказывал помощь пострадавшим от стихийных бедствий, называли «добрыми гегемонами»; тех, кто ничего не делал, называли «бездеятельными гегемонами». Такие определения в сущности не имели отличий, потому что несмотря на тип «гегемона», результат обычно был одинаковым – убивали на месте.

КПК опубликовала данные, согласно которым к концу 1952 года было уничтожено более 2 миллионов 400 тысяч реакционеров. На самом деле погибших от начальников уезда до местных чиновников было более 5 миллионов человек.

Подавление реакционеров и земельная реформа имели три следствия. Во-первых, раньше в Китае низшие органы управления в основном относились к числу родового самоуправления, знать деревни руководила районами. В результате подавления реакционеров и земельной реформы были убиты все лица бывшей системы управления с целью полного контроля деревни по принципу: в каждом селе есть филиал партийного комитета. Во-вторых, путем подавления реакционеров и земельной реформы было изъято большое количество денег и имущества. В-третьих, зверскими репрессиями помещиков и богатых крестьян КПК добилась цели запугивания народа.
«Кампания борьбы против трех» и «Кампания борьбы против пяти»

Если подавление реакционеров и земельная реформа в основном были направлены на низшие слои деревень, то кампании «три возражения» и «пять возражений», организованные позже, ознаменовали убийства в городах.

Кампания «борьба против трех» началось в декабре 1951 года и была направлена на «морально неустойчивых» партийных функционеров: «борьба против хищения, против расточительства, против бюрократизма». В ходе этого движения были убиты морально разложившиеся кадры, но затем КПК посчитала, что кадры стали такими, поскольку были завербованы капиталистами. Вследствие этого в январе 1952 года возникла кампания «борьба против пяти», т.е. борьба против подкупа, уклонения от уплаты налогов, хищения государственного имущества, недобросовестного выполнения государственных подрядов и заказов, кражи государственной экономической информации.

Кампания «борьба против пяти» на самом деле являлась экспроприацией капитала у буржуазии и, более того, убийством с целью ограбления. В то время глава администрации Шанхая Чэнь И каждый вечер, сидя на диване с чашкой чая в руках и слушая доклад, спокойно спрашивал: «Сколько парашютистов появилось сегодня?», - что на самом деле означало «сколько капиталистов выбросилось из высотных зданий». Ни один капиталист не мог избежать кампании «борьба против пяти». Так называемая «борьба против неуплаты налогов» вела свой счет со времени императора Гуансюй династии Цин, когда Шанхай ещё только начали строить. Капиталисты даже всем своим имуществом не могли рассчитаться с такими «налогами». Если человек хотел покончить с собой, то топиться в реке Хуанпу было нельзя, потому что тогда сказали бы, что он «поплыл в Гонконг», и членам его семьи все равно пришлось бы платить налоги, поэтому выбрасывались с высотных зданий, чтобы КПК видела труп. Говорят, что в то время около высотных заданий Шанхая не смели ходить, поскольку боялись, что кто-нибудь неожиданно выбросится и задавит прохожего.

Согласно документу «Факты политической кампании после основания Народной Республики Китая», отредактированному в 1996 году четырьмя организациями, включая Иследовательский центр истории КПК, в ходе кампаний «борьба против трех» и «борьба против пяти» было арестовано более 323 100 человек, и более 280 человек покончили жизнь самоубийством или пропали без вести; кампания «против Ху фан» в 1955 году затронула около 5 тысяч человек, из них около 500 человек было арестовано, было около 60 случаев самоубийств, 12 человек умерли насильственной смертью; в последующем движении «уничтожение реакционеров» были казнены около 21 300 человек, более 4 300 человек покончили жизнь самоубийством или пропали без вести.
Великий голод

После создания КНР во время большого неурожая зерновых, вследствие движения «Большого скачка»[10], погибло людей больше, чем во всех других кампаниях. В феврале 1994 года издательство «Красный флаг» выпустило книгу под названием «Исторические записи о КНР», в которой сказано: «…с 1959 года по 1961 год число умерших людей неестественной смертью и снижение рождаемости, составляло около 40 миллионов человек... Население Китая уменьшилось на 40 миллионов, что, по-видимому, явилось самым большим всемирным голодом в этом веке[11].

Великий голод был ложно отмечен КПК «трёхлетним стихийным бедствием». На самом деле в течение этих трех лет были самые благоприятные природные условия, поскольку ни разу не было в большом масштабе серьезных паводков, засухи, ураганов, цунами, землетрясений, морозов, града, нашествий саранчи и других стихийных бедствий. Неурожай произошёл исключительно по вине человека. Кампания «большого скачка вперёд» требовала от всего народа заниматься выплавкой стали, заставляя фермеров оставлять большое количество урожая гнить в поле. Несмотря на это чиновники в каждой области увеличивали нормы урожая сельхозпродукции. Хэ Ижань, первый секретарь партийного комитета префектуры Лючжоу, сфабриковал потрясающую новость о том, что в уезде Хуаньцзян урожай риса с одного му[12] составил 6,5 тонн. Как раз после «собрания в Лушань» китайская компартия по всей стране подняла движение под названием «борьба против правых уклонистов». Чтобы показать «извечную безошибочность» компартии, по всей стране по непродуманным нормам экспроприировали зерно, в результате чего у крестьян забрали всё их пропитание, включая зерно, предназначенное для посева и корма. Когда изъятого не хватало, то клеветали, что крестьяне прятали зерно.

Хэ Ижань сказал: «Несмотря на то, сколько людей в Лючжоу погибнут от голода, все равно надо стараться занять первое место!» У некоторых крестьян дома оставалось только немного риса, который прятали в ночном горшке. Чтобы крестьяне не могли есть и это зерно, комитет района Сюньлэ уезда Хуаньцзян дал команду «затушить все огни и закрыть все кастрюли». Солдаты народного ополчения ночью несли патрульную службу: если видели огонь, то проверяли и хватали «виновных». Многие крестьяне даже не смели варить траву, кору деревьев и погибали от голода.

Исторически, когда случался неурожай, правительство всегда открывало склады и выдавало голодающим зерно, и, кроме того, людям разрешалось уходить из голодных районов. Но КПК, очевидно, считало, что побег от голода снижает «авторитет партии», и приказывала, чтобы милиционеры блокировали дороги, не давая голодающим убежать. Даже когда голодные люди не выдерживали и шли к зерновым складам, чтобы взять зерно, то давали команду стрелять в них, а потом клеветали, что голодные люди были контрреволюционными элементами. Большое количество крестьян морили голодом до смерти во многих областях, таких как Ганьсу, Шаньдун, Хэнань, Аньхой, Хубэй, Хунань, Сычуань и Гуанси. Крестьян, которым нечего было есть, заставляли работать, прикладывать «большие усилия в области строительства гидротехнических сооружений», «увеличивать выплавку стали». Многие люди падали и не могли больше встать. У тех, кто выживал, не было сил, чтобы закопать умерших. Многие деревни вымерли полностью, поскольку семьи, голодая, умирали одна за другой.

В истории Китая, ещё до КПК, во время самого тяжелого голода были случаи, когда «менялись детьми, чтобы их съесть», но никто никогда не ел своих собственных детей. Но под управлением КПК люди были вынуждены съедать умерших и убивали тех, кто убежал из других областей, и даже убивали и съедали своих детей. «В деревне была такая голодающая семья, в которой в живых остались только отец и двое детей: мальчик и девочка. Им совсем нечего было есть. Однажды отец отправил девочку на улицу. Когда девочка вернулась домой, она не могла найти младшего брата, но в кастрюле плавали белые жирные куски мяса, а у плиты валялась куча костей. Через несколько дней отец опять налил воды в кастрюлю, а затем позвал дочку. Девочка испугалась и громко заплакала за дверью: «Папа, не ешь меня, я тебе соберу травы, подожгу её, а если съешь меня, некому будет для тебя это сделать». (Очерки писателя Шацин «Смутный Дадивань»).

