• Противоречия японского общества

  • Вторник, 4 марта 2008 года
В СМИ часто сообщается, что, начиная с 90-х годов Япония переживает самый глубокий экономический спад за последние 50 лет, но очень мало говорится о внутренних противоречиях в обществе и насилии, ставшими следствием утраты Японией ее доминирующей позиции в мире. Вместе с крахом японского экономического чуда, по словам ученых, молодые люди  ощущают себя потерянными.

Темная сторона японского общества стала темой дискуссии, прошедшей в Центре им. Вудро Вильсона 20 февраля, где несколько японских ученых рассказали о различных аспектах жестокого общества, измученного проблемами.

Среди затронутых тем - связь между организованной преступностью и насилием по политическому заказу, отклонения от социальных норм среди молодежи, низкий уровень рождаемости, высокий процент самоубийств и «постоянная» частичная занятость. Один из примеров бедственного положения японского общества - феномен «хикикомори». Это когда молодые люди запираются в своей комнате и отказываются ходить на работу или в школу, разговаривать с друзьями и вести нормальную жизнь.

Якудза: японская организованная преступность

Эйко Маруко Синиавер, ассистент профессора истории в колледже Вильямса, рассказала об истоках якудзы, японской организованной преступности, и о том, как она превратилась в жестокое оружие националистически настроенных политических партий.

Синиавер говорит, что в конце 17 века и в 18-м веке владельцы игорных домов образовали мафиозные кланы, что привело к появлению могущественных боссов. Некоторые торговцы с дурной репутацией, торгующие сомнительными товарами, также нуждались в защите контролируемой сферы. Две эти группы криминального бизнеса привлекали жестоких наемников и со временем развились в «политических хулиганов». В Японии эти люди стали частью политической сцены, проявляя насилие в отношении политических оппонентов.

В довоенной Японии якудза могла принимать участие в подавлении восстаний и левых партий и идей. По словам Синиавер, насилие со стороны якудзы внесло свой вклад в снижение числа политических партий в 30-х годах.

После войны якудза возродилась и до недавнего времени оставалась верной своей жестокой природе. Эта склонность постепенно начала снижаться в 1960-е годы, и особенно в 1970-е, когда общество стало более нетерпимым к проявлениям насилия, существовавшим в прошлом.

Несмотря на участие в незаконной деятельности, якудза стала институтом в политической практике. Синиавер утверждает, что для  большей части современной истории политическое насилие институционализировалось, и признает, что Японию можно охарактеризовать как «жестокую демократию».

Энтони Бруно в «Gangsters & Outlaws» заявил, что влияние якудзы на японскую жизнь намного выше, чем у организованной преступности в США. Численность якудзы, насчитывающей 110 000 активных членов, во много раз превышает число членов организованной преступности в США (20 000). Причем количество жителей Японии в два раза меньше, чем в Америке. Политически они связаны с правыми националистами.

Потерянное поколение

Когда японский экономический пузырь лопнул в начале 1990-х, японская молодежь, особенно те, кто имели лишь среднее образование или ниже, потеряли гарантию того, что они смогут найти работу с полной занятостью. «Работодателям пришлось в корне пересмотреть условия, на которых они могли бы нанимать работников во время испытательного срока», - говорит Мэри К. Брайнтон, профессор социологии в Гарвардском университете.

В 1990-х годах для каждого выпускника средней школы было 3,3 рабочих вакансии. В последние годы это число сократилось вдвое. Для выпускников университетов возможность устроиться на работу также снизилась, но профессор Брайтон в большей степени сконцентрировалась на лицах со средним образованием и уволенных, которые были затронуты в большей степени. Молодые люди страдают от ненормативной занятости, постоянно выпадая из числа рабочий силы

Число частичной занятости  среди молодежи с 1993 по 2003 гг. достигло почти 30%. В 2003 г. впервые число частично занятых  японцев со средним образованием, превысило процент, работающих на полную ставку.

Последствия для этих молодых людей оказались опустошающими. Они ощущают, что не могут вступить в брак и создать семью, имея лишь временную работу или работая на полставки, и многие компании неохотно переводят  частично занятых работников на полную занятость.

«Таким образом, 32-летнему человеку, который, возможно, никогда не работал на полную ставку, компания скорее предпочтет 20-летнего работника. По мере того, как Япония переходила к другому рынку труда, целое поколение оказалось потерянным», - говорит Брайнтон.

Хикикомори: специфическая японская современная аномалия

Экономический крах в Японии привел к новой форме антисоциального поведения: молодые люди отдаляются от общества, физически запираясь в своих комнатах на протяжении месяцев или даже лет.

Хикикомори возникли лишь с экономическим ростом и расстройством социальной системы, став отражением «ее жесткости и дисфункции», - пишет Майкл Циленцигер в «Лишая солнца: как Япония сама создала свое   потерянное поколение» (2006).

Слово «хикикомори» в буквальном переводе означает кого-то замкнувшегося и изолировавшегося от общества. Они не хотят или не могут ни с кем общаться, даже со своими друзьями. «Число хикикомори составляет около миллиона молодых людей, 80% из которых - юноши», - говорит Циленцигер, журналист-обладатель Пулитцеровской премии, в настоящее время работающий в Калифорнийском университете в Беркли.

Хикикомори, с которыми Циленцигер встречался, были неспособны или не хотели выходить из дома и зависели от своих родителей, которые оставляли им еду у двери их спальни. Он говорит, что они с подозрением относились к людям и были неспособны завязывать близкие отношения с людьми. Циленцигер также отмечает, что после исследований было обнаружено, что они не страдали от шизофрении, агорафобии или психоза.

По словам Циленцигера, хикикомори - это не просто «испорченные дети». Скорее, эти отшельники бунтуют против японской системы, лишенной гибкости, в соответствие с которой дети начинают ходить в школу в раннем возрасте, должны сдавать очень тяжелые экзамены, и затем, на работе, быть дисциплинированными.

«В то время как европейская и американская молодежь может открыто выражать свою индивидуальность, японское общество не поощряет независимость, - говорит Циленцигер. - Лишь внутри себя остается возможность отыскать безопасное место для бунта. Это также объясняет, почему среди высокоразвитых стран в Японии самый высокий уровень самоубийств». В «Лишая солнце» Циленцигер пишет, что молодые люди, с которыми он общался, «часто оказывались умными, открытыми, отзывчивыми людьми, полными неоспоримых идей и глубокого понимания об обществе и о самих себе». Их спальня становится единственным безопасным местом, где они могут выразить свой  протест.

Гэри Фейерберг. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...