• Забытые временем: «кулацкие ссыльные». Часть 2

  • Среда, 25 мая 2011 года

Документация репрессий [1]

В памяти людей, особенно старшего поколения, навсегда осталось словосочетание «Тридцать седьмой год». Для кого-то это было связано с горем потери близких и родных людей, для кого-то — со страхом перед возможностью горя.

Конечно, репрессии начались сразу после октябрьского переворота, а 1937-й год стал годом массового террора. В течение 1937/38 гг. по политическим обвинениям было арестовано более 1 700 00 человек. А вместе с жертвами депортаций и осужденными «социально вредными элементами» число репрессированных переваливает за 2 000 000. А ведь до этого были миллионы раскулаченных, лишенных Родины и высланных в спецпоселки по всей территории необъятной страны.

Репрессией считается любая утрата прав и преимуществ, правоограничения, связанных с незаконным привлечением к уголовной ответственности, лишением свободы, неоправданным осуждением, направление детей в детские дома после ареста родителей, незаконным применением принудительных мер медицинского характера. Политические репрессии в советской России на протяжении всей ее истории были настолько рядовым явлением жизни, что затронули семьи всех социальных слоев. Обоснованный страх репрессий вел к частому уничтожению личных и семейных архивов. Однако, репрессивная система создавала свой документооборот и накапливала свою специфическую документальную базу, и восстановление личных и семейных биографий зачастую просто невозможно без обращения к этим источникам.

I. Первая массовая категория — люди, по политическим обвинениям арестованные органами государственной безопасности (ВЧК–ОГПУ–НКВД–МГБ–КГБ) и приговоренные судебными или квазисудебными (ОСО, «тройки», «двойки» и т. п.) инстанциями к смертной казни, к разным срокам заключения в лагерях и тюрьмах или к ссылке. По предварительным оценкам, за период 1921–1985 гг. в эту категорию попадает от 5 000 000 до 5 500 000 человек. Чаще всего в Книги Памяти включались сведения о людях, пострадавших в период 1930–1953 гг. Это объясняется не только тем, что в данный период осуществлялись наиболее массовые репрессивные операции, но и тем, что процесс реабилитации, начатый в хрущевскую эпоху и возобновившийся во время перестройки, прежде всего коснулся жертв именно сталинского террора. Реже в базах данных встречаются жертвы репрессий более раннего (до 1929 г.) и более позднего (после 1954 г.) периодов: дела их пересмотрены в гораздо меньшей степени. Самые ранние репрессии советской власти (1917–1920 гг.), относящиеся к эпохе революции и Гражданской войны, документированы настолько фрагментарно и разноречиво, что даже их масштабы пока не установлены (да и вряд ли могут быть установлены корректно, так как в этот период нередко имели место массовые бессудные расправы с «классовыми врагами», что, естественно, никак не фиксировалось в документах). Имеющиеся оценки жертв «красного террора» колеблются от нескольких десятков тысяч (50–70) до более миллиона человек.



II. Другая массовая категория репрессированных по политическим мотивам — крестьяне, административно высланные с места жительства в ходе кампании «уничтожения кулачества как класса». Всего за 1930–1933 гг., по разным оценкам, вынужденно покинули родные деревни от 3 000 000 до 4 500 000 человек. Меньшая часть из них была арестована и приговорена к расстрелу или к заключению в лагерь, около 2 000 000 стали «спецпоселенцами» в необжитых районах Европейского Севера, Урала, Сибири и Казахстана. Остальных лишили имущества и расселили в пределах своих же областей, кроме того, значительная часть «кулаков» бежала от репрессий в большие города и на индустриальные стройки. Последствием сталинской аграрной политики стал массовый голод в Казахстане, России и Украине, унесший жизни 6 000 000 или 7 000 000 человек (средняя оценка), однако ни бежавшие от коллективизации, ни умершие от голода формально не считаются жертвами репрессий и в Книги Памяти не включаются.