Неизвестно, сколько происходило таких трагедий. Но мы знаем, что главный виновник, породивший бесчисленные беды, компартия Китая, создала хвалебные песни о том, как она руководила народом, чтобы дать отпор «стихийным бедствиям», и продолжала заявлять, что партия «великая, светлая, правильная».

В 1959 году после Пленума, проходившего в Лушань, генерал Пэн Дэхуай,[13] откровенно высказавшийся в поддержку народа, был смещен с поста. Большое количество кадровых работников, которые говорили правду, были уволены или арестованы. После этого никто не смел высказывать правду. Когда был «великий голод», вместо того, чтобы сообщать факты о том, что умирали люди от голода, почти все ради своей карьеры скрывали истину. Даже когда провинция Шаньси добровольно предложила помочь провинции Ганьсу зерновыми, провинция Ганьсу отказалась от этого утверждая, что у них большой излишек зерна.

Этот «великий голод» был кадровой проверкой, проведенной китайской компартией. Согласно критериям КПК эти кадры «соответствовали нормам», поскольку предпочитали смотреть на то, как десятки миллионов человек умирает от голода, и не придавать этому значение, следовательно, у них больше не существовало никаких человеческих чувств и небесных принципов, мешающих им следовать за линией КПК. После «большого неурожая» кадровые работники на уровне провинций выступали с самокритикой только формально. Секретаря КПК провинции Сычуань Ли Цзинчуань, из-за которого в Сычуань несколько миллионов человек погибли от голода, позже повысили, назначив на должность первого секретаря Исполкома юго-западного района КПК.
От культурной революции и резни на Тяньаньмэнь к Фалуньгун

Культурная революция официально началась 16 мая 1966 г. и длилась до 1976 года. Китайская компартия позднее сама назвала этот период «10-летней катастрофой». Позже в интервью югославскому журналисту Ху Яобан бывший партийный секретарь сказал: «В то время было затронуто около 100 миллионов человек, что составляет 1/10 часть китайского населения».

В «Факты политической кампании после основания Народной Республики Китая» сообщалось: «В мае 1984 года после 31 месяца интенсивных проверок и расследований ЦК КПК были получены новые статистические данные, связанные с Культурной революцией: 4 млн. 200 тыс. человек было арестовано и проведены следствия; более 1 728 000 человек умерли неестественной смертью; более 135 000 человек казнены как контрреволюционеры; более чем 237 000 человек были убиты; более 7 030 000 человек были искалечены в вооруженных нападениях; более 71 200 семей полностью распались». На основании статистических данных, собранных в провинциях, видно, что во время «Культурной революции» умерших неестественной смертью было не менее 7 730 000 человек.

Кроме убийств людей в начале Культурной революции возникла также волна самоубийств. Многие известные интеллигенты (например, Лао Шэ, Фу Лэй, Цзянь Боцзань, У Хань и Чжу Анпин) в начальной стадии Культурной революции покончили жизнь самоубийством.

Культурная революция была самым взбешённым левым периодом в Китае. Убийство стало конкуренто-способным методом проявления «революционного духа», поэтому массовая резня «классовых врагов» была очень жестокой и зверской.

Политика «реформы и открытости» привели к широкому распространению информации, позволившей многим иностраным журналистам засвидетельствовать кровавые события на Тяньаньмэнь в 1989 году, и к телевизионным репортажам, показывающим танки, гоняющиеся за студентами и давящие их насмерть.

Спустя 10 лет, 20 июля 1999 г., Цзян Цзэминь развязал репрессии в отношении Фалуньгун. В конце 2002 года по информации внутренних каналов Китая было более 7000 тысяч смертельных случаев в местах заключения: в трудовых лагерях, тюрьмах и психиатрических больницах. В среднем осуществлялись убийства семи человек в день.

Сейчас количество убийств людей китайской компартией, казалось бы, гораздо меньше, нежели ранее, когда осуществлялось убийство миллионов или десятков миллионов человек. На самом деле тут существуют две причины: во-первых, люди под воздействием изменённой культуры КПК стали более покорны и циничны; во-вторых, вследствие огромных сумм взяток и хищений государственной казны китайская экономика ради социальной стабильности превращена в тип «переливание экономики», и зависит от иностранного капитала.

Однако КПК никогда не прекращала негласные убийства и сегодняшняя крмпартия не жалеет усилий в сокрытии своих кровавых действий.

Крайне жестокие методы убийств

Всё, что делала и делает китайская компартия, осуществлялось для захвата и поддержания власти. Убийство людей стало важным методом поддержания ее власти. Чем более жестокими являлись методы убийств, тем больше их применяли, для запугивания людей. Такой террор был начат уже после китайско-японской войны.
Зверства в Северном Китае во время китайско-японской войны

Когда президент США Герберт Кларк Гувер предложил всем людям прочитать произведение священника Лэй Чжэньюаня «Внутренние враги», он сказал: «В этой книге показана ничем не прикрытая страшная суть коммунизма. Я предлагаю прочесть эту книгу всем, кто хотел бы иметь реальное представление об этой, наполняющей весь мир, дьявольской силе».

Священник Лэй Чжэньюань рассказывал в книге о том, как китайская компартия запугивает народ. Например, однажды коммунисты потребовали, чтобы все жители одного села собрались на площади, на которой должны были казнить 13-ть молодых патриотов. На площадь были приведены даже дети под присмотром учителей, чтобы те видели, как будут убивать. После того, как были объявлены сфабрикованные обвинения, коммунисты приказали побледневшим от страха учителям, велеть детям петь патриотические песни. Под эти песни на сцену вышли не танцующие артисты, а палач, который в руках держал стальной нож. «Палач был здоровым молодым солдатом, и у него были достаточно крепкие руки. Палач подошел к первому юноше, поднял большой острый нож и, как молния, быстро взмахнул им – первая голова упала на землю и покатилась, кровь брызнула фонтаном. Песни детей превратились в хаотические истерические крики. Преподаватели с трудом пытались навести порядок, чтобы дети продолжали петь; среди этого хаоса снова и снова был слышен звон колоколов.

Палач 13 раз подряд взмахивал ножом, отрезая 13 голов. Затем солдаты стали разрезать животы, вынимая сердца умерших, чтобы потом их съесть. Все эти зверские поступки совершались на глазах у детей. «Дети побелели от испуга, у некоторых началась рвота. Преподаватели, ругая солдат, собрали детей вместе и повели в школу. После этого священник Лэй Чжэньюань часто видел, как дети были вынуждены смотреть на убийства людей. Дети привыкали к таким кровавым сценам, это уже вызывало у них безразличие, некоторые даже наслаждались этому, возбуждаясь.

Когда китайская компартия почувствовала, что убийства людей стали недостаточно страшными, она стала придумывать различные другие жестокие пытки. Например, человека заставляли глотать много соли, но не давали ему пить до тех пор, пока он не умирал от жажды. Заставляли раздетого человека кататься на острых осколках стекла. Зимой делали прорубь в замерзшей реке и бросали в неё «преступника», который умирал от холода или тонул.

Священик Лэй Чжэньюань описывает, как один член КПК в провинции Шаньси придумал страшную пытку. Однажды он гулял по городу и, остановившись у одного ресторана, уставился на большой кипящий чан. Позже он купил несколько таких больших чанов. Арестовав троих сельчан, которые выступали против компартии, он подвёл их к этим чанам, в которых вода была подогрета до кипения. Три жертвы были раздеты до нага и брошены в кипящую воду, где и сварились... В Пиншань Лэй Чжэньюань видел, как заживо содрали кожу с одного человека. Коммунисты заставили смотреть на исполнение этого жестокого наказания сына жертвы, который должен был слушать предсмертные крики своего отца. Палачи облили уксусом и кислотой тело мужчины, чтобы его кожу можно было быстро снять. Кожу снимали, начиная снизу со спины и до плеч, потом всю остальную часть, кожа осталась только на голове. Сын видел, как через несколько минут после снятия кожи умер его отец.
Красный террор во время «красного августа» и людоедство в провинции Гуанси

Даже после абсолютного захвата власти КПК не прекращала насилия. Во время Культурной революции эти насилия приобрели еще больший размах.

