• Депутаты Бундестага Германии направляются в Китай

  • Понедельник, 13 апреля 2009 года

Комитет по правам человека и Комитет прошений Бундестага Германии отправляются 14 апреля в четырехдневную поездку по Китаю. Основными целями этого визита являются обсуждение общих прав человека в Китае, ситуации этнических и религиозных меньшинств, а также положения рабочих-мигрантов.

Часть делегации отправится в Лхаcу, другая часть в Синьцзян - область уйгуров. Перед поездкой комитетов корреспондент «Великой Эпохи» в Германии беседовал с одним из членов делегации, депутатом Бундестага от Свободной демократической партии Германии (FDP), Буркхардом Мюллер-Зёнксен, адвокатом из Гамбурга, о целях и способах работы «поездки для прав человека».

Великая Эпоха (ВЭ): Господин Мюллер-Зёнксен, какова главная цель Вашей поездки?

Мюллер-Зёнксен: Основная цель комитета по правам человека - это предоставить китайцам возможность продолжить начатый перед Олимпийскими играми диалог с представителем Тибета и Далай-Ламой, или же узнать, что послужило причиной прекращения переговоров.

ВЭ: Есть ли также другие темы относительно прав человека или ситуаций в обществе?

Мюллер-Зёнксен: Да. Это тема Фалуньгун, уйгуров и других меньшинств, само собой разумеется - тема рабочих мигрантов и принудительных переселений. Это возможно обговорить, если действовать не с позиции опекуна-предписателя, а с позиции дружественной страны, я бы охотно выслушал мнение китайской стороны относительно этих проблем.

Мы едем не для того, чтобы показать на Китай пальцем, но для того, чтобы озвучить наши представления о минимальных стандартах прав человека, и возможно, помочь тем, кто желает, осуществить их применение. Так как безопасность можно обеспечить намного быстрее с помощью довольных людей, чем если подавлять большие группы людей, пусть даже их называют меньшинствами.

ВЭ: Есть ли какая-то группа людей, которую Вы бы хотели посетить - например адвокаты или другие?

Мюллер-Зёнксен: Я сам адвокат и, естественно, имею контакты с немецким сообществом адвокатов, и также с европейским сообществом адвокатов. Мы даже собираемся в Германии немецким сообществом по моей инициативе разработать проект по правам человека, и я считаю очень воодушевляющим и ведущим к цели, если бы мы могли провести подобный проект с адвокатами в Китае. Адвокаты просто принадлежат настоящей, предоставленной народу правящей демократии или форме общества. Адвокаты очень полезны тут, так как они обеспечивают безопасность Права и лучшее взаимное сосуществование.

ВЭ: Вы придерживаетесь мнения, что возможно напрямую говорить с китайским правительством о ситуации с правами человека, или же оно просто отклоняет такой диалог?

Мюллер-Зёнксен: Китайская сторона может это просто отклонить. Но если быть невежливым и не выслушивать друг друга - это не годится. Мы нормальные люди в этом мире, где также существуют вполне нормальные критерии минимальных стандартов и они для каждого человека на этой земле равны, и если этот основной принцип однажды применить к себе, то тогда уже нет разницы, китайское ли это правительство, кубинское или южно-африканское, как говорится, уже не играет роди. Для всех людей должны быть соблюдены эти минимальные стандарты.

ВЭ: Это первый визит Комитета по правам человека в Китай?

Мюллер-Зёнксен: Нет конечно, не первый, но это в течении уже продолжительного времени - снова первый в Тибет, и я надеюсь, что после долгих лет закрытого Тибета нам это снова позволят. Я считаю очень важным, если в тюрьмах будет вновь позволено присутствие международного Красного Креста. Это не политика, а снова, опять-таки, обеспечение минимального стандарта.

ВЭ: Планируете ли Вы посетить храмы в Тибете? Согласована ли такая возможность?

Мюллер-Зёнксен: Я даже предложил, чтобы мы вместо гостиницы в Лхасе переночевали в монастыре. Об удобствах в этой поездке все равно речь не идет, тогда я конечно смог бы переночевать в жесткой постели одного из монастырей.