III. Третья массовая категория жертв политических репрессий — народы, целиком депортированные с мест традиционного расселения в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан. Наиболее масштабными эти административные депортации были во время войны, в 1941–1945 гг. Одних выселяли превентивно, как потенциальных пособников врага (венгры, греки, итальянцы, корейцы, немцы, румыны), других обвиняли в сотрудничестве с немцами во время оккупации (калмыки, крымские татары, народы Кавказа). Общее число высланных и мобилизованных в «трудовую армию» составляло до 2 500 000 человек. На сегодняшний день почти нет Книг Памяти, посвященных депортированным национальным группам (в качестве редкого исключения можно назвать калмыцкую Книгу Памяти, которая составлена не только по документам, но и по устным опросам).



Несмотря на огромные перемены, происшедшие за последние годы во всех странах на территории бывшего СССР, проблема увековечения памяти жертв государственного террора остается нерешенной. Это касается всех аспектов проблемы — будь то реабилитация незаконно осужденных, или публикация документов, связанных с репрессиями, их масштабами и причинами, выявление мест захоронений казненных, или создание музеев и установка памятников. Не решен до сих пор и вопрос о публикации списков жертв террора. Сотни тысяч людей в разных регионах бывшего СССР (да и во многих странах мира, где живут наши соотечественники) хотят узнать о судьбах родственников. Но даже если биография человека включена в какую-то из Книг Памяти жертв политических репрессий, об этом очень трудно узнать: такие книги издаются, как правило, маленьким тиражом и в продажу почти не поступают — даже в главных библиотеках России нет полного комплекта изданных мартирологов.

Для того чтобы сохранить память о жертвах репрессий и помочь людям восстановить историю их семей, Общество «Мемориал» в 1998 г. начало работу по созданию единой базы данных, сводя вместе информацию из Книг Памяти, уже напечатанных или только подготовленных к изданию в разных регионах бывшего СССР.

Результатом этой работы стал выпуск в 2004 г. (1 345 796 имен) и 2007 г. (4-е издание, 2 614 978 имен) на CD дисках альбомов «Жертвы политического террора в СССР» [2], где представлены сведения о жертвах репрессий в 1918–1985 гг. из 62 регионов России, из всех областей Казахстана и Узбекистана и частично двух областей Украины — Одесской и Харьковской. В 4-е издание впервые включено более 750 000 имен раскулаченных и депортированных, реабилитированных органами МВД 60 регионов России, а также более 25 000 имен спецпоселенцев только из одной области Украины — Одесской.

Однако стоить отметить, что любые списки не являются полными [3].

В списках «Мемориала» отражены в основном репрессии, осуществлявшиеся на территории России (около 90 % справок). Данные, полученные из Казахстана, содержат в общей сложности около 100 000 имен, из Белоруссии — примерно 80 000. Это весьма заметная часть от общего числа репрессированных в судебном или квазисудебном порядке в этих республиках. Украина представлена очень фрагментарно: удалось получить оттуда всего около 40 000 справок (в основном из Одесской области и в очень небольшой степени из Харькова [4] и Мариуполя) — цифра, конечно, совершенно несопоставимая с общим масштабом репрессий на территории Украины. Фрагментарны и сведения по еще двум республикам: Киргизия — около 12 000 справок, Узбекистан — около 8 000. К сожалению, в обоих случаях справки эти не слишком информативны. Данные по остальным бывшим союзным республикам не представлены вовсе.



Как показывает практика, в Интернете существует несколько on-line баз данных, в которых присутствуют сведения, отсутствующие в данном издании «Мемориала».

Вот некоторые из них:

  1. Проект «Возвращенные имена» [5].
  2. Список граждан, репрессированных в 1920-х годах на территории Рязанской губернии [6].
  3. Списки репрессированных по Ростовской области и Краснодарскому краю, а также дополнительный список [7].
  4. Фамилии расстрелянных на Стеле Центрального кладбища Хабаровска, (Новости от 07.11.2005 г. [8]).
  5. Сайт Львовского общества «Пошук» [9].
  6. Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века [10].
  7. Проект «Открытый архив» [11].
  8. Проект «Репрессированная Россия» — 1 422 699 персоналий [12].
  9. Тематическая база данных на репрессированных поляков, проживавших в Алтайском крае и осужденных в 1919–1945 гг. по ст. 58 УК РСФСР [13].
  10. Объединенная база данных (ОБД) «Мемориал». Присутствуют сведения о приговорах Военных Трибуналов в 1941–1945 гг. [14].