18 августа 1966 г. Мао Цзэдун на трибуне на площади Тяньаньмэнь принимал представителей хунвейбинов («красных охранников»). Дочь коммунистического лидера Сун Жэньцюн, Сун Биньбинь, надела Мао Цзэдуну нарукавный знак «красных охранников». Когда Мао узнал, что ее имя означает «нежная и культурная», он сказал: «Мы нуждаемся в борьбе». Из-за этого она изменила своё имя на «Сун Яоу» (буквально «хочу борьбы»).

Затем по всей стране начались массовые вооруженные нападения. Молодое поколение, воспитанное китайской компартией на атеизме, ничего не боялось. Под непосредственным руководством компартии и принципов, указанных Мао Цзэдуном, хунвейбины безумно и неистово начали избивать людей и обыскивать их дома по всей стране. Во многих местах в отношении «пяти типов черных» (помещики, зажиточные, реакционеры, плохие элементы, правые лица) и их семей применялось физическое уничтожение согласно политике геноцида. Активнее всех выступали в уезде Дасин около Пекина. С 27 августа по 01 сентября в 13 народных коммунах и в 48 бригадах было убито всего 325 человек, самому старшему из которых было 80 лет, самому младшему – 38 дней; 22 семьи были уничтожены полностью.

«Избиение человека до смерти было частым явлением. На улице Шантань группа «красных охранников» железными лентами-ремнями избивали старуху до тех пор, пока она не смогла двигаться. Затем девушка-«красная охранница» прыгала у нее на животе, пока старуха не умерла. Однажды обыскивали дом одной «помещицы» (одинокой вдовы). Каждого ее соседа заставили принести по одному термосу кипятка, а затем стали вливать этот кипяток ей за воротник, пока мышцы её тела не сварились. Через несколько дней брошенный дома труп покрылся червями... В то время людей убивали самыми разными способами. Некоторые использовали палки, некоторые резали серпами, некоторые душили людей веревками. С маленькими детьми поступали ещё более жестоко: придавив ногой одну ножку ребенка, разрывали живого ребенка на две части»[14].

Более зверское явление, чем убийства в Дасин, – это людоедство в районе Гуанси. Чжэн И выделил в развитии этого явления три стадии[15]. В первой начальной стадии террор был скрытым и мрачным. Для неё характерна следующая картина, описанная для одного уезда,: «Глубокой ночью убийцы ходили на цыпочках, чтобы найти свою жертву, резали её и вытаскивали сердце и печень. Поскольку они были не опытны и испуганы, то по ошибке взяли лёгкие, и должны были вернуться снова на место убийства. Наконец, сварили органы, кто-то принес из дома водку, кто-то принес специи… Несколько человек при гаснущем огне под кастрюлей ели молча и торопливо...»

Вторая стадия - террор стал пиком открытости и общедоступности. К этому времени у старых убийц был «накоплен опыт» извлечения сердец и печени, пока жертва ещё жива, причём они передавали опыт другим, доводя его до «совершенного мастерства». Например, чтобы вынуть внутренности живого человека, необходимо было под ребрами сделать разрез в виде перевернутой буквы «Y» а потом ногами наступить на живот (если жертва привязана к дереву, то ударить в живот коленом), – в этом случае сразу выпадают сердце и внутренние органы. Главный убийца забирал сердце, печень и половые органы, а другие – остальное. Все эти ужасные сцены были украшены красными флагами и лозунгами...

Третья стадия - это массовый психоз. Происходило массовое движение каннибализма. Например, в уезде Усюань люди, подобно бешеным собакам, ели без разбора все трупы. Часто жертвы, перед тем, как их убивали, и съедались « публично критиковали». Как только жертва падала на землю, люди сразу набрасывались на неё, вытаскивали подготовленные ножи и резали ту часть, которой могли завладеть... В этот период времени многие люди были вовлечены волной массового людоедства. Ураган «классовой борьбы» сдул какие-либо остатки человеческой природы и чувства вины. Большая эпидемия людоедства охватила умы людей, и люди наслаждались людоедскими пиршествами. Любая часть человеческого тела была съедобной, включая сердце, мясо, печень, почки, локти, ноги и сухожилия...Человеческие тела были приготовлены различными способами, включая варку, жарку, запекание в печи и поджаривание на огне...Люди пили ликёр или вино, играли, болтали во время приёма человеческой пищи. В период этого движения даже в кафетерии самой высокой правительственной организации Комитета революционного уезда Усюань предлагали блюда из человеческого мяса.

Читатели по ошибке могут решить, что такие «банкеты людоедства» были исключительно бесконтрольными поступками людей. Китайская компартия была тоталитарной организацией и она управляла каждой ячейкой общества. Если бы КПК не управляла всем этим, то всё это не могло бы случиться.

КПК часто, расхваливая себя, говорит, что «старое общество[16] переделывало людей в чертей, а новое общество заново переделало черта в человека». Но приведенные факты подтверждают, что КПК может переделать человека в монстра или дьявола, потому что она сама является более жестокой, чем любой монстр или дьявол.
Преследования Фалуньгун

Когда китайцы вступили в эпоху освоения космоса и компьютеров, то они уже могли, хотя бы даже между собой, обсуждать права человека, свободу и демократию, и многие стали полагать, что те страшные годы и крайние зверства уже в прошлом, что КПК «надела цивилизованный костюм» и вот-вот присоединится к остальному миру.

На самом деле это совсем не так. Когда китайская компартия обнаружила, что существует группа, которая не боится ее жестоких пыток и убийств, то используемые ею средства подавления стали ещё более жестокими. Такой преследуемой группой стал Фалуньгун.

Если говорить о цели борьбы хунвейбинов и людоедства в Гуанси, то она состояла лишь в уничтожении физических тел, при котором человека убивали в течение нескольких часов или считанных минут. В случае с преследованием практикующих Фалуньгун цель состоит в том, чтобы заставить их отречься от своей веры в принцип «Истина, Доброта, Терпение», поэтому крайне жестокие пытки часто продолжаются в течение нескольких дней, нескольких месяцев, даже нескольких лет. От таких жесточайших пыток умерли более 10 тысяч последователей Фалуньгун.

Практикующие Фалуньгун, которые чудом остались живы, описывают более ста видов жестоких пыток, перенесенных ими. Ниже приведены некоторые из них.

Одним из часто применяемых способов являются жестокие побои. Милиционеры и «главари камер» либо сами избивают последователей Фалуньгун, либо приказывают это делать преступникам, находящимся там же в заключении. Некоторые последователи Фалуньгун от бесчеловечных побоев оглохли. У них порваны ушные раковины, глазные яблоки раздавлены, выбиты или сломаны зубы; их черепа, позвоночник, ключицы, тазовые кости и ноги разбиты или сломаны. Некоторым практикующим из-за нанесенных увечий пришлось ампутировать ноги или руки. Некоторым мужчинам-практикующим Фалуньгун палачи раздавливали яички, а женщин били по половым органам. Если последователи Фалуньгун не сдавались, их продолжали мучить до тех пор, пока не разрывались мышечные ткани, и не были видны внутренности. Некоторых избивали до такой степени, что их нельзя было узнать. Тех, которые после пыток были все в крови, обливали водой с большим количеством соли и продолжали их бить электрическими дубинками, вследствие чего пахло кровью и паленым мясом, слышались жуткие крики. Во время избиений на головы некоторых жертв надевают полиэтиленовые пакеты, чтобы они, боясь задохнуться, сдались. Пытка электричеством тоже является одним из часто применяемых методов мучения. Милиционеры часто воздействуют электрическими дубинками на чувствительные места: вставляют их в рот, прижимают к голове, половым органам, влагалищу и груди последовательниц Фалуньгун, ягодицам, ногам, и другим местам. Палачи прижимают к телу жертв несколько электрических дубинок, пока их кожа не пригорит; везде распространяется запах горелого, раны синеют. Иногда одновременно электричеством бьют по голове и по заднему проходу. Милиционеры часто одновременно в течение длительного времени применяют в отношении последователей Фалуньгун по 10 и более электрических дубинок. Напряжение обычных электрических дубинок составляет десятки тысяч вольт. При непрерывных электрических разрядах с треском испускаются светящиеся синие дуги. Когда бьют человека, возникают ожоги, как от огня, также похожие на змеиные укусы. Боль от каждого разряда электричества похожа на укус ядовитой змеи. Кожа в месте попадания разряда краснеет, лопается, пригорает и гноится. При ударе электрической дубинкой более высокого напряжения у человека возникает ощущение удара молота.

