• Секретный документ решает судьбу беженца

  • Пятница, 18 июля 2008 года

На днях Украина отказала в предоставлении статуса беженца китайцу, последователю Фалуньгун. Причина — он не подпадает под определение беженца, но представитель этого китайского гражданина в суде уверен, что это было сделано под давлением китайского посольства.

Секретное письмо

Для китайца Сяо Луня (псевдоним) Украина уже стала второй родиной. 10 лет тому назад он приехал в Киев изучать русский язык.

После окончания университета вернуться в Китай он уже не может, говорит, что там его ожидают пытки и даже смерть.

«В Китае 9 лет происходят репрессии последователей Фалуньгун — системы самосовершенствования души и жизни по принципам истины, доброты и терпения, — рассказывает Сяо — Еще до начала репрессий я уехал в Украину учиться. Последователи Фалуньгун в Китае подвергаются очень сильным и жестоким пыткам, у них также насильно извлекают жизненно важные органы для продажи. А тела, чтобы скрыть улики — кремируются. Моего близкого друга в Китае убили…».

Более года тому назад Сяо подал иск на получение статуса беженца. Решение суда постоянно переносилось, и только во вторник, 15 июля, он получил документ с отказом, датированный 19 июня. Китаец подозревает, это случилось из-за давления Коммунистической партии Китая (КПК), которая всячески пытается скрыть происходящие репрессии в КНР и очернить Фалуньгун.

Представитель Сяо, юрист Евгений Верес, разделяет опасения своего подзащитного. Он рассказывает, что ему удалось ознакомиться с соответствующим письмом в деле о предоставлении статуса беженца, заведенном на китайца в миграционной службе. при этом, ему запретили делать копии этого документа, а впоследствии отказались показать его вторично, что по словам Евгения, противоречит закону Украины об информации.

«Письмо было направлено в Государственный комитет по вопросам миграции 13 февраля 2007 г. от имени директора департамента консульськой службы Министерства иностранных дел Б.М. Базилевського, — рассказывает Евгений Верес, — я переписал дословно то, о чем говорилось в письме:

«По мнению МЗС Украины и посольства Украины в КНР подача гражданами КНР (их имена опущены в целях безопасности) прошений может быть политической провокацией заинтересованных стран, направленной на подрыв активизации всего спектра украино-китайских отношений.

…В посольстве КНР в большинстве стран мира даже введены отдельные должности дипломатов, которые занимаются исключительно проблемой сдерживания влияния Фалуньгун за границей.

…Следует отметить, что возможное предоставление Украиной политического убежища активистам движения Фалуньгун является крайне нежелательным, поскольку создаст очень не безопасный для КНР прецедент и непременно приведет к резкому ухудшению двусторонних отношений».

Г-н Верес возмущен тем, как украинские власти идут на поводу у официального Пекина:

«Я не перестаю удивляться, как от обычного китайского студента могут зависеть двусторонние отношения Украины и Китая. Очевидно, что больше всего компартия Китая боится того, что какая-либо страна будет осуждать китайский режим за те бесчеловечные пытки, нарушения свободы веры и других фундаментальных прав, которые он осуществляет по отношению к невинным людям».

Отказывать еще можем, давать статус беженца - уже нет.    

Кроме этого, Евгений Верес добавил:

«Законность принятия решения вызывает большие сомнения. А именно, 18 июня сего года Правительство Украины лишило Госкомитет всех полномочий в решении вопросов беженцев передав их другому органу. После этого официальные лица Госкомитета в частной беседе 1-го и 8-го июля сего года неоднократные заявляли мне, что Комитет не может больше ни предоставить статус беженца, ни принять решение об отказе. Несмотря на их заявления, неизвестно при каких обстоятельствах, уже 15 июля возникло решение об отказе в предоставлении статуса беженца. Из этого, я предполагаю, что решение было принято незаконно и настоящими механизмами его принятия, учитывая вышеуказанное письмо МИДа, вполне могло быть давление посольства КНР».

Г-н Верес убежден, что это письмо является прямым доказательством давления на органы миграционной службы и игнорированием фундаментальных прав человека в угоду дружбы Украины с коммунистическим режимом Китая. «Очень печально видеть, что Украина поддалась этому давлению, и временные экономические выгоды поставила выше человеческой жизни», — добавил Евгений Верес.

В Комитете национальностей и религий эти обвинения опровергают. Николай Ерух, директор департамента по вопросам беженцев, говорит, что решения они принимают взвешено и независимо:

«Мы анализируем страну, откуда прибыл человек, политическую, экономическую ситуации там. Принятие решений основывается на информации из различных источников, в том числе, правозащитных организаций и ООН. И те, кто действительно заслуживают статус беженца, его получают».

Молдова впереди Украины

По данным ООН, за прошлый год среди всех аппелянтов в Украине статус беженца получили менее 2%. Региональный советник по вопросам общественной информации Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев Наталья Прокопчук считает, что это связано с несовершенством украинского законадательства, а также с тем, что миграционные службы принимают непоследовательные решения. «Мы не согласны с такой политикой. Мы знаем, что этот процент должен быть выше, значительно выше, как в других странах. Например, в Австрии приблизительно 40% из тех, кто обращаются за статусом беженца, его получают. Даже в соседней Молдове, стране, которая по уровню развития отстает от Украины, этот процент составляет 13,5%», — добавила г-жа Прокопчук.

Правозащитники же более резки в своих обвинениях. Они утверждают, что заявления рассматриваются поверхностно, а ситуация с правами человека в стране, откуда прибыл беженец, не анализируется. При этом некоторых беженцев после отказа сразу же депортируют. Подобно тому, как это случилось с одиннадцатью искателями убежища из Узбекистана в феврале 2006 г. и с одиннадцатью из Шри-Ланки, в марте 2008 г.

Ирина Федорович, координатор проекта юридической помощи искателям убежища ОО «Центр Социальное Действие», отмечает:

«Когда у нас происходят случаи выдачи и депортации, мы подозреваем, что тут действуют договоренности на высших уровнях. То есть, Украине важнее сохранить лицо перед своими экономическими партнерами, той же Россией или Узбекистаном, чем обратить внимание на то, что человек находится в процедуре, и он под охраной международного законодательства, в частности Конвенции ООН о статусе беженцев. Этот документ был подписан Украиной в 2002 г., а значит, Украина согласна с тем, что „ни один беженец или искатель такого статуса не может быть принудительно отправлен на родину до тех пор, пока его дело не будет надлежащим образом рассмотрено“. Кроме этого, принудительное возвращение запрещено также украинским законодательством».

Г-н Эрух говорит, что Комитет отказывает в основном нелегальным мигрантам, для которых Украина — транзитная страна на пути к более развитым странам Европы. В случае же китайского гражданина должен был быть применен, так называемый, гуманитарный статус беженца, который не прописан в нашем законодательстве.

В соответствии с украинской Фемидой, после отказа решение можно обжаловать через суд. По словам Евгения Вереса, он собирается сделать это в ближайшее время. Кроме того, уже есть положительный пример: в мае Окружной административный суд г. Киева удовлетворил исковое заявление китаянки-последовательницы Фалуньгун. Постановление суда: девушке действительно угрожает опасность в Китае, и Комитет обязан отменить свое предыдущее решение и выдать ей статус беженца. Вот только в Комитете говорят, что принимать такие решения уже не в их компетенции.

Марта Когут. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...