• Пропало крупное наследство: рассказ киевлянки

  • Алина Варфоломеева | Великая Эпоха
    Вторник, 19 февраля 2013 года

Известно, что из-за наследства и родные люди могут поссориться. Однако историю, с которой женщина обратилась в редакцию Великой Эпохи, вряд ли можно отнести к банальным спорам о наследстве: слишком много в ней загадочных обстоятельств.

Как может человек повеситься перед получением крупной суммы денег, и куда исчезает затем его недвижимость? Почему может случиться так, что компенсация за гибель дочери может прийти на счёт уже мёртвого отца, а денежную компенсацию получит чужой для погибшей человек? Эта история затрагивает много вопросов и заставляет задуматься над тем, почему это произошло: из-за произвола и бездействия органов власти или из-за несовершенства законодательства, и являются ли претензии женщины, которая обратилась в редакцию, правомерными?

После смерти дочери на плечи Натальи легли заботы по воспитанию её внука — мальчику было меньше года. Оба родителя погибли в авиакатастрофе в Греции в далёком 1997 году. Тогда Наталье приходилось труднее всего: женщина говорит, что кроме отчаянья после смерти дочери, добавились заботы о том, где достать денег на нянь для внука.

После выяснения обстоятельств катастрофы ЯК-42 авиакомпания начала выплачивать родственникам пострадавших компенсации. Возмещение за смерть девушки направили на счета её матери и отца (которые на тот момент были разведены), а также осиротевшего сына. Только потом Наталья выяснила, что две трети компенсации должен был получить мальчик.

Тогда у женщины с маленьким ребёнком на руках было много хлопот, и о бывшем муже (Анатолии Жукове), отце её погибшей дочери, Наталья и не вспоминала. Раньше он звонил ей время от времени, просил помочь материально — но Наталья сильно не обращала внимания на просьбы. Думала, что человек с двухкомнатной квартирой, двумя гаражами и иномаркой сможет сам себя обеспечить: комнату и гараж можно сдавать в аренду, можно и в такси пойти работать. После развода он женился во второй раз, но через какое-то время развёлся, у Натальи тоже была своя семья.

В 2010 году Наталья случайно узнала о том, что её бывший муж уже давно ушёл из жизни — повесился ещё в 2002 году. Тогда он должен был получить компенсацию за смерть дочери размером свыше 12 тысяч долларов, на то время большую сумму — за такие деньги в 2002-м можно было купить квартиру. Тогда женщина вспомнила, что бывший муж незадолго до смерти просил Наталью переписать данные его паспорта: говорил, что чувствовал себя неуверенно.

Выяснилось, что у мужчины было завещание, по которому всё его состояние переходило ко второй — на тот момент уже бывшей жене — Татьяне Майданюк, однако имущества никакого уже не было. Куда-то исчезли его двухкомнатная квартира на улице Ереванской и гаражи, а также квартира на улице Искровской, которая принадлежала его матери — на то время женщина тоже ушла из жизни. Других родственников умерший не имел.

Когда Наталья впервые обратилась к нотариусу — главе 9-й Киевской государственной нотариальной конторы — ей показали завещание, под которым имя бывшего мужа было напечатано — обычно завещания подписывают от руки, а подпись стояла не его. Наталья заметила и сказала об этом, но потом пожалела. На следующий день нотариуса уже не было на месте — она болела, а когда появилась через несколько недель, завещание было другим, говорит Наталья: немного изменилось содержание, была поставлена «нормальная» подпись и само завещание было написано на другом бланке. Женщина заметила это по цифрам серии завещания: в первый раз они были красными, а в следующий — черными. Позже графологи неофициально скажут Наталье, что подпись подогнана под содержание, но экспертизу женщина не заказывала.

Кроме того, документы на получение компенсации после авиакатастрофы, в которой погибла его дочь, Жуков должен был подать после 28 февраля 2002 года. Повесился или был повешен он за 17 дней до той даты — 11 февраля. Однако деньги на счёт каким-то образом поступили: возможно, документы за него предъявил кто-то другой, говорит Наталья. Компенсация за смерть дочери пришла на счёт уже не отца, а его наследника — бывшей жены — чужого человека для погибшей.

Наталья искала, с чем можно обратиться в суд обжаловать завещание. Обнаружила, что заявление на получение наследства бывшая жена Анатолия Жукова, Татьяна Майданюк, подала более чем через 8 месяцев после смерти, тогда как его нужно подавать в течение 6 месяцев.

Кроме того, по реестру нотариальных бланков Наталья выяснила, что частный нотариус С. Петрова, которая оформляла завещание, использовала в тот день аж 401 бланк — предполагает, что списала всё одним числом, а использовала позже. А в свидетельстве о праве на наследство другой, уже государственный, нотариус указал неточный адрес: не был указан корпус. Наталья хотела обжаловать и то, что в завещании было указано «моей жене Татьяне Майданюк», а на момент смерти и получения наследства они уже 3 года были разведены.

«Нотариус получил деньги, а потом уже поздно было отступать», — считает женщина.

Она обратилась в Соломенский суд, однако, по её словам, следствие и прокуратура не подали ни одного ходатайства и не выяснили, как денежная компенсация после авиакатастрофы поступила на счёт уже умершего мужа и перешла к чужому человеку. Не исследовали также, куда исчезла вся недвижимость погибшего, а также не провели анализ почерка в завещании и судебно-психологическую экспертизу.

«Мы никакой информации не могли поднять, мы не могли полноценно защищаться», — говорит нынешний муж Натальи.

Позже подали в Апелляционный суд — он оставил приговор в силе, а Высший специализированный суд не стал рассматривать дело. С конца 2011 года Наталья переписывалась с Министерством юстиции — просила провести расследование, но тоже безрезультатно. Сейчас женщина ищет другие законные возможности «установить справедливость» и уверена, что должна довести дело до конца.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...