Мучители окурками жгут руки, лицо, середины ступней, грудь, спину, грудные соски и другие места. Зажигалками поджигают руки, волосы на половых органах. В электрической печке раскаляют железные прутья, а затем прижимают их к ногам жертвы. Прикладывают раскаленный уголь к лицам. Милиционеры сжигают тех, сердца которых ещё бьются после жестоких мучений, говоря, что они прибегли к самосожжению.

Особо жестоко избивают женщин по груди, соскам, нижней части тела. Применяют изнасилование и групповое изнасилование. Воздействуют электрическими дубинками на соски и влагалище. Соски жгут зажигалками, вставляют электрические дубинки во влагалище для нанесения ударов. Вставляют связанные вместе четыре зубных щетки во влагалище и вращают их. Горячими крюками цепляют за влагалище. Сковывают руки женщин за спиной, а затем проводом соединяют их грудные соски и бьют электричеством. Женщин раздевают и бросают в мужские камеры, чтобы мужчины-преступники всячески оскорбляли их.

Надевают последователям Фалуньгун «страшную смирительную рубашку»[17]. Связывают руки учеников за спиной, потом протаскивают руки через плечи вперед до груди, одновременно связывают ноги и подвешивают учеников к железным решеткам на окнах так, чтобы их ноги не касались земли. Затем запихивают в рот кляп, в уши -наушники и принуждают непрерывно слушать передачу со словами клеветы на Фалуньгун. У тех, которых подвергают такой пытке, сразу наступает паралич рук. Кости и сухожилия на плечах, локтях, запястьях сразу рвутся. Если долго применяют эту пытку, то все ребра на спине ломаются, человек умирает от боли.

Еще есть пытка, которая называется «водяная камера», при которой учеников по грудь помещают в грязную воду или в навозную жижу. Еще вбивают бамбуковые иглы под ногти, запирают в комнате, в которой плесень на потолке, стенах и полу. Учеников привязывают на улице, напуская на них змей и злых собак, или оставляя для укусов скорпионов. В психиатрических больницах ученикам Фалуньгун вводят психотропные лекарства, приводящие к нарушению нервной системы. Помимо этого применяются и другие жестокие виды пыток.

Жестокая борьба внутри компартии

Поскольку КПК объединяет своих членов партийной культурой, а не человеческой моралью и справедливостью, проблема верности руководителям высшего звена, в особенности главным должностным лицам и высшему лидеру, становится крайне важной. Осуществляя убийства своих членов, внутри партии создаётся атмосфера террора. Чтобы оставшиеся в живых видели: если высшие диктаторы захотят кого-либо преследовать, то смерть его будет страшна.

Борьба внутри компартии всем известна. Все члены политбюро советской коммунистической партии первых двух созывов, за исключением Ленина и Сталина, были убиты или покончили с собой. В то время были убиты трое из 5 маршалов, трое из 5 командующих Военными округами. Было убито 10 командующих армиями; 57 из 85 командиров корпусов, 110 из 195 командиров дивизий.

Китайская компартия всегда пропагандирует «жестокую борьбу и беспощадные нападения». Такая тактика используется не только вне компартии. В революционный период в уезде Цзянси КПК уже тогда начала уничтожение (корпуса-АБ)[18], и, в конце концов, тех, кто умел воевать, почти не осталось. Когда компартия укреплялась в Яньане, она подняла движение «Исправление»[19]. После создания КНР «убрали» Гао Гана, Жао Шуши, Ху Фэна, Пэн Дэхуая. Когда началась Культурная революция, почти все старые члены партии были ликвидированы. Ни у одного генерального секретаря КПК не было хорошего конца.

Лю Шаоци, бывший Председатель Китая, был вторым лицом в государстве, он умер ужасной смертью. В день его 70-летия Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай[20] специально велели Ван Дусину передать Лю Шаоци в подарок радио, чтобы он слышал официальное сообщение Восьмой Пленарной сессии 12-го созыва ЦК КПК, где было сказано: «Навсегда исключить из компартии предателя, провокатора и вероотступника Лю Шаоци. Разобраться с Лю Шаоци и его соучастниками в отношении их вины в предательстве партии и Родины!»

Это сразу сломило дух Лю Шаоци, и его болезненное состояние резко ухудшилось. Вследствие того, что его надолго привязывали к кровати, и он не мог двигаться, на его шее, спине, ягодицах, пятках образовались пролежни, из которых вытекал гной. Когда ему было больно, он хватал вещи или других людей за руки, не отпуская их, поэтому ему вложили в руки по бутылке из твёрдой пластмассы. Когда он умер, две пластмассовые бутылки приобрели форму горлянки.

В октябре 1969 года все тело Лю Шаоци стало разлагаться и издавать резкий запах. От его тела остались одни кости, его жизнь висела на волоске. Но уполномоченный ЦК КПК не разрешил ему мыться и менять одежду, его просто раздели, завернули в одеяло и самолетом перевезли из Пекина в город Кайфэн, где поместили в подвал. Когда у него поднялась высокая температура, то ему не только не дали лекарства, но и увели всех врачей и медсестер. Когда Лю Шаоци умер, в нем трудно было узнать человека. Длина его всклоченных волос была почти 2 чи (около 70 см). Через два дня его кремировали, под предлогом сильной заразной болезни были сожжены также постельное белье и все другие вещи. В его карточке о смерти написано: фамилия, имя – Лю Вэйхуан; профессия – без работы; причина смерти – болезнь. Компартия может спокойно репрессировать председателя страны до смерти, причем, без всякой видимой причины.

Экспорт революции, убийство людей за пределами Китая

Помимо того, что китайская компартия всеми возможными способами с готовностью убивает обычных людей и своих членов в Китае, она осуществляет экспорт революции, осуществляя тем самым убийства людей, включая китайцев, за пределами Китая. «Красные кхмеры» являются характерным примером.

Власть в Камбодже «красных кхмеров», которыми управлял Пол Пот, продержалась всего 4 года. Однако с 1975 по 1978 годы в этой маленькой стране с населением менее 8 миллионов человек было убито 2 миллиона, включая около 200 тысяч китайцев.

Здесь не будем говорить о вине «красных кхмеров», но нельзя не сказать об их связи с китайской компартией.

Пол Пот был верным последователем Мао Цзэдуна. После 1965 года он 4 раза был в Китае и лично слушал наставления Мао Цзэдуна. В ноябре 1965 года Пол Пот был в Китае в течение трёх месяцев. Чэнь Бода и Чжан Чуньцзяо говорили ему о том, что «оружие дает власть», рассказывали о теории классовой борьбы, о диктатуре пролетариата и о своем «революционном опыте». Все это послужило ему потом основой для захвата, укрепления власти и управления страной. После приезда на родину он переименовал бывшую партию в компартию Камбоджи, создал революционную опорную базу, наподобие того, как китайская компартия окружала города деревнями.

