• Языковой вопрос в Украине: раскол или объединение?

  • Алина Варфоломеева | Великая Эпоха
    Среда, 3 октября 2012 года

«В нынешних условиях это может привести к одному — к расколу Украины», — прокомментировал закон о принятии региональных языков спикер Верховной Рады Владимир Литвин журналисту Великой Эпохи во время онлайн-конференции 20 сентября.

По словам политика, линию этого раскола не трудно предсказать. Литвин считает, что должен быть один государственный язык, а все другие языки должны иметь право и возможность на развитие, но при одном условии — не за счёт украинского языка.

Возможно, именно поэтому 3 июля в день принятия законопроекта, который вызвал много противоречий, он не присутствовал в Верховной Раде. Вынес на голосование закон о языках его заместитель, Адам Мартынюк. Тогда за законопроект проголосовало большинство депутатов Верховной Рады — 248 из 450 — его поддержали и члены правящей Партии регионов.

Языковой вопрос и выборы

Законопроект о языках, который разработали и инициировали члены правящей партии, имеет целью усилить доверие со стороны своего электората и заручиться поддержкой сторонников языкового закона — языковые нововведения приходятся на период предвыборной борьбы, отмечают политологи.

«Все прекрасно понимают, что этот закон выполняет, прежде всего, роль достаточно эффективной предвыборной технологии, — комментировал ранее ситуацию Владимир Фесенко. — Я считаю, что с этим законом поиграют до выборов и во время выборов, а после выборов будут думать, что с этим законом делать дальше, нужно его оставлять как действующий закон».

Серьёзно к языку, если честно, во власти никто не относится — это как некоторый козырь, который используется перед выборами

Евгений Головаха, заместитель директора Института социологии НАН Украины 
Перед прошлыми выборами в Верховную Раду, которые состоялись в 2007 году, в Партии регионов обещали ввести в Украине второй государственный язык — русский. К выполнению своих обязательств политики подошли в 2012 году, за четыре месяца до следующих парламентских выборов, которые должны состояться 28 октября.

Уже через месяц после принятия законопроекта создаётся рабочая группа по его «доработке», в которую входят члены правящей партии. К концу августа стали известны предварительные результаты работы этой группы. Для того, чтобы законопроект не противоречил ни Конституции Украины, ни Европейской Хартии о региональных языках, его нужно будет существенно переделать: таким образом, что статус регионального языка русский, татарский, румынский и другие распространенные в Украине вряд ли смогут получить.

Почему так? Заместитель директора Института социологии НАН Украины Евгений Головаха говорит:

«Это свидетельство того, что есть определенное понимание, что тот языковой проект был неуместен и будет действительно способствовать углублению противоречий в обществе, — убеждён эксперт. — у Кучмы так было, а теперь у регионов. Серьёзно к языку, если честно, во власти никто не относится — это как некоторый козырь, который используется перед выборами».

Мнения обычных людей

Что же простые люди думают об официальном статусе русского и других языков в Украине? Языковой вопрос вызывает различные эмоции в обществе, порой противоречивые.

Репортёры Великой Эпохи выясняли отношение прохожих к предоставлению региональным языкам официального статуса. Реакция людей была разная: от воодушевления, патриотизма до полного безразличия к принятому закону. Кто-то выходил на митинги и акции протеста, а кто-то продолжал жить своими повседневными заботами:

Господин Василенко, пенсионер: «Конечно, украинский язык должен быть основным, а то, что в регионах придумали — это глупости. По-русски у меня в семье никто не говорит, но я двуязычный в принципе. Киев — каким городом был? В основном, русскоязычным. Но это неправильно. Все государственные учреждения должны работать слаженно, на одном языке. Люди лукавят, некоторые говорят: да, так [имеется в виду поддержка единого языка в государстве, украинского — прим. ред.], а сами говорят на русском. Канадцы, например, они по-французски говорят, это веками повелось. У нас должен быть украинский. Русский стал распространяться при Советском союзе, они считали, что Россия — мать всех государств».

Елена, предприниматель, говорит по-русски: «Честно, я ничего об этом не думаю, даже не пытаюсь углубляться. Родители по-русски говорят, учились на русском, писали… Мы, молодое поколение, стараемся поддерживать украинский язык».

Подружки Катя и Надя отвечают по-русски.

Катя, студентка колледжа: «Я считаю, что это нормально, в семье поддерживают то, что русский язык нужен. Его сейчас не могут отменить — всё равно люди не перестанут на нём разговаривать».

Надя, школьница: «Я ничего не имею против русского, но считаю родным украинский, и национальным языком должен быть украинский, я считаю. Мы должны им гордиться».

Ульяна, врач-интерн, отвечает по-украински: «У меня в семье говорят только на одном языке, на украинском. Спокойно отношусь к тем, кто говорит на русском, кто общается на украинском — все мы люди, независимо от того, на каком языке разговариваем, главное, чтобы понимали друг друга. К принятию закона о региональных языках отношусь отрицательно — никто никому не запрещает общаться на каком угодно языке, но государственный язык должен быть один».

Наталья, технолог в химической лаборатории, отвечает по-украински: «У меня отношение к развитию региональных языков нормальное. Если люди требуют — почему этого не должно быть. В семье по-русски говорят, украинский 10 лет в школе изучали и 6 лет в институте, а на работе — по-украински».

Вячеслав, руководитель отдела продаж, отвечает на русском: «Я говорю по-русски потому, что родился в Советском Союзе и русский — мой родной язык. Какой язык будет государственным — мне абсолютно безразлично, я прекрасно владею и украинским. И тот шум, который поднимается вокруг закона о языках — это не более, чем политика, и отвлечение народных масс от того, что происходит в стране».

Языковой вопрос в Украине: как это было в 2012 году

Закон о статусе региональных языков Верховная Рада приняла 3 июля 2012 года. На следующий день спикер Верховной Рады Владимир Литвин подаёт в отставку, заявляя, что никогда не подпишет спорного законопроекта, а 6 депутатов-оппозиционеров из круга Вячеслава Кириленко объявляют голодовку.

Ещё с ночи представители патриотических, националистических сил, деятели культуры и общественные активисты начинают собираться на митинг к Украинскому дому — центру культурного и делового сотрудничества — где утром 4 июля Президент Украины должен дать пресс-конференцию. Митингующие требуют от Президента наложить вето на Закон: напряжение в обществе растёт, и приблизительно в 11:00 утра 4 июля под Украинским домом происходят столкновения митингующих с бойцами спецподразделения «Беркут».

За несколько дней Верховная Рада отклоняет заявление Литвина об отставке — против проголосует 266 парламентариев. А это значит, что именно спикеру придется подписывать законопроект перед тем, как давать на подпись Президенту. Интрига вокруг спорного законопроекта растёт, и политологи высказывают мнение, что власть пытается уговорить Владимира Литвина подписать Закон.

Так или иначе, через 28 дней, 31 июля, спикер Владимир Литвин всё же подписывает этот закон, однако выражает требование доработать его.

Президент страны подписывает его 8 августа. За следующие несколько недель районные советы многих восточных областей без проведения референдумов принимают второй государственный язык — русский.

После подписания языкового закона Президентом создается рабочая группа по его доработке, которую возглавляет вначале Раиса Богатырёва, затем — Николай Азаров. По результатам работы группы будут вноситься правки принятому закону и разрабатывать программу развития украинского языка. Когда? Вероятно, уже после выборов.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...