У меня другая вера, но я верю в самореализацию и самосовершенствование, в свободу человека и если мы, как международная или немецкая делегация там остановимся, мы донесем послание: «Мы с вами и думаем о вас, даже если вам последующее время возможно придется страдать, чего мы вам не желаем, мы вас не забываем».

ВЭ: Полтора года назад Бундестаг издал резолюцию против исправительно-трудовых лагерей в Китае. Запланировано ли в этот раз также посетить исправительно-трудовые лагеря или хотя бы один из них?

Мюллер-Зёнксен: Официальная позиция китайской стороны - что такие лагеря вообще не существуют, что было бы прекрасно, система лагерей Лаогай уже продолжительное время является табу и не существует.

Само собой разумеется, это тоже одна из целей группы прав человека - увидеть это. Исправительно-трудовой лагерь - это особенно беспардонный способ обхождения с людьми в неволе, в государственной неволе. Китайский режим, например, не приводит смертную казнь в исполнение, но дает на смертную казнь очень циничное двухлетнее испытание, как немецкому адвокату, это нужно еще попытаться себе представить. Во-первых, я и без того отвергаю смертную казнь, как либерал в любом случае. Кроме того, я живу в цивилизации, которая не принимает смертную казнь. То, что в Китае приговаривают на испытание смертной казнью по политическим причинам, похоже на: «и не пробуй думать по другому, иначе в любой из дней мы с тобой расправимся, еще и в рамках правового государства». Нет, такое наименование, которое так цинично, что я должен извиниться за это, в действительности трудно себе представить.

ВЭ: Вы также посетите Сычуань. Какова ваша цель?

Мюллер-Зёнксен: Я мог бы назвать Китай и Пекин еще более великой страной, или в действительности иметь еще больший респект к ним, если бы они пожертвовали силой и терпением, а не заменяли мирное сосуществование крепкими словами и оружием.

Это поразительно, верить, что такие вещи можно подавить. Мы видим, что в Европе также существуют меньшинства, которые устроили военные восстания с применением оружия, например в Испании или северной Ирландии.

Поэтому мы не можем сказать, что это только китайская проблема. Это как раз послание, что проблема повсеместна. Нужно обходиться с проблемой наступательно, открыто, коммуникабельно и демократически. Китай никогда не покорит Тибет и Далай-Ламу с помощью военной силы, но они могут заключить договоренность, которая будет полезна обоим.

Я вижу для Китая в Тибете равноправную ситуацию вместо этого одностороннего, наполненного страхом, подавления. Этот страх я чувствую отсюда. Он не востребован и её [эту ситуацию] можно намного лучше обустроить по новому при соблюдении прав человека.

Возможно исходить из китайской традиции, сохранить эту особенность, вернуться к древней толерантности. Я думаю, толерантность - это слово, которое также и в Китае во многом многоцветии можно расписать на бумаге. И это нужно вернуть.

Я еду туда воодушевить тех людей, которые еще не могут представить, что особенности и многообразие - это достоинство. Мы в Европе переживаем многообразие. У нас в Европе похоже много языков, как и в Китае диалектов. Возможно мы небольшой образец, но все-таки у нас в Европе уже очень очень давно мир между народами.

ВЭ: Как Вы планируете во время поездки заняться темой рабочих мигрантов?

Мюллер-Зёнксен: Для одной группы это слишком трудно. Мы собираемся затронуть эту тему, но рабочие мигранты в Китае это не что-то, куда мы могли бы пойти, большие стройки мы тоже не встретим в процессе поездки.

Эту тему я считаю очень большим социальным порохом. Я исхожу из того, что китайское правительство позаботиться об этом в собственных интересах. Думаю, что если эти рабочие много ездят и поют свои песни, тогда могу себе представить, что это имеет подобный эффект как в Германии в прошлом, в бывшей ГДР.

Если люди начинают говорить: «Мы народ и не вы, функционеры, наши опекуны», тогда это будет тяжело. Я надеюсь, что правительство пойдет навстречу народу. Так как этих мигрантов очень много и они в состоянии выразить свои права. Проблемы нужно рассматривать заблаговременно, чтобы после не создавать их еще больше.

Мария Чжен. Великая Эпоха
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...