В 1968 году компартия Камбоджи создала свою армию. На конец 1969 года она насчитывала всего 3000 с лишним человек, но в 1975 году перед тем, как занять Пномпень, она была уже достаточно развита, превратившись в хорошо вооружённую и отважную армию, насчитывающую почти 80 тысяч человек. Все это всецело зависело от поддержки китайской компартии. В «Записках о поддержке Вьетнама в борьбе с Америкой»[21], которую написал Ван Сяньгэнь, сказано, что только в 1970 году Китай передал Пол Поту вооружение для 30 тысяч человек. В апреле 1975 года Пол Пот занял столицу Камбоджи. Через два месяца он посетил Пекин для получения указаний. Можно сказать, что без идеологической и материальной поддержки китайской компартией «красный кхмер» не смог бы убивать людей.

Приведем один пример. Когда компартия Камбоджи убила двух сыновей принца Сианука, Чжоу Эньлай распорядился, чтобы компартия Камбоджи привезла Сианука в Пекин. Когда компартия Камбоджи убивала людей, то не щадила даже младенцев в утробе во избежание угрозы в будущем. Но требование Чжоу Энлая было исполнено Пол Потом безоговорочно.

Чжоу Энлай смог спасти Сианука лишь одним словом, однако когда компартия Камбоджи убивала более 200 тысяч китайцев, китайская компартия не произнесла ни звука. В то время, когда китайцы обращались в китайское посольство за помощью, посольство просто не обращало на это внимания.

В мае 1998 года в Индонезии в больших масштабах насиловали и убивали китайцев, но китайская компартия также молчала. Она не только не помогала, но и всеми силами скрывала эту информацию в Китае. Жизнь и смерть китайцев за пределами Китая вроде бы и не касается китайского правительства и не приходится рассчитывать даже на человеческую поддержку с его стороны.

Разрушение семей

Сколько же человек в различных политических движениях уничтожила китайская компартия? У нас нет возможности, чтобы подсчитать, сколько людей было убито КПК в различных политических кампаниях. Нет никакого способа, чтобы провести статистический обзор, поскольку существует информационная блокада и преграды в разных областях, этнических группах и наречиях. Руководители КПК не смеют проводить подобную статистику, которая означала бы «рыть собственную могилу», поэтому китайская компартия предпочитает замолчать некоторые детали своей истории.

Что касается загубленных семей, то узнать их количество ещё труднее. Некоторые семьи разрушались из-за гибели одного её члена. Некоторые семьи были полностью убиты. Даже тогда, когда никто не умирал, многих заставляли развестись. Отца и сына, мать и дочь вынуждали отречься от родственных взаимоотношений. Преследование людей доходило до такой степени, что это заканчивалось для них параличом, потерей рассудка; некоторые вследствие издевательств тяжело заболевали и очень рано умирали и т.п. Полный отчёт этих всех семейных трагедий отсутствует.

Однажды в новостях японской газеты «Йомиури Ньюс» сообщалось, что в Китае КПК репрессировала более половины китайского населения. Если следовать этой оценке, то число разрушенных семей, по идее, составляет, как минимум 100 миллионов.

Благодаря сообщениям, каждой семье стало известной история Чжан Чжисинь[22]. Многие люди знают, что она подвергалась разнообразным жестоким пыткам, групповым изнасилованиям и психическим издевательствам. В конце концов, когда она потеряла рассудок, ей вырезали язык перед тем, как застрелить. Однако многие, возможно, не знают, что существует другая жестокая история, стоящая за этой трагедией: члены её семьи должны были пройти «учёбу для семей приговоренных к смерти».

Дочь Чжан Чжисинь вспоминала об истории, которая произошла весной 1975, так:

Представитель суда в городе Шеньян громко заявил: «Твоя мать – ярый реакционер, не перевоспиталась, упрямая, выступает против великого вождя председателя Мао, против мыслей Мао Цзэдуна, которые могут победить всё. Она против революционной линии пролетариата и председателя Мао, и это- её большая вина, поэтому правительство думывает об увеличении её наказания. Если приговорить ее к смертной казни, как вы к этому отнесётесь?...» Я оцепенела и не знала, как ответить. Мое сердце было сломлено, но я старалась делать вид, что спокойна, и сдерживала слезы. Мой папа говорил, что нельзя плакать при других, иначе невозможно будет отделить наши отношения от мамы. Папа вместо меня ответил: «Если это действительно так, то правительство может поступать, как считает нужным».

Представитель суда спросил снова: «Если её расстреляют, вы будете забирать ее труп? Нужны ли вам вещи Чжан Чжисинь?» Я опустила голову и молчала. Папа вместо меня сказал: «Нам ничего не надо»... Папа взял меня и моего младшего брата за руки и вывел из уездной гостиницы. Пошатываясь, под сильным ветром снежной бури, мы долго шли домой. Мы не готовили ничего, папа лишь разломил единственную булочку пополам и дал мне и младшему брату. Он сказал: «Поешьте и пораньше ложитесь спать». Я тихо лежала на печке. Папа сидел на табурете, оцепенело смотря на свет. Немного позже он посмотрел на нас, решив, что мы уснули. Он встал и тихо открыл ящик, который мы привезли из бывшего нашего дома в Шеньяне, и достал фотографии мамы. Он смотрел на них и не мог сдержать слёз.

Я встала с печи, положила голову на папины руки и громко разрыдалась. Папа гладил меня и говорил: «Нельзя так, нельзя, чтобы соседи услышали». Услышав мой плач, проснулся младший брат. Папа крепко прижал меня и младшего брата к себе. Неизвестно, сколько было пролито слез в эту ночь, но нельзя было громко плакать.[23]

У преподавателя одного университета была счастливая семья, но предшествующие события во времена «устранения реакционеров» привели её к беде. Во то время его будущая жена была влюблена в человека, которого причислили к «реакционерам». И выслали в глухие места, где он сильно страдал. Девушка не могла поехать вместе с ним, и вышла замуж за преподавателя. Когда её любимый, перестрадав, вернулся на родину, она, будучи уже матерью нескольких детей, не смогла простить свое предательство. Она настаивала на том, чтобы развестись со своим нынешним мужем, и тем самым искупить свою вину. Преподавателю было уже за пятьдесят лет, он не выдержал случившегося и потерял рассудок. Безумный, он снял с себя всю одежду и неприкаянно бродил по улицам. Но жена все-таки ушла от него и детей. Горе, которое доставила компартия людям, непоправимо. Это - боль общества, которую невозможно излечить.

Семья - это основа целостности китайского общества. Это также является последней защитой традиционной культуры в противоположность «культуре» компартии. В связи с этим разрушение семей является особо бесчеловечным актом в истории убийств людей китайской компартией.

Поскольку КПК монополизировала все социальные ресурсы государства, то когда человека за высказывание своей точки зрения классифицируют противником диктатуры, он или она сразу оказываются перед лицом потери средств существования, перед осуждением общества и потерей уважения. В этом случае семья могла бы стать для этих, в основном невинно обвиненных людей, единственным убежищем, где они могли бы получить утешение. Однако вследствие политики китайской компартии, принуждающей людей к отречению от своих родственников, родные не смели утешить преследуемого, иначе сами также становились объектом репрессий. Например, Чжан Чжисинь заставили развестись. Для многих людей сообщение о предательстве родных, их доносы, борьба, публичная критика являются обычно последней каплей, которая подрывает их дух. Вследствие этого многие люди пошли на самоубийство.
Модель убийств и последствия
Идеология убийств КПК

Компартия часто хвастливо заявляет, что она талантливо и творчески развила марксизм-ленинизм, но, на самом деле, она творчески развила всё зло, которое когда- либо существовало в истории и во всём мире. Она, используя коммунистическую идею о социальном единстве, обманула простой народ и интеллигенцию. Используя разрушение технической революцией веры, КПК пропагандирует атеизм; используя коммунизм, отрицает частную собственность; используя теорию и практику ленинизма о насильственной революции, управляет страной. Наряду с этим компартия продолжает усиливать самые злые свои стороны, полностью противоположные основам традиционной китайской культуры.