О чем говорит такое разнообразие источников? Только о том, что многие тысячи фамилий Ваших родственников, которые были репрессированы, остаются неизвестными.

Все эти репрессии находили отражение в тех или иных документах, архивно-следственных делах, которые и сейчас хранятся в ведомственных архивах правоохранительных органов и спецслужб. Только небольшая их часть была передана на хранение в государственные архивы.

Вы и только Вы можете не только узнать неизвестные страницы из истории Ваших родных, но и восстановить из небытия их честное имя.

Литература

  1. Использованы сведения Международного общества «Мемориал». Международный «Мемориал» [Электронный ресурс].— Режим доступа: www.memo.ru. [Электронный ресурс].— Режим доступа: www.memo.ru.—Загл. с экрана (01 янв. 2009).
  2. С ноября 2008 г. списки из альбома 2007 г. выпуска с дополнительными сведениями, примерно о 30 000 репрессированных, размещены в Интернете. Жертвы политического террора в СССР [Электронный ресурс].— Режим доступа: www.lists.memo.ru.— Загл. с экрана (01 янв. 2009).
  3. На форуме сайта vgd.ru (тема «Народный Мартиролог») родственникам репрессированных, которые не нашли их имена ни в одной Книге Памяти, предлагается размещать сведения для дальнейшей передачи их «Мемориалу» и включению в последующие издания списков.
  4. По Харьковской области представлены данные только о 1 700 реабилитированных харьковчанах. В тоже время первая из восьми запланированных книг Харьковского тома серии «Реабилитированные историей» (800 страниц, тираж 3 000 экз.) вышла из печати только в мае 2005 г. В первую часть Книги первой вошли в алфавитном порядке около 6 000 имен граждан, пострадавших от политических репрессий в период 1919–июнь 1934 гг., фамилии которых начинаются на буквы А–М.
  5. Возвращенные имена: Северо-Запад России [Электронный ресурс].— Режим доступа: http://visz.nlr.ru:8101.— Загл. с экрана (01 янв. 2009).
  6. Список граждан [Электронный ресурс].— Режим доступа: http://www.hro.org/ngo/memorial/1920/book.htm.— Загл. с экрана (янв. 2004).
  7. Списки репрессированных [Электронный ресурс].— Режим доступа: http://vsosnickij.narod.ru/0191.doc; http://vsosnickij.narod.ru/024.doc; http://vsosnickij.narod.ru/Dopolnenie_Rostov.doc.— Загл. с экрана (01 янв. 2009).
  8. Новости от 07.11.2005 г. [Электронный ресурс].— Режим доступа: http://vsosnickij.narod.ru/news.html.— Загл. с экрана (01 янв. 2009).
  9. Пошук [Электронный ресурс].— Режим доступа: http://www.poshuk-lviv.org.ua.— Загл. с экрана (01 янв. 2009).
  10. Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви ХХ века [Электронный ресурс].— Режим доступа: http://sr.isa.ru/kuzn/frames/m/index.html.— Загл. с экрана (06 дек. 2008).
  11. Московская правда: Возвращенные имена [Электронный ресурс].— Режим доступа: http://www.mospravda.ru/returned/a/.— Загл. с экрана (06 дек. 2008).
  12. Репрессивная Россия. Книга Памяти [Электронный ресурс].— Режим доступа: http://rosagr.natm.ru/memorybook.php.— Загл. с экрана (21 янв. 2009).
  13. Тематическая база данных на репрессированных поляков [Электронный ресурс].— Режим доступа: http://www.archiv.ab.ru/r-pol/repr.htm.— Загл. с экрана (06 дек. 2008).
  14. Обобщенный электронный банк данных [Электронный ресурс].— Режим доступа: http://www.obd-memorial.ru.— Загл. с экрана (06 дек. 2008).

Продолжение следует.

Виталий Сосницкий, Яна Чуйкова. Великая Эпоха, Украина
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...