Китайская компартия созданными ею теориями «революции» и «перманентной революции под руководством диктатуры пролетариата», а также соответствующей моделью мира, пытается изменить этот мир, чтобы поддерживать свою диктатуру. Её теория разделена на две части: экономический базис диктатуры пролетариата и идеологическая надстройка. Экономический базис определяет идеологическую надстройку, которая в свою очередь влияет на экономический базис. Чтобы укрепить идеологическую надстройку, особенно партийную власть, необходимо начинать революцию с экономического базиса. Для этого необходимо:

1. Ликвидировать помещиков для решения вопроса о производственных отношениях[24] в деревнях;

2. Ликвидировать капиталистов для решения вопроса о производственных отношениях в городах.

Для усиления идеологической надстройки компартией проводятся непрекращающиеся убийства людей, чтобы обеспечить себе абсолютную монополию в идеологии. Для этого ей необходимо:

1 . Решить вопрос политической позиции интеллигенции к компартии.

Китайская компартия в течение длительного времени неоднократно поднимает кампании под названием «преобразование мышления интеллигентов». Коммунисты обвинили интеллигенцию в буржуазном индивидуализме, идеологии капитализма, геополитических взглядах, идеи бесклассового общества, с целью «уничтожения благовоспитанности, либерализма» и т.д. Она, осуществляя «промывание мозгов» интеллигенции, убивает в ней совесть, уничтожая ее благородство. Независимое мышление и другие положительные качества интеллигентов, включая высказывания в защиту правого дела, подвергались уничтожению. Традиционно в среде интеллигентов учат: “ Порядочный человек не погрязнет в роскоши, если даже живёт в богатстве и в почёте; он не отклонится от своей цели, если даже он беден и неизвестен; и ни при каких обстоятельствах он не преклонится перед превосходящей силой”;[25] “Будь первым среди тех, кто встанет на защиту интересов государства и последним среди тех, кто заботится о личных интересах”; “Каждый, даже самый простой человек, должен чувствовать себя ответственным за успехи и неудачи своей нации.”; и “В безвестности порядочный человек стремится развить себя, а когда он занимает видное положение, то он стремится к развитию всей страны.”[26]

2. Ради абсолютного руководства культурой и политикой во время Культурной революции КПК осуществляла убийство людей.

Сначала внутри компартии поднималось массовое движение, затем его развивали вне компартии и начинали убивать людей в литературных кругах, в кругах историков, в сфере искусства и образования. В начале КПК планировала ликвидировать несколько знаменитых человек, например, писателей под псевдонимом «Деревня с тремя семьями»[27]: Лю Шаоци, У Ханя, Лао Моша, Цзянь Боцзаня и т.д. Затем убивали «небольшую группу внутри компартии», «небольшую группу внутри армии», и далее убийства увеличивались во всей компартии, всей армии и всех людей по всей стране. Вооруженная борьба уничтожала физические тела, культурная борьба уничтожала дух. Это был крайне беспорядочный и бесчеловечный период под руководством компартии. Злая сторона человеческой природы проявилась в максимальной степени, и партия находилась на переломном этапе восстановлении своих сил. Каждый человек мог убивать людей под предлогом «революции», «защиты революционной линии компартии и председателя Мао». Это было беспрецедентное общенациональное уничтожение человеческой природы.

3. После Культурной революции КПК расстреливала студентов на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 в ответ на их демократические требования.

Впервые армия КПК публично убивала гражданских людей, чтобы подавить голос возражений против хищений, против сговора чиновников и бизнесменов, против явлений разложения, чтобы подавить требования свободы слова, печати и собраний. С целью создания противостояния армии, чтобы армия ненавидела народ, специально были подстроены поджоги военных машин и убийства солдат.

4. Убийство людей различных верований.

Завладеть верой - коренной вопрос китайской компартии. Чтобы лживые теории КПК смогли обмануть людей, в начале укрепления своей власти китайская компартия уничтожала различные религиозные направления и веру. В настоящее время китайская компартия вновь занесла свой нож над верой – практикующими Фалуньгун. КПК пользуется тем, что в Фалуньгун самосовершенствуются по принципу «Истина-Доброта-Терпение», что в принципах Фалуньгун нет насилия и он не может вызвать беспорядок. Накопив опыт в устранении Фалуньгун, КПК приспособилась для уничтожения людей, имеющих иную веру. В этот раз лидер КПК, Цзян Цзэминь, сам вышел на сцену для руководства убийствами.

5. Убийства людей для сокрытия правды.

Право на знание правды - это другое чувствительное место КПК, поэтому для сокрытия информации она убивает людей. Раньше тех, кто незаконно слушал «вражеское радио», получали тюремные сроки. Сейчас в ответ на многократные инциденты перехвата принадлежащих государству телевизионных систем, чтобы разъяснить правду о преследовании Фалуньгун, Цзянь Цземин выпустил секретный приказ: «Беспощадно расстреливать на месте». Лю Чэнцзюня, который используя телевидение, рассказал правду, замучили до смерти. Компартией был создан «Комитет 610» (организация, подобная гестапо, специально создана репрессировать Фалуньгун) для слежки за каждым человеком, к этому привлекаются также милиция, прокуратура, суды и большая интернет-система.

6. Преследуя свои интересы, КПК лишает людей их права на жизнь.

Теория китайской компартии о «перманентной революции» на самом деле говорит о том, что она не намерена терять власть. Сейчас хищения и разложение КПК уже развились до конфликта между абсолютным правом руководства компартии и правом людей на жизнь. Когда люди защищают свои права законными способами, китайская компартия использует насилие, непрерывно поднимая нож на «зачинщиков». Для этой цели китайская компартия подготовила более миллиона вооруженных милиционеров. По сравнению с убийствами студентов на площади Тяньаньмень (1989г.), когда на помощь была брошена армия, сегодня китайская компартия имеет еще большую готовность к убийству людей. Вынуждая своих людей идти по пути насилия, КПК загнала себя в тупик. Ее власть уже дошла до такой степени, что «трава и кустарник принимаются за солдат»; до такой степени, когда она «находится под страшной угрозой».

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что компартия, по сути, является злым духом. Независимо от перемены места и времени она, ради абсолютной власти, убивала людей в прошлом, убивает людей сейчас и в будущем будет продолжать убивать людей – это остается для нее неизменным.

В разных условиях используются разные модели убийств

    А. Управление пропагандой

КПК в разное время использовала разные способы и модели убийств. Чаще всего, акции запланированных убийств предшествовало формирование общественного мнения. Компартия часто говорит: «Только убийство может успокоить гнев народа»,- словно компартия убивают людей по требованию народа. На самом деле «гнев народа» возбуждает сама КПК.

Например, в драме «Седая девушка»[28] народная легенда полностью искажена. В произведении «Лю Вэньсай» придумали двор для сбора арендной платы и водную тюрьму. Всё это осуществлялось с той целью, чтобы путем «воспитания» добиться ненависти людей к помещикам. Представить «врагов» дьяволами – наиболее часто используемый способ. КПК может даже главу государства представить дьяволом, как это было с Лю Шаоци. Ради разжигания ненависти в отношении Фалуньгун было инсценировано «самосожжение» на площади Тяньаньмэнь в январе 2001г., чтобы этим подстрекать людей к ненависти к Фалуньгун, чтобы усилить репрессии, направленные на практикующих Фалуньгун. Китайская компартия не только не изменила подобную модель убийств, но и усовершенствовала её с развитием информационных технологий. Если в прошлом партия обманывала только китайских граждан, то сейчас обманывает людей всего мира.
 

    Б. Подъем масс на убийство людей

Диктатура компартии не только убивает людей, но и организует «подъем масс на убийство друг друга». Если в начале своего становления еще в какой-то мере соблюдались существующие законы, то когда народ обезумел от убийств, стала попираться уже всякая законность. Например, в кампании «земельная реформа» каждый местный комитет, проводящий эту реформу, мог самостоятельно решать вопрос жизни или смерти помещиков.
 

    В. Разрушение духа перед убийством физического тела

Другой метод убийства направлен на сокрушение духа, перед убийством физического тела. В истории Китая даже во время самой жестокой династии Цинь (221-207 до н.э.) не посягали на дух человека. КПК никогда не дает человеку шанс мужественно и стойко принять смерть. «К признавшим свою вину подходить снисходительно, а к сопротивляющимся – строго», «Только опустить голову и признаться в своей вине – это есть единственный выход». Партия всегда принуждала человека бросить свою веру, чтобы он, как собака, умер без достоинства, иначе те, кто мужественно и стойко принимал смерть, могли воодушевить других. Только когда люди умирали в позоре и оскорблении, только тогда КПК добивалась цели в «воспитании» других, которые восхищались жертвой. Китайская компартия зверски преследует Фалуньгун по той причине, что Фалуньгун считает веру важнее своей жизни. Когда китайская компартия не может разрушить их достоинство, то старается замучить их до смерти.
 

    Г. Процесс убийства – это не только убийство

В процессе убийств КПК всегда использует тактику «кнута и пряника», оказывая поддержку одним людям и отвергая других. Она всегда говорит «бить меньшинство», используя пропорцию 5%, так как «большинство людей» все-таки хорошие и могут быть объектами воспитания. Такое «воспитание» разделено на «террор» и «заботу». «Террористическое» воспитание – дать людям понять, что сопротивление компартии не имеет хорошего результата, что надо быть подальше от людей, на которых нападает КПК. «Заботливое» воспитание – дать людям увидеть, что если получишь доверие компартии, будешь стоять на стороне компартии, то такая позиция не только безопасна, но и может помочь развить карьеру или получить ещё какие-нибудь выгоды». Линь Бяо[29] сказал: «Сегодня усмирили небольшую порцию людей, завтра усмирили небольшую порцию людей, а вместе будет большая часть». Те, кто выжили в одном движении, часто становятся жертвами другого движения.
 

    Д. Модели убийств людей: «уничтожение в зародыше и «скрытые противозаконные убийства»

Сейчас КПК развила модель убийств людей под названием «уничтожение в зародыше» и «скрытые противозаконные убийства». Например, в настоящее время в разных местах всё больше и больше возникает сопротивление рабочих и крестьян. КПК, действуя по принципу «уничтожение в зародыше», арестовывает «главарей» и приговаривает их к тяжелому наказанию. В настоящее время стремление к свободе и соблюдению прав человека становится общепризнанным в мире, и КПК не приговаривает учеников Фалуньгун к смерти, но вследствие подстрекательств Цзян Цзэминя, заявившего «если забили до смерти, то не будешь отвечать», в разных местах часто происходят страшные события, когда учеников Фалуньгун подвергают пыткам до смерти. Например, Конституция дает гражданам право на подачу мирной апелляции, но китайская компартия, используя полицейских в штатском, даже нанимая хулиганов, ловит людей, которые подают мирную апелляцию, и сажает их в исправительно-трудовые лагеря.
 

    Е. Убийство одного, чтобы предупредить другого

Преследования Чжан Чжисинь, Юй Локэ, Линь Чжао[30] и другие подобные примеры.
 

    Ж. Использование одного подавления для сокрытия других убийств

КПК иногда преследует людей, известных в международном сообществе, но не убивает их с той целью, чтобы смертельные случаи тех, кто мало известен, не привлекали всеобщего внимания. Например, в ходе кампании «против реакционеров» высшим командующим гоминьдана, таким как Лун Юню, Фу Цзуи и Ду Юймину, была сохранена жизнь, но были убиты командиры гоминьдана среднего и низшего звеньев. Бесконечные убийства людей компартией исказил дух китайских людей, и сейчас у многих китайцев существует склонность к убийствам. Когда в Америке произошли события 11 сентября 2001 г., на сайтах Китая даже приветствовали нападение одобрительными высказываниями «на досках объявлений» в интернете. Голоса защитников «абсолютной войны» были слышны повсюду.
 

Заключение

Поскольку КПК скрывает информацию, мы не можем точно узнать, сколько человек в ходе её правления были репрессированы до смерти. В описанных выше «движениях» погибло как минимум 60 миллионов человек. Кроме того, китайская компартия в Синьцзяне, в Тибете, во Внутренней Монголии, Юньнане и других местах убивает малочисленные народы, о чем еще труднее найти исторические материалы. По данным газеты «Вашингтон пост», КПК в общей сложности репрессировала до смерти 80 миллионов человек.

Кроме погибших есть ещё парализованные, потерявшие рассудок, умершие от чувства безнадежности, страха, горя… Об этом мы, тем более, не можем узнать. Ведь смерть каждого человека – горькая утрата для его семьи.

В новостях японской газеты «Йомиури» сообщалось, что КПК дала команду собрать статистику в 29 провинциях страны, которая показала, что Культурная Революция затронула как минимум 600 миллионов человек, что составляет около половины населения Китая.

Сталин как-то произнес: «Смерть одного человека - трагедия, но смерть одного миллиона - просто статистика». Когда говорили, что много человек в Сычуань погибло от голода, Ли Цзинцюань, бывший партийный секретарь Сычуаньского уезда, спокойно, как будто бы ничего не случилось, сказал: «В какой династии не умирали люди?» Мао Цзэдун сказал: «В любой борьбе есть жертвы, люди погибают, и это часто бывает». Таково отношение коммунистов к людским жизням. Не удивительно, что Сталин репрессировал 20 миллионов человек до смерти, то есть 1/10 часть населения бывшего СССР. Китайская компартия погубила 80 миллионов людей, что тоже составляет почти 1/10 часть населения (в конце Культурной революции). «Красные кхмеры» погубили 2 миллиона человек, что составляет 1/4 населения Камбоджи. В настоящее время в Северной Корее более миллиона человек погибло от голода. Все это является кровавыми долгами компартии перед человечеством.

Еретические религии убивают людей и их кровью совершают жертвоприношения. Компартия с момента ее появления начала непрерывно убивать людей и, когда не может убивать других, то убивает своих для того, чтобы приносить жертву своему еретическому учению «классовой борьбы», «боевой линии»; даже приносит на жертвенник своих генеральных секретарей, маршалов, военных командиров, министров.

Многие считают, что китайской компартии надо дать время, чтобы она «исправилась»; говорят, что она сейчас уже сократила убийства. Пока не говорим о том, что убийство одного человека, это все равно убийство. Если рассматривать этот вопрос шире, то убийство людей – это один из способов китайской компартии в достижении цели террористического правления. Тогда много убить или мало убить – можно регулировать по необходимости. На первый взгляд, можно сказать, что «невозможно предугадать» число убийств. Когда люди проявляют слабый страх к террору, то КПК увеличивает число убийств, чтобы увеличить их чувство страха к террору; и затем убивают немногих людей, чтобы поддержать чувство страха. Когда люди боятся ещё сильнее, то КПК намеренно заявляет, что будет убивать людей, и только запугиванием также может поддерживать террор. В этом случае у людей, которые испытали бесчисленные политические движения и убийства, образуется условный рефлекс террора КПК. Даже уже не упоминая об убийствах, КПК достаточно лишь использовать соответствующий тон в своих массовых пропагандистских механизмах, чтобы напомнить людям о терроре.

Когда в обществе отношение к террору меняется, то китайская компартия регулирует убийства людей. Количество убитых – это не цель КПК, самое главное в том, чтобы всегда убивать людей для поддержания своей власти. Нет, КПК не стала терпимей и при этом она не опускала нож мясника, наоборот люди стали более послушными. Как только люди поднимутся с каким-нибудь требованием, что выходит за пределы терпимости КПК, то КПК будет убивать без колебаний.

Из-за того, что нужно поддерживать террор, выборочное убийство людей, даёт максимальный результат для этих целей. Из-за того, что при убийстве людей обычно четко не определяется объект преследования, вина и нормы наказаний, то, чтобы избежать собственного убийства, местная администрация сама определяет рамки влияния «движения», которые оказываются иногда уже и жестче, чем определила компартия. Вот почему в каждом «движении» люди охотно поступали всё более жестоко. Чтобы избежать быть втянутым в убийства, люди сами ограничивали своё мышление, создав для себя «безопасную зону». Такая «безопасная зона» мышления была ещё более узкой, чем те рамки, которые намеревалась ввести КПК. Именно поэтому люди в каждом движении имеют тенденцию поступать как «левый», но не как реакционер. В результате этого «расширенного» движения сверх намеченного плана, люди добровольно налагают на себя ограничения, чтобы гарантировать собственную безопасность. Такая добровольная интенсификация террора всего общества происходит в результате выборочных убийств КПК.

В длительной истории убийств КПК превратилась, в этом плане, в извращенного серийного убийцу. Через убийства выявляется её извращенное удовлетворение своей властью в решении вопроса жизни и смерти людей. Посредством убийства людей уменьшается страх в её душе. Через убийства подавляются ненависть и недовольства, предыдущими убийствами. Сегодня у КПК уже слишком много кровавых долгов, и для нее нет доброго исхода. Она поддерживает себя высоким давлением и диктатурой, до своего заключительного момента. Несмотря на свою маскировку, кровожадная суть КПК никогда не менялась и в будущем, тем более, не изменится.
 


Читайте далее:
Комментарий 8. Сущность дьявольского культа китайской коммунистической партии


[1] Из письма Мао Цзэдуна своей жене Цзян Цин (1966).

[2] Базис и надстройка – понятия марксистко-ленинской философии, «раскрывающие связь экономических и общественных отношений, а также всех др. отношений данного общества». Философский словарь. – М.: Изд.политической лит-ры, 1975.

[3] Ху Фэн, эрудит, литературный критик – противник партийной теории литературы. За свои идеи приговорен к 14 годам заключения.

[4] Конфуций, «Беседы и суждения».

[5] Третья Книга Моисеева. Левит 19:18.

[6] К.Маркс и Ф.Энгельс, Манифест коммунистической партии (1848).

[7] Мао Цзэдун, Диктатура народной демократии (1949).
[8] Статья «Мы должны ударить по реакционерам сильно и точно»

[9] “Небесное государство Великого Спокойствия” (1851 - 1864) - название группы по провозглашенной ею идее. Данная группа, развязала известное Тайпинское восстание, одно из самых кровавых конфликтов в китайской истории. Вдохновителем восстания был самозванным мистик по имени Хун Сюцюань, который был также христианским новообращённым. Полагают, что в этом столкновении восставших с силами имперского Китая погибло, по крайней мере, 30 миллионов человек.

[10] «Большой скачок» (1958-1960) - кампания КПК по расширению промышленности Китая, особенно сталелитейной промышленности. Это рассматривалось, как главное экономическое бедствие.

[11] Опубликована в феврале 1994 года Издательским домом «Красный Флаг». Цитата - в редакции переводчика.

[12] 1 га = 15 му.

[13] Пэн Дэхуай (1898 – 1974), главнокомандующий вооруженными силами во время войны в Корее, министр обороны в 1954 -59 гг. Отправлен в отставку в результате действий левацких элементов в окружении Мао.

[14] «Расследования убийств в Дасин», Юй Ловэнь.

[15] Чжэн И. Алый Мемориал. - Тайбэй: Изд. китайского телевидения, 1993. Эта книга также доступна на английском языке - Алый Мемориал: рассказы о людоедстве в современном Китае, Чжэна И, книга переведена и отредактирована T. P. Sym (Boulder, Колорадо: Westview Press, 1998.)

[16] “Старое общество”, как называет это КПК, относится к периоду до 1949 года, а “новое общество” относится к периоду после 1949 года, когда КПК взяла контроль над страной.

[17] «Смирительная рубашка» - один из видов пыток. Руки жертвы связывают за спиной веревкой, после чего человека подвешивают в смирительной рубашке за руки. В результате жестокой пытки ломаются кости в плечах, локтях, запястьях, и жертва умирает от невыносимой боли. В результате применения этой пытки погибло несколько практикующих Фалуньгун. Для получения более подробной информации, посетите сайты: на китайском языке, на английском языке, на русском языке.

[18] Антибольшевистский корпус.

[19] Движение за выправление стиля работы.

[20] Чжоу Эньлай (1898-1976) был после Мао вторым по известности человеком в истории КПК. С 1949 года до своей смерти он являлся ключевой фигурой в КПК и правительстве КНР. Занимал должность премьер-министра КНР.

[21] Ван Сяньгэнь. Документальный фильм о поддержке Вьетнама в борьбе с Америкой. - Пекин: Международное издательство культуры, 1990.

[22] Чжан Чжисинь – представительница интеллигенции, замученная КПК до смерти во время Великой культурной революции за критику политики «Большого скачка» Мао Цзэдуна и за то, что открыто говорила правду. Тюремные охранники много раз срывали с нее одежду, сковывали руки за спиной и бросали в мужские камеры, где уголовники насиловали ее, пока она не сошла с ума. Охранники боялись, что она будет выкрикивать лозунги, когда ее будут убивать, поэтому перед этим перерезали ей гортань. Ю Локэ и Линь Чжао – еще две женщины, погибшие в ходе Великой культурной революции в результате подобного преследования.

[23] Из Фонда исследования Лаогай, сообщение от 12 октября 2004 (на китайском языке).

[24] Один из трех инструментов (средства производства, способы производства и производственные отношения), которые Маркс использовал для характеристики социальных групп – классов. Основой производственных отношений являются отношения собственности на средства производства.

[25] Мэнцзы (Менций). Книга 3. Серия Классики Пингвин, переведено D.C Lau.

[26] Менций. Книга 7. Серия Классики Пингвин, переведено D.C Lau.

[27] «Деревня трех семей» – литературный псевдоним трех писателей в 1960-х гг.: Дэн Ко, У Ханя и Ляо Моша. У был автором пьесы «Хай Жуй уволен», которую Мао считал политической сатирой на его отношения с генералом Пэн Дэхуаем.

[28] Произведение «Седая девушка» изначально рассказывало о бессмертной девушке и не имело никакого отношения к классовой борьбе. Однако под пером писателей КПК оно превратилось в «современную» драму, оперу и балет, которые использовались для насаждения классовой ненависти.

[29] Линь Бяо (1907-1971), один из главных лидеров КПК. Был при Мао Цзэдуне членом политбюро, заместителем Председателя (1958), министром обороны (1959). Линь считается идеологом Великой культурной революции Китая. Линь рассматривался как преемник Мао в 1966 году, но впал в немилость в 1970 г. Осознавая свое устранение от власти, Линь, как сообщалось, принял участие в неудавшемся перевороте и, когда его заговор раскрыли, пытался улететь в СССР. Его самолет разбился на территории Монголии, а сам Линь Бяо погиб.

[30] Юй Луоке был мыслителем и борцом за права человека. Был убит КПК во время Культурной революции. Его важный очерк “На семейном фоне”, написанный 18 января 1967, являлся наиболее широко распространенным и имел наиболее долгосрочное влияние из всех очерков, отражающих не прокоммунистические мысли во время Культурной революции. ЛиньЧжао, студентка факультета журналистики Пекинского университета, была классифицирована как реакционерка в 1957 году за ее независимое мышление и откровенную критику коммунистического движения. Была обвинена в заговоре, якобы, по свержению народной демократической диктатуры и арестована в 1960 году. В 1962 году она была приговорена к 20 годам заключения и убита КПК 29 апреля 1968 года как контрреволюционер.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...